f v t

"Трудовая армия была настоящим концлагерем"

Потомок депортированных из Крыма немцев  о том, что пережила его семья

ТАСС продолжает серию репортажей о народах, депортированных из Крыма в 1940-е годы. Первыми унизительной процедуре высылки подверглись крымские немцы, сразу после нападения Германии на Советский Союз. 18 августа 1941 года на Урал с полуострова начали свой путь первые эшелоны. Всего было выслано около 60 тысяч человек.

Высланных немцев, как вспоминает потомок депортированных Виктор Гацке, разбрасывали по разным лагерям на лесоповалах, зачастую разделяя семьи, и о судьбе своих родственников многим из депортированных до сих пор ничего не известно.

Внук баронессы и землевладельца

Крымские немцы начали активно заселять полуостров после вхождения Крымского ханства в состав Российской империи в конце XVIII века. Дедушка Виктора Вильгельм и его бабушка Сусанна, урожденная баронесса Видман, познакомились в Крыму. В 1915 году в немецком селе Мишен-Найман родился их сын, которого назвали в честь отца. Он стал третьим ребенком в семье — после старших братьев Якова и Эдгара.

До революции семья владела небольшим участком земли, на котором выращивали пшеницу, разводили овец и коров.

— Производили и масло, и мясо, молоко, хлеб, валяли овечью шерсть. Трудились, как говорится, от рассвета до заката, — рассказывает Виктор Гацке.

Поселения — колонии немцев были разбросаны по всему Крыму.

Репрессии для семьи Виктора Гацке начались, как и для многих граждан СССР, в 1937 году. 8 ноября деда арестовали и уже 13 февраля 1938 года расстреляли по приговору "тройки" НКВД. За что — до сих пор доподлинно неизвестно, никаких документов в архивах не сохранилось. Не знают потомки Вильгельма Гацке, и где он похоронен. 

На руках только справка о реабилитации от 1957 года, в которой написано, что дело прекращено за недоказанностью вины.

— Как нам рассказали соседи, приехал ночью к дому "черный воронок", в который забрали деда и его товарища, украинца Павленко, с которым они еще до революции имели общий бизнес. Они тогда говорили родным, что все, мол, обойдется, во всем разберутся и утром их выпустят. Оказалось далеко не так, — рассказывает Гацке.

Виктор Гацке демонстрирует фото своей бабушки с детьми — Яковом, Вильгельмом (отцом Виктора) и Эдгаром


Путь на лесоповал

Отец Виктора Вильгельм в 1934 году окончил Феодосийский педагогический техникум, и его направили учителем немецкого языка в нынешний поселок Красногвардейское. Чуть позже он стал здесь директором немецкой школы.

18 августа 1941 года крымских немцев начали выселять из Крыма. На рассвете село окружили сотрудники НКВД, дали на сборы несколько минут. Потом — погрузка в вагоны для скота и долгий путь в неизвестность.


Мужчин из числа депортированных направили в трудовые армии - рабочие батальоны, включенные в систему НКВД. В пермских лагерях они валили лес. Было очень голодно. 

— Отец вообще неохотно рассказывал о том периоде и трудностях. Трудовая армия ведь была, по сути, настоящим концлагерем. Он вспоминал такой эпизод. Его товарищ по бараку приходит вечером и говорит, что ему удалось на дороге насобирать мерзлой картошки, он очень этому радовался. Когда открыл мешок и присмотрелись, это оказались конские "яблоки" — помет, который он в темноте принял за картофель, — рассказывает Виктор.

Затем был перевод на поселение в Акмолинск, это нынешняя столица Казахстана Астана, а тогда небольшой городишко на 10–15 тысяч человек. 

Поселенцы жили в бараках, каких-то временных постройках, у незнакомых людей.  

Война к тому времени кончилась. Может быть, и это повлияло на отношение к депортированным немцам местного населения.

— Принимали казахи их нормально, не было какого-то негативного отношения. Вместе отмечали и праздники, и скорбные даты, — подчеркивает Виктор.

Зла за то, что произошло с ним и его семьей, отец не держал, говорил, что "время такое было". 

Справку о реабилитации ему принесли домой сотрудники КГБ уже в начале 1960-х годов, извинившись за то, что их выселяли.

Холодное лето 53-го года

Виктор Вильгельмович родился, как он сам говорит, в "холодное лето 1953 года", в июле.

— Из роддома забирали на телеге, отец к тому времени уже выстроил небольшой домик, куда нас с мамой и привезли, — отмечает он.

Говорит, что немецкий язык практически не знает, отец с ним пытался заниматься в детстве, но безуспешно. После одного из домашних уроков отец Виктора даже вспылил и сказал, что сын только много позже сможет понять, как важно знать языки.

— И я действительно только много лет спустя понял, насколько отец был прав тогда, — подчеркивает Гацке.

Позже он окончил политехнический горный техникум, здесь же, в Акмолинске, который стал называться Целиноградом, работал в геологических партиях практически по всему Советскому Союзу.

— Мы искали урановые месторождения, сейчас об этом уже можно говорить, хотя раньше это было государственной тайной, мы подписки давали о неразглашении. Столько пришлось налетать на вертолетах и истоптать сапог... — рассказывает Виктор Вильгельмович.

Геологом он проработал более 30 лет, после решил вернуться в Крым.

Виктор Гацке бережно хранит старые семейные фотографии 


Крым — это была мечта

В конце 1980-х у советских немцев появилась возможность эмигрировать. Многие тогда переехали на постоянное место жительства в ФРГ, но отец Виктора и он сам отказывались от такой возможности.

Первый раз Виктор посетил полуостров вместе с отцом в 1961 году, когда ему было 8 лет.

— Очень запомнились Керчь, Ялта, посещения села, где семья жила до депортации. И после этого мне очень хотелось вернуться в Крым, жить здесь и дышать этим чудным воздухом, но это было невозможно, — отмечает Виктор Вильгельмович.

Запрет на свободную прописку и переселение в другие регионы СССР действовал для депортированных немцев до 1972 года, но вернуться в Крым удалось только в 1993 году.

Семья Гацке, а у Виктора трое дочерей, переехала в Симферополь. Мыкались по съемным квартирам, ночевать приходилось на раскладушках, стульях, в крохотной комнатке в общежитии.

Так прошло 10 лет, после чего ему удалось получить квартиру в одном из домов, которые строили для ранее депортированных.


Немецкие деревни

Переехав в Крым, Гацке устроился в объединение "Крымстрой". Тогда планировалось построить несколько этнических немецких поселений — деревень, где хотели возвести небольшие коттеджи, построить кирхи, торговые центры, создать всю необходимую инфраструктуру. Проект планировался еще до 1991 года, и уже были заложены фундаменты, началась прокладка дорог, но с распадом Советского Союза стройка начала затихать, а в итоге и совсем прекратилась.

— Проект был очень интересный, но его заморозили. Почему, непонятно до сих пор, ведь это было так важно для немцев. Мы своей общиной уже неоднократно поднимали вопросы перед крымской властью, почему вся программа была прекращена, но ответа так и не добились, — говорит Виктор.

Дело в том, что в немецкую общину Крыма неоднократно обращаются их соотечественники, которые сейчас живут в Казахстане, Киргизии и даже в Германии. Это все потомки ранее депортированных. Многие хотят вернуться в Крым и здесь жить. Но для этого необходимо создать элементарные условия, возобновить проект по развитию немецких поселений на полуострове, считает Виктор Гацке.

Сейчас же в Крыму проживает около двух тысяч немцев, тогда как в 1941 году они были второй по численности нацией среди населения Крыма.

Над материалом работали

{{role.role}}: {{role.fio}}