f v t

изобретатели в городе мирного атома

Популярные гаджеты, боты-наблюдатели и детекторы взрывчатки в метро. Как в Дубне создают разработки местные физики, московские стартаперы и международные корпорации

Город, ставший известным как центр ядерных исследований, "приютил" особую экономическую зону (ОЭЗ) "Дубна" в середине 2000-х. Сегодня здесь создают технологии, внедренные повсеместно: от метро до домашних аптечек. Статус резидента "Дубны" имеют 140 компаний. Как связаны их разработки с городскими камерами, медициной, добычей алмазов и японской философией минимализма — в материале ТАСС.

Камера "видит" подозрительную сумку в метро, лояльного покупателя и магазинного вора

Боксерская груша в виде манекена в бандане стоит посреди офиса "Радужных технологий". Сотрудники дали кукле имя — Геннадий. Почему инженеры в очках, чинно сидящие за мониторами, расслабляются не за компьютерными играми, а лупят грушу? Ответ: Геннадий — не просто груша, а экспонат. Справа от него стоит "умная" камера, прокачанная на поиск опасных ситуаций. Разработчики колотят снаряд, чтобы показать ей: так выглядит драка.

Это не просто боксерская груша для психологической разгрузки. С помощью снаряда инженеры "показывают" программе, к которой подключена камера: так выглядит драка

Продукт стартапа — бот-детектор, умеющий "видеть" внештатные ситуации в метро, в супермаркетах. Камеры — его "глаза". А опыт, позволяющий понять все верно, — "большие данные", которые разработчики загружают в его "мозг". Чтобы бот мог "увидеть" драку, нужно показать ему сотни драк. Чтобы заметил вора — ролики, где люди воруют в магазинах или на улицах.

"Мы с коллегами были научными сотрудниками в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне, — рассказывает Павел Сажин, соучредитель компании. — А компьютерное зрение, искусственный интеллект — это то, чем интересовались в свободное время. Однажды подумали: "Что полезного можно сделать в этой сфере?" В 2012 году Фонд Бортника финансировал технологии для модернизации образования. Мы взяли грант на создание системы безопасности в школах. Это, грубо говоря, "умные" камеры, подключенные к программе, которая умеет распознавать драки и оставленные предметы и сообщает об этом охране. В 2014 году внедрили их в несколько школ, но начался финансовый кризис и разработка массово не разошлась".

Программу можно научить "видеть" драку, эмоции людей, оставленные предметы в метро

Зато инженеры получили опыт и захотели продолжать дело. Многие стартапы тогда взялись за биометрические разработки: идентификацию человека с помощью камер. Но Сажин и коллеги уже нацелились на решения в сфере безопасности и не захотели связываться с биометрией.

Такой алгоритм, как у "Радужных технологий", тоже может ошибиться. Но одно дело — проверить, правда ли на лавочке оставили вещь, а другое — задерживать человека.

"Узнаваний у нашей разработки — выше 98%: это вероятность определения реально оставленной сумки. Ложная тревога бывает на световые пятна или если хозяин отошел надолго от вещи так, что камера его не видит, — уточняет Сажин. — В 2016 году мы начали подключать камеры на станциях петербургского метро. Сейчас они работают на половине станций и настроены на поиск брошенных предметов и скопления людей в местах, где так не должно происходить, например у эскалаторов. В казанском метро, где мы внедряем разработку, детектор будет "видеть" еще и падение человека на рельсы".

Павел Сажин говорит, что его компания в России почти монополист:"У нас мало конкурентов, которые могут предложить хороший продукт. А спрос на такие решения — высокий"

"Умные" камеры в метро — "обкатанный" проект. Но это не все, на что способен бот-детектор.

"Мы научили камеры в спортивном гипермаркете в Дмитрове "видеть" людей, готовых к покупке, — говорит Сажин. — У ретейлеров есть два способа потерять клиента. Первый — не заметить: человек заинтересовался товаром, а продавца нет. Второй — уделить слишком много внимания: человек только зашел, еще не осмотрелся, а к нему идет продавец. Как работает программа? Она дает сигнал, если человек взял, скажем, кроссовок в руки. И еще собирает статистику о работе продавцов: сообщает, что один сотрудник в два-три раза чаще подходит к клиентам, чем его коллеги. 

Что такое ОЭЗ "Дубна"?

Особая экономическая зона "Дубна" открылась в наукограде в 2005 году. Это "городок" для инноваторов, расположенный на 217 га земли. Здесь есть и продолжают строиться офисы и заводы компаний, связанных с наукой и технологиями. ОЭЗ "Дубна" имеет особенный юридический статус, который дает право местному бизнесу на налоговые, таможенные льготы и другие виды помощи от государства. В "Дубне" нет грантов, но можно получить субсидии от правительства Московской области и администрации города благодаря его статусу наукограда.

Средняя статистика по обычному гипермаркету такая, объясняет Сажин: пришла тысяча человек, только 110–120 человек ушли с чеком. 

"Ретейлеры бьются за каждые дополнительные десять чеков. Возьмем сеть — 50 спортмагазинов. Выручка каждого — 600 тысяч рублей в день, это там, где на тысячу посетителей приходится 110 чеков. Поднятие конверсии даже на 1% — это плюс 6 тысяч. Умножаем на 365 дней — 2 млн рублей для одной точки, а для 50 — это 100 млн рублей в год. Мы ждем, что наша система поможет увеличивать конверсию на 1–3%".

Камеры в Дмитрове — это "пилот". Гипермаркет не платит за технологию, но помогает тестировать и дает "большие данные". В текущем году, планируют стартаперы, она будет готова для продажи. Еще инженеры начали создавать систему безопасности для магазинов.

"Программа распознает человека, который готовится украсть. Он обычно прячет вещь в сумку с фольгой или снимает радиометку. Перед этим у него меняется поведение: он оглядывается, резко двигает руками. Всего 16 параметров — как меняется физиология вора. Камере нужно понаблюдать 15–30 секунд, чтобы определить — "клиент вызывает подозрения". 

Однажды ложный сигнал в метро помог. Пенсионеру стало плохо с сердцем, он упал в "закутке" рядом с последним вагоном и не двигался, поэтому камера приняла его за брошенный предмет. Охрана получила сигнал, пришла на проверку, вызвала скорую помощь

Что дает статус резидента "Дубны"?

"Дубна" дает налоговые льготы, сравнительно дешевую аренду помещений, беспошлинный ввоз оборудования из-за рубежа, — перечисляет Павел Сажин. — Еще мы познакомились с некоторыми будущими партнерами с помощью менеджеров "Дубны". Но самое важное для нас — кадры. Здесь находится университет, который притягивает подкованную молодежь со всей страны и делает из них хороших математиков и физиков: они сразу после диплома готовы к работе над искусственным интеллектом".

21 грамм. Гаджет-спасатель для "сердечников"

"Недавно один наш клиент плохо себя почувствовал дома, подключил кардиофлешку, снял кардиограмму, отправил данные врачу — он увидел предынфарктное состояние и сказал срочно ехать в больницу. Успели!" — Надежда Набильская, гендиректор фирмы "Нордавинд" выкладывает на стол мотки проводов и простые с виду пластиковые флешки. 

Похоже на набор сисадмина, на самом деле это гаджеты для контроля состояния здоровья. И они — быстрорастущий тренд. Стартапы во всем мире создают браслеты, кулоны и другие мини-устройства, которые отслеживают десятки физических показателей: пульс, давление, сердечный ритм. Если 20 лет назад, чтобы сделать кардиограмму, нужно было посетить поликлинику и альтернативы не существовало, то теперь можно купить маленький кардиограф.

Кардиофлешка  это популярный медицинский гаджет. Сегодня во всем мире создаются удобные маленькие устройства, позволяющие следить за здоровьем 

В "Нордавинде" занялись разработкой домашних электрокардиографов в 2014 году. 

Сегодня у компании два продукта — один предназначен для врачей, а второй, самый массовый, — для обычных людей. 

Кардиофлешка с четырьмя электродами, которые крепятся к телу, с помощью провода подключается к смартфону, заранее надо скачать бесплатное мобильное приложение. Это гаджет для домашней аптечки. Человек без медобразования может с ее помощью снять кардиограмму и сохранить для консультации с врачом либо отправить в облачный сервис "КардиоОблако". Можно выбрать бесплатную автоматическую расшифровку или платный анализ реального доктора.

"Кардиофлешка не заменяет кардиограф в больнице. Она не видит сложные и специфические нарушения, — уточняет Надежда. — Но этот гаджет позволяет мониторить здоровье, чтобы понять: есть ли основания идти к доктору".

Кардиофлешка из домашней аптечки может определить предынфарктное состояние

Цена домашнего гаджета — 3,5 тыс. рублей, купить его можно в обычном магазине электроники или интернет-магазине.

Кардиофлешка для медработников не продается в масс-маркете и стоит дороже — 12 тыс. рублей. Она сложнее в обращении, у нее десять электродов, что позволяет получать полный объем данных о работе сердца.

"Фельдшер едет в глухое село на вызов, там нужно срочно сделать ЭКГ пациенту, но у врача нет с собой электрокардиографа — прибор либо слишком большой и тяжелый, либо слишком дорогой. Наша кардиофлешка весит 21 грамм, помещается в сумке, при этом снимает полноценную электрокардиограмму".

Гаджеты для "Нордавинда" собирают на двух российских заводах — в Твери и в Москве

Как научить программу отличать здоровое сердце от больного? Она "учится" на больших данных, как и любой алгоритм.

"Кардиофлешку создавали вместе с врачами-кардиологами. Они давали нам кардиограммы пациентов, а мы загружали их в программу. Еще мы провели в Дубне акцию "Здоровые сердца" — предложили всем желающим бесплатный прием у кардиолога. Люди обследовались, мы получали данные", — вспоминает Надежда.

Недавно разработали третью кардиофлешку: она, как первая, — для простого потребителя, но "считывает" больше данных о работе сердца. При этом уже в 2016 году гаджеты из Дубны покупали в других странах. 

Всего 91 страна, куда были поставки. Сейчас компания нацелена на то, чтобы продавать больше в России. Для этого проходит сертификацию по медстандартам.

Из чего состоит ОЭЗ "Дубна"?

Особая экономическая зона расположена на разных берегах реки Волга. На левом находится Российский центр программирования — 124 га: офисы компаний. На правом — промышленная зона.

Статус резидента имеют 140 компаний. Они условно разделены на следующие направления: медицинские и биотехнологии, IT, ядерная физика и нанотехнологии, сложные технические системы, композитные материалы. Самые популярные кластеры — медицинский и IT: в этом направлении работает почти половина компаний.

"Мы не можем говорить, что кардиофлешка — это медицинское изделие. Гаджеты еще не получили удостоверение от Росздравнадзора, — говорит Надежда. — Мы оформляем документы на приборы с августа 2017 года. Это долгий процесс. Сначала затягивалась подготовка документов. Росздравнадзор, допустим, не принимает документ и отправляет его на доработку. А нового рассмотрения нужно ждать 30 дней. Сейчас находимся на этапе клинических испытаний. Надеюсь, к концу года получим статус и сможем продавать приборы больницам и поликлиникам, а врачи смогут официально советовать их пациентам".

Инженеры уже работают над новой задачей — Bluetooth-модулем, с его помощью данные с прибора будут передаваться на смартфон или планшет без проводов. 

Одно из офисных зданий в особой экономической зоне "Дубна"

Что дает статус резидента "Дубны"?

"Дубна — город ученых. Хотя в особой экономической зоне нет грантов, можно получить субсидии от городской администрации. Нам выдавали субсидию на закупку оборудования, когда мы открывали юрлицо", — рассказывает Надежда.

Компания получила статус резидента, защитив бизнес-план. По условиям организация обязана заниматься технико-внедренческой работой. Поменять направление просто так нельзя. Изначально компания разрабатывала системы видеонаблюдения, а когда начала создавать кардиофлешки, то заключила дополнительное соглашение с ОЭЗ. Проверки бизнеса проходят раз в два года. Никаких барьеров, по словам Надежды, в "Дубне" нет.

"Дубна — просто хороший город для жизни и работы, — добавляет Надежда. — Наши сотрудники переехали с семьями из Москвы. И никто не пожалел".

Бизнес в России. Японские правила: скромность и минимализм

"Японцы очень скромны. У них маленькие квартиры, маленькие кабинеты, маленькие порции еды. И все очень аккуратно", — говорит Владимир Панарин о философии своего работодателя — компании "Аркрэй". Он управляющий производством. Его маленький кабинет, который он обводит рукой в подтверждение, соответствует этому стилю жизни.

Корпорация "Аркрэй" появилась в Японии в 1960-х. Сейчас это один из самых известных производителей медоборудования в мире. У него 17 филиалов в разных странах. Один из них — завод в Дубне, где выпускают глюкометры и тест-полоски для анализа разных биохимических показателей.

"Аркрэй"— не единственная компания с иностранным капиталом в "Дубне". Есть филиалы компаний из Южной Кореи, Германии, Индии, Бельгии, Кипра, Нидерландов, Белоруссии. Но в 2011 году японцы были в числе первых. А в 2012 году уже работало их производство. 

Владимир Панарин руководит производством японской корпорации в ОЭЗ "Дубна"

Топ-менеджеры, как и Панарин, — из России. А директор и его заместитель — из Японии. 

"Они очень много работают. Во сколько бы я ни пришел и ни ушел с работы — руководитель здесь", — говорит Владимир.

Какие льготы имеют резиденты "Дубны?"

Нулевой налог: на прибыль в региональный бюджет (первые восемь лет), на имущество (первые десять лет), земельный и транспортный налоги (пять лет).

Страховые взносы — от 14%.

Налог на прибыль в федеральный бюджет — 2%.

Низкая цена аренды земли под производство. Возможность выкупа участка за 15% от кадастровой стоимости.

Работать в России даже для такого крупного игрока трудно.

"Рынок очень конкурентный, — рассказывает Панарин. — У нас есть как бюджетные глюкометры, так и более дорогие. Противопоставляем качество. В случае нашего продукта это безупречная точность. Наш филиал на хорошем счету. У нас есть история успеха. Одну из линий тест-полосок мы запустили самостоятельно. А это, оказалось, первый случай в истории "Аркрэй". Раньше не было такого, чтобы филиал смог запустить линию без японских инженеров. А мы отправились на фабрику на Филиппины, которая уже выпускала этот продукт, посмотрели и по образу запустили линию у себя. Президент компании прислал нам за это грамоты".

Глюкометры и тест-полоски от российского завода "Аркрэй" продаются в аптеках, специализированных магазинах и через госзакупки в России и СНГ 

Владимир Панарин рассказывает с воодушевлением. Он работает в компании давно и уже принял бизнес-культуру, непривычную для российского менталитета.

"Вы слышали о японской философии "кайдзен"? Это система организации времени и производства. Она работает по принципу пяти "С": сортировка, соблюдение порядка, стандартизация, совершенствование, содержание в чистоте. Важно, как распределены на столе твои инструменты. В лабораториях расчерчены границы, где стоит стул, стол, стеллажи. Для чего? Стул стоит на определенном месте не для красоты, а так, чтобы никто об него не споткнулся, когда идет отгрузка продукции. Таким вроде бы мелочам уделяется много внимания. Сначала это кажется необычным, "ломка" характера происходит. Но в итоге понимаешь, что экономишь время. Японцы — педанты, и это хорошо".

А вот еще одно правило в "Аркрэй" — не экзотическое, а привет из Советского Союза. Сотрудники мотивированы изобретать, вносить рационализаторские предложения.

"Нельзя сказать, что требуют, но приветствуют, — объясняет Панарин. — Мы внедряем лучшие идеи, их авторы получают премию".

Любой сотрудник филиала мотивирован на изобретения. За это он получит премию

Что дает статус резидента "Дубны"?

"Компания давно хотела выйти на российский рынок, — объясняет Владимир Панарин. — Все крупные производители уже поставляли глюкометры и другие анализаторы в страну. Но менеджеры "Аркрэй" поняли, что выгоднее открывать свое производство. В Японии есть организации, которые помогают бизнесу выходить на международные рынки. Там нашим акционерам рассказали, что есть особые экономические зоны, где налоговые льготы и хорошие условия для технологической компании. Дубну выбрали, потому что здесь была подходящая площадка для производства".

Алмазы. Взрывчатка. Ядерная физика

Каково делать бизнес, если вы ученый-физик? Писать бизнес-планы, искать инвесторов. Основатели компании "Двин" — сотрудники Объединенного института ядерных исследований — не собирались становиться коммерсантами. Просто к ним регулярно приходили из разных министерств и просили создать ту или иную разработку. Так, в 2011 году поступил госзаказ на детекторы взрывчатки для вокзалов и метро.

"Детекторы — это переносные "ящики", аппараты, которые работают на основе технологии меченых нейтронов. Продукт наукоемкий, а применение его простое: аппарат позволяет обнаружить что-то маленькое, скрытое в большом", — говорит Татьяна Сыроватская, финансовый директор компании. 

Татьяна Сыроватская отвечает за бизнес и развитие компании. Ученые-физики, умеющие создавать полезные разработки, не задумывались о том, чтобы идти в коммерцию

Этот прибор, приводит она пример, может обнаружить вещество внутри закрытого объема: взрывчатку внутри сумки или в фуре с арбузами, жидкую взрывчатку в бутылочке из-под йогурта или шампанского, наркотики в металлической банке из-под чая.

"Если взрывчатку несут в металлической банке, обычный рентгеновский аппарат "видит" банку, — продолжает Сыроватская. — Наши детекторы "видят" то, что внутри. Важно: эти установки имеют радиационный фон — их нет там, где идут люди. Рентген, через который проходит багаж на вокзалах, не имеет отношения к нашей разработке. Если вас не задерживали в метро и не приглашали пройти в отдельную комнату, чтобы на специальном оборудовании "просветить" рюкзак, вы не видели детектор взрывчатки".

Детекторы управляются программой "Угадайка" — так назвали бота. "Ящик" — исполнитель, а "Угадайка" — мозг, который "видит", есть ли взрывчатка, и сообщает, куда надо.

В 2012–2013 годах оборудование установили на вокзалах и в метро Москвы, Санкт-Петербурга, на всех вокзалах регионов Северного Кавказа и других городах. Всего около 100 установок, их сейчас обслуживают сотрудники компании.

Ученым понравилось то, что можно делать на основе науки что-то прикладное и полезное. На этой волне они задумались: где еще можно применить технологию, позволяющую найти нечто маленькое и скрытое? 

Бот "Угадайка"  это "мозг" оборудования. Его можно научить находить как взрывчатку в сумке, так и алмазы в кимберлитовой руде

"В 2015 году мы пришли в "Сколково" с проектом "Диамант". Это разработка установок для поиска алмазов в кимберлитовой руде. Как происходит добыча камней? Драгоценные камни "спрятаны", как орешек в скорлупе, в руде. Внешне это серые булыжники. В одних кимберлитах есть алмазы, в других — нет. Все существующие установки могут обнаружить только "раскрытые" алмазы, те, которые видны на поверхности камня. Для этого руду дробят. Проблема — при дроблении кусков кимберлита разрушаются наиболее ценные крупные алмазы, массой от 5 карат и выше, что приводит к потере стоимости".

Установка "Диамант" включает нейтронный модуль, который распознает: есть алмаз внутри камня или нет. И дальше включается сепаратор: камни с алмазами выгружаются в одну сторону, без алмазов — в другую. Управляет этим процессом все та же "Угадайка", которую программисты научили распознавать алмазы. 

Два года ушло на разработку, на выходе ее протестировали на фабрике "Севералмаз".

"Продукт готов к внедрению на любом алмазодобывающем предприятии, — говорит Сыроватская. — Мы готовы выйти и на международный рынок. В прошлом году сделали и успешно испытали еще и анализатор горных пород (АГП), который умеет обнаруживать фосфор в апатитовой руде".

Сейчас физики работают над большей производительностью установок. Нужно проводить испытания, а это возможно не везде.

Установка "Диамант" "видит" драгоценные камни, скрытые в кимберлитовой руде

Что дает статус резидента "Дубны"?

"Лаборатория в институте ядерных исследований — единственное место, где мы испытываем оборудование. Дело в том, что установки имеют нейтронное излучение. В "Сколково" нет радиационно безопасных помещений, где мы могли бы проводить такие исследования", — объясняет Татьяна Сыроватская.

Поэтому сейчас "Двин" получает статус резидента ОЭЗ "Дубна". Чтобы быть поближе к лаборатории. Здесь руководителям все нравится.

"Нам готовы выделить в аренду участок, к которому уже подведены все сети, под строительство здания, где будут вестись исследования и работы, не связанные с излучением. Руководители "Дубны" идут нам навстречу, если у нас все будет получаться, по плану в следующем году мы переедем в собственный "дом".

Над материалом работали

{{role.role}}: {{role.fio}}