f v t

"ВОДУ НАМ ВЫЛИВАЛИ ПОД НОГИ"

История греческой семьи, депортированной из Крыма на Урал

18 мая отмечается День памяти жертв депортации народов Крыма. Именно в этот день 73 года назад НКВД отправил в Среднюю Азию первые эшелоны с крымскими татарами. Вслед за ними свои дома пришлось покинуть грекам, болгарам, итальянцам, армянам и другим народам — всего переселили более 250 тысяч человек. 

ТАСС начинает публикацию серии очерков о представителях депортированных народов. Воспоминания людей, переживших эти страшные события, их рассказы о жизни на Урале и в Средней Азии, о десятилетиях ожидания реабилитации и возможности вернуться на родину.

Скромная двухкомнатная квартирка неподалеку от центра Симферополя. Здесь живет Галина Лазаревна Темурчева (Михайлиди). Ей 78 лет. 

В июне 1944 года, когда ей не было еще и шести лет, ее вместе с семьей, как и более чем 14 тысяч крымских греков, депортировали с полуострова. Семья Галины попала в Свердловскую область. Вспоминая те трагические события, она не скрывает слез и непонимания, почему судьба сложилась именно так.

На сборы 15 минут

— Нам и тогда ничего никто не объяснял. Потом только узнали, что был указ Сталина о нашей высылке, но почему и за что — мы не знаем, — говорит Галина Лазаревна.

Их семья, в которой было еще два старших брата — Иван и Леонид, отец Лазарь Иванович и мама Мария Ильинична Михайлиди, жила в греческой деревне Скеля под крымской Балаклавой.

Двоюродные братья Галины были советскими партизанами, их буквально накануне освобождения полуострова выдал предатель.

— Их расстреляли на глазах у моей бабушки, она рвала на себе волосы и чуть не сошла с ума. Вот скажите, за что выслали крымских греков? Никто до сих пор не может сказать внятно. Ведь греки воевали на стороне СССР, — вспоминает Галина Лазаревна.

Семья Михайлиди во время жизни в Крыму, 1944 год (на фото слева). Жизнь в депортации - глава семьи Лазарь Михайлиди в Свердловской области (на фото справа)

Она рассказывает, что когда в село в апреле 1944 года вошли войска Красной армии, их встречали как освободителей, после почти трех лет немецкой оккупации. Никто и не думал, что они подвергнутся депортации.

После освобождения полуострова шестилетняя Галина работала в госпитале в родном селе, куда привозили раненых красноармейцев. Стирала бинты, готовила их для перевязок, помогала как могла.

Говорит, что ничто не предвещало беды. Но рано утром в дверь постучали вооруженные сотрудники НКВД и дали на сборы ровно 15 минут: 

— Отец тогда болел, мама что могла, то собрала в дорогу: еду какую-то, легкие вещи и все, нам же не говорили, куда нас отправляют, мы же ничего не знали.

Греков в крытых грузовиках доставили на станцию Сюрень в Бахчисарайском районе, откуда отправлялись эшелоны. Людей, вспоминает Галина Темурчева, было очень много. Отправляли их в товарных вагонах, в которых были устроены только деревянные полки. Еды и воды в пути почти не давали, а ехали они из Крыма больше месяца. Ехали в неизвестность.

В пути все делились между собой припасами, которые успели захватить из дому, помогали и роженицам. Одна из них родила дочку прямо в вагоне. 

Полвека без малой родины

После месяца пути эшелон с крымскими греками пригнали наконец в Свердловскую область, на станцию Баранчинская. Поселили депортированных даже не в домах, а в помещениях, где раньше содержали скот, буквально в бывших коровниках. Родители Галины долго не могли устроиться на работу.

"Знаете, еще до нашего приезда на Урал распространили слух, что едут предатели родины, нам даже воды не подавали. Если мы просили, просто выливали ее под ноги, — с горечью вспоминает Галина. — Потом отец устроился на работу — сторожем в детсад. Некоторые не знали, что он сам депортированный, так ему рассказывали, что вот из Крыма везут греков, они ужасно страшные, с крючковатыми носами, злые. А отец в ответ сказал: "Да еще и с рогами. Вот я грек — и что?" А ему отвечают, что, мол не думали, что греки такими бывают, обычными людьми".

Долгие 20 лет семья Михайлиди прожила в Свердловской области, здесь Галина и ее братья закончили техникум, пошли на работу, куда депортированных принимали неохотно. Затем она вышла замуж и с мужем уехала в Ташкент. Но все эти годы ее тянуло на родину, в Крым.

Говорит, что первый раз в Крыму побывала только в начале 1990-х годов, спустя почти 50 лет после депортации.

Купили небольшой участок земли в Симферопольском районе, начали строить дом, да так пока и не достроили.

"Маленькая Греция"

В скромной прихожей своей квартиры Галина устроила небольшой "греческий уголок", как она сама его называет. На стене изображение афинского Акрополя, греческий, российский и крымский флаги, разложены книги о крымских греках, иконы.

— Это моя малая Греция в Крыму, — говорит она, показывая в том числе и фотографии своего посещения Греции несколько лет назад. — Это тоже наша связь с исторической родиной, ведь греки в Крым пришли еще за сотни лет до нашей эры и многие населенные пункты на полуострове до сих пор носят греческие названия.

Еще Галина Лазаревна отмечает, что в ее небольшой квартирке на все праздники собирается вся большая семья. У нее две дочери, четверо внуков и трое правнуков.

Готовят блюда греческой кухни, в первую очередь греческий салат. Галина Лазаревна уверяет, что это не так просто, как кажется на первый взгляд: необходимо крупно нарезать все овощи: и помидоры, и огурцы, перец и обязательно брынзу, а не сыр, и обильно сдобрить это все оливковым маслом. Кроме того, одно из любимых ее греческих блюд — это сирон:

— Тесто готовится как на лаваш, затем нарезается и отправляется в духовку, после чего заливается творогом или топленым молоком, кефиром с чесночным соусом.

Крымские греки празднуют день возвращения в Крым ежегодно 3 июня. Празднования проходят в селе Чернополье Белогорского района. Здесь возведен храм Святых Константина и Елены, наиболее почитаемых у греков.

Галина Лазаревна говорит, что традиция возникла в начале 90-х годов прошлого века. Один из греков, который вернулся на родину и был депортирован именно из этого села, сохранил икону святых равноапостольных Константина и Елены, которая была с ним все эти долгие годы. После приезда в Крым началось строительство церкви, где и находится икона.

— Традиционно мы собираемся в этот день, готовим национальные блюда и обязательно танцуем сиртаки — наш греческий танец. Он нас объединяет, — отмечает она.

Спасибо, что нас оправдали

Галина Темурчева говорит, что только после указа о реабилитации, который в апреле 2014 года, сразу после воссоединения Крыма с Россией, подписал Владимир Путин, крымские греки ощутили на себе, что могут жить без оглядки на прошлое.


— Народ выслали из Крыма без объяснения причин, вообще просто так. За 23 года нахождения Крыма в составе Украины греки неоднократно поднимали вопрос о реабилитации, но так ничего и не добились. Только благодаря России мы сейчас ощущаем себя полноправными гражданами. Спасибо, что нас оправдали, хотя мы не были ни в чем виноваты. Это, конечно, больше в моральном плане для нас большая подвижка. Россия о нас заботится, — говорит Галина.

После официальной реабилитации те греки, которые подверглись депортации, получили некоторые льготы, в том числе доплату к пенсии, скидки на коммунальные услуги, если у кого нет газа, то оплачивается доставка угля, чего не было при Украине. 

Впрочем, получают эти льготы очень немногие — если в 1944 году в Крыму жило больше 14 тысяч греков, то вернулись на малую родину и снова обосновались здесь чуть больше двух тысяч человек.

Над материалом работали

{{role.role}}: {{role.fio}}