f v t

"ЛЮДИ КАЗАЛИСЬ НИЧТОЖНЫМи И БЕССИЛЬНЫМИ": 9/11 глазами очевидцев

Почти три тысячи человек стали жертвами атаки террористов на США. 11 сентября 2001-го 19 смертников смогли пройти на борт четырех самолетов. Два врезались в 110-этажные башни-близнецы Всемирного торгового центра (ВТЦ) в Нью-Йорке, третий самолет рухнул на здание министерства обороны США в Вашингтоне, а четвертый упал в 80 милях от города Питсбург. 

Личности всех террористов были установлены: это граждане Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ и Ливана. Они были связаны с террористической организацией "Аль-Каида", находились в США на законных основаниях, а некоторые из них прошли обучение в американских летных школах.

Что сегодня помнят об 11 сентября 2001 года очевидцы событий — в материале ТАСС.

"

Прокрутите Вниз

 8:46

BOEING 767 — РЕЙС 11 AMERICAN AIRLINES — ВРЕЗАЕТСЯ В СЕВЕРНУЮ БАШНЮ ВТЦ

Взгляд со стороны

Джоан Стюарт, сотрудница компании GlaxoSmithKline:  

"Наша компания GlaxoSmithKline только-только купила другую компанию, базировавшуюся в Джерси-Сити, на берегу Гудзона. Вид оттуда на Манхэттен открывался просто сумасшедший. Обычно, приезжая туда, я брала чашечку кофе и вставала перед окном. И в тот день все было как обычно. Я приехала около девяти утра, зашла в кафетерий, стою, любуюсь, день выдался ясный, настроение было прекрасное.

И вдруг смотрю: летит самолет. Удивилась, почему так низко. И через секунду он плавно-плавно врезается в первую башню. Первой моей мыслью было: снимают фильм и это какой-то невероятный спецэффект. Я стою с чашкой кофе у окна, в голове полный сумбур. Пламени в небоскребе видно не было, только огромный столб пыли.

Чувствую, как сзади меня собирается толпа, поднимается ропот. Где-то минут 15 мы все стояли как завороженные. И тут еще один самолет врезается во вторую башню. Началась паника, все вокруг забегали, а я стою у окна, будто прилипла. Держу эту несчастную чашечку кофе, из которой не отпила ни глотка".

Взгляд изнутри

Джэнис Брукс, сотрудница компании Euro Brokers: 

"Я приехала в офис рано, около 7:30. Гил Шарф, глава Euro Brokers и мой босс, был в Лондоне, и мне нужно было переслать ему отчеты за предыдущий день.

Позавтракав, я отправила первый факс и начала собирать данные для второго отчета.

Помню, как подняла трубку, чтобы позвонить в Лондон, и услышала громкий взрыв. Монитор моего компьютера заморгал, все мерцало. Я увидела, как из окна офиса напротив летела бумага, было много пыли.

Какой-то мужчина прокричал: "Все, уходим отсюда!" Я уже было хотела уйти, но сперва решила позвонить в Лондон и рассказать, что происходит. Трубку снял управляющий директор лондонского представительства. Я очень хорошо помню наш с ним разговор.

— Роб, что-то происходит рядом с нами. С нами все в порядке, но мы уходим...

— Что-то происходит? Черт возьми, Джэнис, самолет только что влетел в здание — убирайтесь оттуда!"

8:50

ПРЕЗИДЕНТУ США ДЖОРДЖУ БУШУ — МЛАДШЕМУ ДОКЛАДЫВАЮТ О ПРОИСШЕСТВИИ


Грегг Хенсон, пожарный, расчет №24:


"Насколько я помню, вызов поступил где-то в 08:47, через минуту после того, как была атакована первая башня. Я и еще шестеро ребят сели в пожарную машину и прибыли на место. Затем мы с парнями проследовали с брандспойтами по лестнице в фойе северной башни ВТЦ. 

Никто не давал нам конкретных указаний это делать, но это стандартная практика, когда речь идет о высотках. 

В тот момент я точно не знал, что случилось, был ли это самолет или какой-то взрыв". 


Джонатан Вахтел, продюсер Fox News:


"В то утро я отвез ребенка в школу в Мюррей-хилл, на 32-й улице. Я уже ехал на автобусе на работу на другую сторону Манхэттена, когда получил на пейджер сообщение из бюро: "Небольшой самолет врезался в здание Всемирного торгового центра. Пожалуйста, съезди посмотри, что произошло".  

Я почувствовал, что дело срочное. Что бы ни врезалось в башни-близнецы, а такие инциденты уже были, это заслуживало внимания.  

В тот момент это не казалось терактом".

"

Прокрутите Вниз

 9:03

BOEING 767 — РЕЙС 175 UNITED AIRLINES — ВРЕЗАЕТСЯ В ЮЖНУЮ БАШНЮ ВТЦ

Взгляд изнутри

Джэнис Брукс, сотрудница компании Euro Brokers: 

"Мы выбежали в основной коридор, не зная, что делать. Я и мои коллеги оказались на пересечении нескольких путей и побежали к пожарному выходу.

Лестничная клетка была забита людьми, спускавшимися сверху. При этом все общались, даже подшучивали и в целом вели себя спокойно.

Когда мы спустились до 72-го этажа, прозвучало оповещение от службы безопасности здания. Они заверили нас, что здание в порядке, пожарные и спасатели не проводят эвакуацию. Нам сказали, что мы должны уйти с пожарной лестницы и вернуться в свои офисы. Мы начали подниматься обратно, но лестница была забита.

Я сделала буквально пять шагов, когда услышала глухой стук. Как позже выяснилось, башню протаранил второй самолет. Здание стало трястись. Я пошатнулась и прижалась к стене, а сзади обрушился потолок. Пепел и дым наполнили воздух. Я слышала крик женщины, от которого кровь застыла в жилах. Какой-то мужчина звал на помощь, а еще был слышен очень громкий стук. Оказалось, что за запертой дверью находились шесть человек, у всех был шок, они были в крови, все в порезах. Мы начали им помогать, когда услышали громкий звук, а затем увидели, как прямо на нас из другой башни летит огненный шар. Стекла вылетели, и в тот момент мы решили, что соседнее здание падает на нас". 


Взгляд со стороны

Дэннис Фредерик, сержант полиции:

"Оказавшись у ВТЦ, мы решили, что сначала должны эвакуировать столько людей, сколько можем. А затем будем искать погибших.

Поднимаясь по лестнице, сотрудники шутили, что могут получить загар, такие шутки приняты даже во время ЧП и являются частью культуры общения между полицейскими.

Нам потребовалось время для того, чтобы добраться до 26-го этажа. Там было много людей, которые пытались попасть на южную запасную лестницу, но она была забита. Кроме того, были и те, кто застрял в лифте. Пожарные пытались вытащить их. Но пожарные лестницы были переполнены.

По какой-то причине людей на нашем этаже стало слишком много. Эта ситуация представляла большую опасность, и я приказал всем эвакуироваться через центральную лестницу, по которой мы поднимались.

Многие из тех, кто воспользовался пожарным выходом, не хотели идти к другой лестнице, полагая, что это единственный путь. Они просто не видели ничего, кроме этой лестницы, и их нужно было отводить к другой.

Где бы мы ни останавливались, всюду начинал скапливаться дым. По лестницам все еще можно было идти, но они все больше напоминали дымоход для камина. Но нам нужно было побороть страх и работать так, как мы сами от себя до этого не ожидали".

Взгляд изнутри

Джэнис Брукс, сотрудница компании Euro Brokers: 

"Мы пробирались сквозь завалы, дым и темноту. К счастью, удалось найти выход на лестницу. Мы начали спускаться вниз. На лестничной клетке было светло, но на ступенях лежали куски бетона. Кроме того, там было много взорвавшихся банок с колой, и прорвало одну из труб. Вода лилась на пол, и он стал очень скользким. Но уже через шесть пролетов стало чище. Слышно лишь было, как люди кашляют и стонут. Одна из женщин страдала астмой, и ей приходилось останавливаться, чтобы отдышаться. Дама с порезанной рукой шла с трудом, ее нога кровоточила. Наступая на пол, каждый раз она оставляла кровавый отпечаток.

Я пыталась сдержать панику, и мой внутренний голос говорил мне: "Успокойся". Спустя какое-то время я увидела, что на моей рубашке была кровь, немного, но это меня шокировало. Я встала как вкопанная и начала стягивать ее с себя. Незнакомый мужчина сказал мне, что со мной все хорошо, но нам нужно двигаться. По пути нам никто не попадался, только на восьмом этаже мы увидели пожарных. Они шли наверх. 

Через десять пролетов раненая женщина остановилась и начала громко стонать. Она уже не могла идти и просила нас оставить ее там, прислать за ней помощь. Боб Ман, человек из нашей группы, сказал нет. Он усадил ее себе на спину, и так они прошли восемь, десять, двенадцать этажей... Все это время она плакала".

Взгляд со стороны

Джонатан Вахтел, продюсер Fox News:

"Когда мы ехали вниз по Пятой авеню, приближаясь к башням-близнецам, второй самолет врезался (в южную башню ВТЦ).

После этого огромный огненный шар, вызванный столкновением и взрывом, прошел над Пятой авеню. 

Водитель ударил по тормозам и отказался ехать дальше. В тот момент я уже понял, что это террористическая атака.

Я дошел до самого основания башен. В тот момент обе уже были охвачены огнем. Подходы к ним еще не были перекрыты, кроме того, у меня было удостоверение, выданное полицией.

Я слышал, как кто-то в эфире ТВ говорил, что на борту самолета, возможно, находятся химикаты, и я про себя подумал: "Черт подери". Кто-то еще сказал, что одновременно совершены 11 террористических атак. Было много дезинформации.

Я помню мужчину в куртке с надписью "ФБР", они уже начали расследование происходящего. Я краем глаза видел на земле какие-то фрагменты самолета, похожие на шасси, которые медленно горели.

Сотовая связь работала со сбоями. Было непросто дозвониться куда-то. Когда башни рухнули, все пошло к черту в плане связи.

В тот момент я думал о своем ребенке, о своей жене, об их благополучии, о своих родных… В тот момент я не думал о том, что могу умереть". 

"

Прокрутите Вниз

9:37

BOEING 757 — РЕЙС 77 AMERICAN AIRLINES — ВРЕЗАЕТСЯ В ЗАПАДНОЕ КРЫЛО ЗДАНИЯ ПЕНТАГОНА

Взгляд изнутри

Джон Ейтс, менеджер по безопасности в Пентагоне:

"Моя коллега спросила, знаю ли я, что происходит в Нью-Йорке. Я сказал, что нет, и она позвала меня к телевизору. Вокруг собралась толпа людей, я смотрел с ними минут пять, потом вернулся к своему столу и позвонил жене. Она сказала: "Сделай мне одолжение. Остаток рабочего дня работай из-под стола". Я рассмеялся, сказал: "Да, дорогая, я буду. Я люблю тебя, увидимся вечером".

Я вернулся к телевизору, толпа уже поредела. И в тот момент, когда я тоже решил отойти, самолет врезался в стену здания. Меня подбросило в воздухе, и когда я приземлился, то не понял, где нахожусь. Это испугало меня, потому что я знал, что и где расположено в нашем офисе, лучше, чем дома. Комната была просто черной, и все, до чего я дотрагивался, обжигало мне руки. Я пополз на четвереньках и понял, что двигаюсь в правильном направлении, когда стало светлее.

Оказавшись во дворе, понял, что сильно обожжен, потому что посмотрел на свои руки и увидел, как с них облезает кожа. Помню, как сидел на траве, а врач срезал с меня одежду. Врач сказал: "Этого — в первую очередь". Я многого уже не помню, но я помню, как жена разбудила меня, и я подумал, что еще 11 сентября. Но было уже 13-е.

В момент взрыва рядом со мной стояли пять человек. Выжил только я".

Взгляд со стороны

Андрей Шитов, шеф бюро ТАСС в Вашингтоне:

"В то утро мы с женой повезли ребенка на плановый осмотр к педиатру и сам момент атак пропустили, поскольку находились у врача. Но на обратном пути домой, в ближний пригород Вашингтона, проезжали мимо густо чадившего уже Пентагона. Удар пришелся как раз в тот из его фасадов, который обращен к осевой автомагистрали. Видели на придорожном склоне коллег-журналистов с телекамерами. Наряды вооруженной полиции присматривали за их работой, но не мешали.

Потом я возвращался на работу обратно уже другим, кружным путем, поскольку та же магистраль работала только на выезд.

Добирался в объезд по окружной автодороге часа два вместо обычного получаса.

К тому времени — через час-полтора после ударов — из столицы уже хлынул поток чиновников. Все, кому не обязательно было оставаться в центре города, получили указание разъезжаться по домам, к родным и близким.

Паники не было. По радио передавались призывы сохранять открытыми "коридоры" для пожарных, скорой помощи и полиции, и люди следовали этим указаниям.

Запомнился растерянный рефрен, звучавший в эфире разных новостных радиостанций: "Ну как же так? Ведь денек-то какой погожий..."

9:59

ПОЛНОСТЬЮ РАЗРУШАЕТСЯ ЮЖНАЯ БАШНЯ ВТЦ

Джонатан Вахтел, продюсер Fox News:

"Я находился на Черч-стрит. Пытался найти стационарную телефонную линию для связи с редакцией.

Я помню, как вошел в какой-то бар и обсудил с управляющим, могу ли воспользоваться их телефонной линией. Когда я вышел на улицу, я услышал страшный грохот. 

Позже я стал свидетелем того, как рухнула вторая башня, но в случае с первой рев был просто невероятным, как будто все вокруг меня засасывало в пропасть, вызванную землетрясением. Кругом все грохотало, звук был очень громкий. В этом районе очень плотная застройка, так что звук отражался от зданий, и эхо еще более усиливало эффект.

Я находился очень близко. Вокруг были здания, так что я был защищен от падающих обломков. Хотя если бы башня завалилась на бок, я бы наверняка погиб.

Я стоял как загипнотизированный, мне было любопытно, что, черт возьми, происходит, что будет дальше. Затем появилось это огромное облако. Огромное грязное облако, которое приближалось, подобно песчаной буре. 

Первым делом ты думаешь: "Ничего себе!" — а затем приходит мысль: "О боже, оно идет прямо на меня!"

В этот момент видишь, как начинают бежать люди. Многим из них удалось скрыться до того, как их накрыло облако. Мне это не удалось. Я помню, что башни были позади меня, я повернул налево, пробежав несколько кварталов, и в тот момент меня накрыло облако. Я бежал, но оно поворачивало за угол, словно преследовало меня.

Я перестал что-либо видеть, я не мог дышать. Я помню, как задыхался, как шел по улице вслепую, на ощупь, отчаянно пытаясь найти какое-нибудь укрытие, потому что знал, что в противном случае мне конец.

Я помню, что абсолютно ничего не слышал вокруг себя. Царила полная тишина, как будто у меня были затычки в ушах. Поначалу я слышал вой сигнализаций, но затем все затихло, потому что завеса была настолько плотной, что ни звук, ни свет не могли ее преодолеть.

Наступила гробовая тишина".

Взгляд спасателя

Эдвард Кэчиа, пожарный, расчет №53:

"Мы оказались в нескольких кварталах от ВТЦ, точнее от северной башни. Расчетам было приказано выдвигаться в здание. В этот момент люди стали выпрыгивать из окон. И только это было на уме у каждого из нас.

И тут рухнула южная башня. Она обвалилась в нижней части, а не в той, куда врезался самолет.

Все были потрясены, просто застыли на месте, видя, как рушится башня. Потом все бросились к гаражу, и нас будто внесло туда вместе с клубами пыли и обломками.

Обломки сыпались вокруг нас. Дышать было невозможно. Видимости никакой. Мы ничего не слышали, поскольку рот и нос были забиты пылью. Прошло несколько минут, и стали слышны отдельные голоса.

Пыль оседала. Было все еще трудно различать, что вокруг, но видно, где кто стоял.

Люди все еще выпрыгивали из окон второй башни, и были слышны удары тел о землю".

Взгляд журналиста

Джонатан Вахтел, продюсер Fox News:

"Я видел, как люди выпрыгивали из окон.

Когда я увидел это, то подумал о том, какой абсолютный ужас и беспомощность ощущали эти люди, я думал о том, через какие муки они прошли, чтобы решиться на подобное. Это разбивало мне сердце. Люди казались такими ничтожными в сравнении с этой исполинской башней.

Вообще масштаб происходящего казался таким странным… Я не могу сказать, что это было подобно взрыву атомной бомбы, но люди казались ничтожными и бессильными.

Я видел, как из башен выходят окровавленные люди. Это было похоже на кино. Все казалось каким-то нереальным.

Я отчетливо помню пожарных, которые входили внутрь со снаряжением, как перед этим они смотрели наверх и качали головой. Наверное, многие из них потом погибли.

Подобное ощущаешь, когда попадаешь в очень серьезное ДТП. Такой же шок, такая же непредсказуемая, физически опасная ситуация".

"

Прокрутите Вниз

10:03

BOEING 757 — РЕЙС 93 UNITED AIRLINES — ПАДАЕТ В ПЕНСИЛЬВАНИИ. ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ, ЧТО ЕГО ЦЕЛЬЮ БЫЛ КАПИТОЛИЙ ИЛИ БЕЛЫЙ ДОМ

Пассажиры рейса 93, узнав о захвате других самолетов, врезавшихся в ВТЦ, решили вернуть контроль над самолетом и взломать дверь пилотской кабины, где находились угонщики.


Джордж Буш — младший, президент США:

"На борту United Airlines рейса 93 были студенты из Калифорнии, металлург из Нью-Джерси, ветераны Корейской и Второй мировой войн, граждане Германии и Японии, пилот, который изменил график, чтобы взять жену в отпуск отпраздновать годовщину их свадьбы.

Когда пассажиры и экипаж поняли, что самолет был угнан, они отреагировали на это спокойно. Узнав, что террористы направили другие самолеты на цели на земле, они взяли на себя огромную ответственность… Они бросили вызов своим похитителям. Выбор, который они сделали, стоил им жизни, и они это знали. Многие позвонили своим близким, чтобы попрощаться, и повесили трубку, чтобы совершить свой последний подвиг.

Души 40 погибших на самолете оставили на земле очень много — супругов, детей и внуков, которым их очень не хватает. Они оставили успешные фирмы, перспективные карьеры и мечты, которые они уже никогда не смогут воплотить в жизнь. Но они оставили кое-что еще: наследие мужества и самоотверженности, которое всегда будет вдохновлять Америку".

Элис Хоглан, мать пассажира Марка Бингэма:

"Марк сказал, что самолет захвачен тремя мужчинами, которые утверждали, что у них бомба. Он сказал: "Я люблю тебя очень, очень сильно".

Он сидел впереди, возможно, видел все, что происходит, может быть, видел, что произошло в кабине самолета".


Преподобный Фрэнк Колаччио о пассажире Томасе Бернетте:

"Во время разговора с женой Диной Бернетт сказал, что один из пассажиров зарезан. Он сказал: "Я знаю, что мы все умрем — мы втроем собираемся что-то с этим сделать". 

Затем он сказал: "Я люблю тебя, дорогая". Это был конец разговора".


Джек Грэндколас, муж беременной пассажирки Лорен Грэндколас:

"Она была сильной. Каждый, кто ее знал, не сказал бы, что она может отступить от чего бы то ни было. Она так принимала жизнь — она не боялась. Никогда. Ничего. 

Позвонив с рейса, она сказала: "Джек, ответь, солнышко, ты меня слышишь?" Потом: "Хорошо. Я просто хочу сказать, что есть небольшая проблема с самолетом. Я в порядке. Я в полном порядке. Я просто хочу сказать тебе, как сильно я люблю тебя".

10:28

ПОЛНОСТЬЮ РАЗРУШАЕТСЯ СЕВЕРНАЯ БАШНЯ ВТЦ

История спасения

Джоан Стюарт, сотрудница компании GlaxoSmithKline:

"У моей мамы был знакомый по имени Лев. Он мальчиком пережил блокаду Ленинграда и много что еще, а в 1970-х перебрался в США. 

Ему было лет 70, он работал архитектором в башне, которая обрушилась второй. Лев рассказывал, что жизнь научила его никому не доверять. И это его спасло 11 сентября. 

Когда самолет таранил первую башню, Лев взял с собой сотрудницу, которая находилась в положении, и вместе с ней стал спускаться по лестнице с 56-го этажа (лифты не работали). 

Их встречают пожарные и говорят, мол, ситуация под контролем, возвращайтесь на свои места. Лев рассказывал, что послал их куда подальше и продолжал спускаться по лестнице. Им с беременной сотрудницей удалось добраться до выхода, когда второй самолет врезался в их высотку. Но они успели спастись".

Поиск погибших

Эдвард Кэчиа, пожарный, расчет №53:

"Мы смотрели на северную башню, и офицер сказал: "Думаю, и она скоро рухнет". Как раз в этот момент башня рухнула. Мы бросились к заводи в поисках убежища.

Офицер был уже у причала, а я не смог добежать и бросился на землю. Слышно было, как рушились стальные балки. Они падали повсюду. Казалось, что это конец. Ничего не было видно, нельзя было дышать. Все это продолжалось минут 10.

Потом начались попытки организовать поиск тех, кто попал под обвал. Помню, как ребята находили то тут, то там тела пожарных, их шлемы, их оборудование, машину, раздавленную обломками.  Мы пытались подобраться как можно ближе к телу и выяснить, прощупывается ли пульс. 

Если становилось ясно, что человек погиб, у этого места оставляли знак и двигались дальше в надежде найти живых".


Марк Стеффенс, экс-руководитель Управления медицинского обслуживания:

"Везде был черный дым и бегущие люди. По обе стороны Уэст-стрит стояло множество пожарных машин. Прямо перед нами возник, как нам показалось, огненный шар, и раздался взрыв. Повалил дым, прямо на нас. Я сказал коллеге: "Надо выбираться из машины". Так что мы выпрыгнули из кабины и спрятались под машиной. 

Тут мы ощутили ударную волну. Я прикрыл лицо. Боль была по всему телу, куда упали обломки. Когда я открыл глаза, вокруг было темным-темно. Я закрыл глаза и начал молиться. 

Когда я открыл глаза вновь, вокруг как будто бушевала метель. Все было белым, море белого цвета, и все взрывалось. Я сказал коллеге: "Надо выбираться отсюда". 

Нам удалось отъехать к причалу, откуда отходят катера к статуе Свободы. Оттуда открывался вид на место взрыва: везде лежал толстый слой белой пыли, обрывки газет летали повсюду. 

Мы вернулись в машину, включили габаритные огни, и машина стала пунктом по приему пострадавших.

Мы делали промывание глаз, и накладывали шины на переломы, и передавали респираторы как гражданским, так и полицейским. 

Мы были там, как представляется, на протяжении нескольких часов, пока в том районе не осталось никого из гражданских, только сотрудники служб спасения. Затем мы переместились в штаб спасательной операции". 

"

Прокрутите Вниз

Те, кто пережил 11 сентября в США, никогда не смогут забыть того, что произошло. "Съездите в Нью-Йорк в эти дни, вы ощутите, какой глубокой печалью наполнен там воздух", — говорит Джэнис Брукс.

Многие из тех, кто выжил, до сих пор находятся под наблюдением врачей: астма, рак легких, проблемы с сердцем и нервные срывы не редкость среди тех, кто был на месте терактов.

"Раньше я много бегал. Теперь нет. Я вел спортивный образ жизни, играл в баскетбол. Раньше я пел для своего старшего сына. Теперь я кашляю после того, как говорю определенное время", — рассказывает Джонатан Вахтел.

Но жизнь изменилась не только у тех, кто оказался на месте терактов. Это был первый теракт в прямом эфире. Видевшие кадры падающих башен уже не смогут их забыть.

Накануне 15-й годовщины терактов вашингтонский социологический центр им. Пью провел опрос, и выяснилось, что свыше 90% респондентов твердо помнят, где они находились и что делали, когда их застигло известие об атаке на ВТЦ. А почти половина американцев не чувствуют себя в безопасности и считают, что способность террористов провести новую крупную атаку на территории США теперь сильнее, чем в 2001 году. По словам организаторов опроса, это самый высокий показатель за последние 14 лет.

Над материалом работали

{{role.role}}: {{role.fio}}

В проекте использованы материалы корреспондентов ТАСС и данные из открытых источников

Фото: Jamie Squire /Allsport, Jimenez/Primera Hora/Getty Images, AP Photo/Chao Soi Cheong, AP Photo/Marty Lederhandler, AP Photo/Dan Loh, Mario Tama/Getty Images, AP Photo/Doug Mills, AP Photo/Ted S. Warren, AP Photo/Alexandre Fuchs, AP Photo/Quyen Tran, Eric J. TIlford/U.S. Navy/Getty Images, AP Photo/Beth A. Keiser, Ron Agam/Getty Images, NYC Office Of Emergency Management/Getty Images, Mario Tama/Getty Images, AP Photo/David Karp, Alex Wong/Getty Images, AP Photo/Louis Lanzano, Jose Jimenez/Primera Hora/Getty Images, AP Photo/Amy Sancetta, AP Photo/Suzanne Plunkett, Chris Hondros/Getty Images, Ron Agam/Getty Images, AP Photo/Bernadette Tuazon, AP Photo/Suzanne Plunkett, AP Photo/Gene J. Puskar, Jim Watson/Getty Images, AP Photo/Mike Derer