f v t

"Вас привезли сюда как предателей"

Долгий путь крымских итальянцев к реабилитации 

ТАСС продолжает серию репортажей о народах, депортированных из Крыма. Не все знают, что выселение людей с полуострова началось намного раньше 1944 года, когда случилась известная массовая депортация татар. Так, итальянскую диаспору сослали в Казахстан еще в начале 1942 года.

Италия была активным союзником нацистской Германии, к концу 1941 года полный захват немцами Крыма становился все более реальным, и советские власти сочли итальянцев опасной "пятой колонной". Еще в 30-е годы, когда фашисты пришли к власти в Германии, многих крымских итальянцев заподозрили в симпатиях к Гитлеру и репрессировали, сослав в Сибирь. К 1942 году итальянцев в Крыму осталось меньше тысячи человек, практически все они жили в Керчи. 

Выжить в землянках

Джованелли Фабиано рассказывает, что ее вместе с родителями депортировали одними из первых, 29 января 1942 года. Посадили на баржу, чтобы отправить в Новороссийск. К тому моменту практически весь Крым, за исключением Севастополя и Керчи, уже захватили немцы.

— Мне был тогда один год, два месяца и один день. Мама, как она мне потом рассказывала, говорила, что первую баржу, на которую посадили итальянцев, разбомбили в Керченском проливе немецкие самолеты. Выжил только один человек, — говорит она.

После переправы через пролив был долгий путь до Северного Казахстана, который растянулся более чем на месяц. Депортированным не сообщали, куда именно их везут. Говорили лишь, что там "тепло" и никаких теплых вещей с собой брать не надо. На деле оказалось по-иному. Когда эшелоны шли по степям Северного Казахстана, температура упала до минус 45 градусов. Многие гибли еще в пути, в том числе и дети.

— Как мне рассказывала мама, еды не было вообще, — вспоминает Джованелли. — Пока у нее хватало молока в груди, она меня кормила, отец выбегал на полустанках, выменивал какие-то вещи, чтобы хоть немного нас прокормить. Потом стало еще сложнее.

По прибытии в Казахстан их семью определили в один из колхозов и поселили в каких-то сараях, бывших коровниках.

— Принимали нас в Казахстане поначалу не очень хорошо, — говорит Джованелли. — Как рассказывала мама, многим крымским итальянцам местные говорили — вас привезли сюда как предателей, чтобы вы здесь умерли. Отец работал в колхозе, затем его арестовали за препирательство с председателем колхоза. Работали-то за трудодни, мы хлеба не видели вообще. Отец просил председателя выдать хоть немного хлеба, поскольку у него маленький ребенок. Но председатель сказал, что с предателями он говорить не собирается и если отец будет и дальше качать права, с ним разберутся. Отца посадили, и он умер в тюрьме. Мне тогда было четыре года. 

Джованелли Фабиано (на фото в центре) в Казахстане через несколько лет после депортации 

Потом мама Джованелли устроилась работать на военный завод "Казахсельмаш", который выпускал военную продукцию. Стало немного полегче. Нехитрый паек, кусочек хлеба, кусочек сахара, горсть муки.

Но на одежду денег не было. Джованелли Иосифовна четко помнит, что, когда ей было года четыре, у нее в буквальном смысле слова на ноги надеть было нечего. 

Солома на обед

Старая итальянка вспоминает, что впервые увидела и попробовала мясо, только когда ей было семь лет, уже после окончания войны. 

— Казахи тогда не шикарно жили, поскольку это было голодное, послевоенное время. Но у них был какой-то праздник, и нас угостили. До сих пор помню вкус этой баранины. Я еще спрашивала, а что это такое? А мне сказали, что это мясо, — вспоминает Джованелли. — Мы же во время войны ели вообще не пойми что. Вы знаете, я, может, сейчас что-то не так скажу, но я помню, что мама запаривала обычную солому, затем домешивала что-то еще, может, очистки, и это было что-то вроде блинчиков.

Вернулась семья в Крым в 1952 году, но здесь их не прописывали и работы не предоставляли. Нашли прописку только на Кубани и там же — работу для мамы. Окончательно смогли вернуться только в 1953 году.

— Только после того как Сталин умер, мы смогли с Кубани вернуться и нам прописку дали, и разрешение на работу, на учебу в Керчи, — говорит она.

У сеньоры Джованелли две дочери, внуки, правнуков пока нет.

— Внуки хотят жениться, но я их пока сдерживаю, говорю, что для того, чтобы семью создать, надо квартиру или дом построить, как это принято, — смеется итальянка.

Джованелли Фабиано стала первой среди итальянской общины Крыма, кто в феврале 2017 года получил справку о реабилитации.

Джованелли Фабиано со справкой о реабилитации

Указ президента России о реабилитации ранее депортированных народов Крыма был подписан еще 21 апреля 2014 года. Документ касался армян, болгар, греков, крымских татар и немцев, но об итальянцах там не упомянули. К счастью, нашлись люди, которые в своей настойчивости дошли до руководителей двух стран и добились справедливости.

Долгая дорога к реабилитации

Джулия Джакетти-Бойко — глава итальянской общины "Черчио", что в переводе означает "Круг". Именно такую форму имела крепость, которую в VI веке возвели здесь, на берегах Керченского пролива, выходцы из тогдашних средневековых итальянских городов.

Ее небольшая, но уютная квартирка неподалеку от железнодорожного вокзала Керчи стала центром притяжения для активистов итальянской общины.

Джулия на протяжении более чем 20 лет боролась за реабилитацию своей семьи и всех итальянцев.

— Моей маме Тамаре Джакетти в момент депортации исполнился всего один годик. Вместе с ней в ссылку отправили ее девятилетнюю сестру и шестилетнего брата, — рассказывает Джулия. — По воспоминаниям моей тети, их отправляли второй партией на барже, и как раз перед ними первое судно, где также были итальянцы, обстреляли и разбомбили немецкие самолеты, и оно затонуло.

Тетя Надежда Матвеевна рассказывала, что путь был долгим. Вначале Новороссийск, потом Баку, переправа через Каспий, Красноводск и поселок Атбасар Акмолинской области Казахской ССР.

Джулия изучает депортацию итальянцев из Крыма уже более 20 лет. Списывается с потомками депортированных, многие из которых переехали жить в Италию. В конце минувшего года вышла ее первая книга-исследование "Итальянцы Крыма. Истории и судьбы", где собраны исторические свидетельства, воспоминания свидетелей депортации, многочисленные фотографии.

По словам Джулии, материала набирается еще на несколько книг:

— Мы хотим установить обстоятельства гибели первого судна с итальянцами, которое затонуло, восстановить историю каждой итальянской семьи, которая была выслана из Крыма. Работы еще очень много.

Добиваться реабилитации итальянцев на официальном уровне Джулия и еще несколько активистов начали в 1991 году. Не раз обращались и в Верховную раду, к каждому новому президенту Украины, но отклика не получили.

Сразу после референдума 2014 года и вхождения Крыма в состав России Джулия написала первое письмо в Кремль. Потом еще и еще... 

 Джулия Джакетти-Бойко (на фото в центре) на встрече представителей итальянской общины с Владимиром Путиным и Сильвио Берлускони

Хотя в ходе последней всероссийской переписи 2014 года итальянцами себя назвали всего 77 человек, их в Крыму намного больше. Только в Керчи, по словам Джакетти-Бойко, итальянская община насчитывает 500 человек. Джулия в сожалением констатирует, что после перенесенных в 40–50-е страданий и гонений многие представители национальности пожелали забыть об итальянской фамилии, а от некоторых детей их родители, бабушки и дедушки скрывали их настоящую национальность.

Вuongiorno из Крыма

В небольшой комнатке Джулии на приставном столике — компьютер, на стене — репродукция "Тайной вечери" Леонардо да Винчи и фигурка Мадонны. На кухне хлопочет ее мачеха Анастасия Бойко. Джулия говорит, что без помощи этой русской женщины ей было бы трудно собирать все материалы, которые касаются итальянцев Крыма.

— Я называю ее второй мамой, но не мачехой. В итальянском языке есть такое выражение "вторая мать", которой она мне стала в последние 12 лет.

Сама Анастасия Николаевна говорит, что восприняла близко историю трагедии крымских итальянцев и помогает местной общине чем может. 

— Наш дом стал таким небольшим культурным итальянским центром в Керчи, здесь собираются члены нашей общины, приходит пастор местной итальянской церкви, сюда приезжают и журналисты, и политики, — рассказывает она.

А еще она переняла многие рецепты итальянской кухни: это и ризотто, и разные виды паст, которые они готовят вместе с Джулией, используя собственную рецептуру теста. А также сыры. 

— Мы берем брынзу и делаем различные добавки в нее, затем она вызревает и потом получаются домашние сыры. Раньше итальянцы их выпускали в Крыму, хранились они в погребах. А у нас дозревают на балконе, — говорит Джулия Джакетти-Бойко.

​Джулии звонят постоянно — как из Италии, так и из других уголков мира, где есть предки крымских итальянцев.

— Вuongiorno — это "здравствуйте" по-итальянски. Мне звонят отовсюду, где есть уроженцы итальянского происхождения, которые имеют отношение к Керчи. Я им всегда отвечаю, что рада их слышать и видеть, если еще и разговариваем по видеосвязи. Для нас это важно. Для нас родина Керчь, Крым, Россия, но и связи с исторической родиной наших предков мы не теряем.

Над материалом работали

{{role.role}}: {{role.fio}}