f v t

следы ушедшего

Как названия улиц напоминают нам 
об исчезнувшей москве

Проезжая через станцию метро "Красные Ворота", многие ли задумываются о том, где там настоящие ворота? Этот вопрос задают не только гости столицы, но и некоторые москвичи. До 3 июня 1927 года такой вопрос возникнуть не мог: Красные ворота существовали и были вполне осязаемы. И не они одни. Немало исчезнувших объектов оставили о себе напоминания в городской топонимике  названиях улиц, переулков, площадей, станций метро.

Московская крепость

Красные ворота стояли посреди Садового кольца и изначально играли роль Триумфальной арки. Впервые их создали еще из дерева в 1709 году, в честь победы под Полтавой. Они несколько раз сгорали при пожарах, и лишь в 1753 году архитектор Дмитрий Ухтомский построил каменные Красные ворота, изящно декорировав их в стиле елизаветинского барокко.

Советская власть поступила с воротами весьма странно, если не цинично: в 1926 году их отреставрировали, а всего через год снесли. Осколки былого памятника архитектуры разошлись по различным музеям: трубящего ангела, венчавшего ворота, можно увидеть в Историческом музее, фигурки играющих мальчиков-путти хранятся в Музее архитектуры, замковые камни с причудливыми маскаронами попали в "Коломенское".

Тем не менее снос не помешал в 1935 году назвать новую станцию метро "Красные Ворота". Позже и она, и сама площадь получили новое наименование — Лермонтовская. Однако в 1986 году станция получила прежнее имя, а площадь разделена пополам: теперь ее часть внутри Садового кольца называется Красные Ворота, а снаружи — Лермонтовская.

Чуть поодаль, на том же Садовом кольце, находятся Большая и Малая Сухаревские площади — напоминание о стоявшей здесь Сухаревой башне. Возведенная в 1692–1695 годах зодчим Михаилом Чоглоковым, она также играла роль триумфальных ворот и именовалась в честь полка Лаврентия Сухарева, оставшегося верным Петру I в 1689 году, во время попытки царевны Софьи убить его.

Сухарева башня считалась одним из символов Москвы. Но в 1934 году городские власти приняли решение о ее сносе, несмотря на протесты специалистов. Отвечая известным архитекторам на их коллективное письмо в защиту памятника, Сталин написал: "…советские люди сумеют создать более величественные и достопамятные образцы архитектурного творчества, чем Сухарева башня".

Фрагменты уничтоженной башни можно увидеть в московских музеях. Площадь, переименованная в Колхозную, в 1994 году вернула себе историческое название.

Сухаревская площадь

Одновременно с Сухаревой башней Москва лишилась еще одного памятника крепостного зодчества — стены Китай-города. Второй по значению район Москвы в 1530-х годах по указу Елены Глинской, матери Ивана Грозного, обнесли мощной кирпичной стеной, способной выдержать артиллерийский натиск и длительную осаду. Еще в XIX веке отдельные фрагменты Китайгородской стены были снесены, но большая ее часть сохранялась.

После революции в точности повторилась история Красных ворот: стену с башнями сначала, в конце 20-х годов, тщательно отреставрировали, а всего через пять лет снесли как "ненужный исторический хлам" (так о ней писали советские газеты). До наших дней уцелело всего несколько фрагментов стены — в Театральном проезде, за зданием гостиницы "Метрополь", и в Китайгородском проезде. Тем не менее на карте города остались площадь Ильинские Ворота и площадь Варварские Ворота, находящиеся в конце соответствующих улиц.

Улица Ильинка и площадь Ильинские Ворота

Другую крепостную стену Москва потеряла еще на рубеже XVIII–XIX веков. Вместо обветшавшей стены Белого города, возведенной в 1590-х годах зодчим Федором Конём (он же построил крепость в Смоленске), было проложено Бульварное кольцо. Однако в местах пересечения стены с магистральными улицами, на месте крепостных ворот, разбили площади, "унаследовавшие" соответствующие названия. Чаще всего они давались по соседним улицам: так, через Никитские ворота проходила Большая Никитская улица, в свою очередь названная по Никитскому монастырю, также уничтоженному в начале 1930-х годов. Другим обителям повезло больше: Сретенский и Высоко-Петровский монастыри, давшие названия ближайшим воротам и улицам Сретенке и Петровке, сохранились до наших дней.

Интересно, что одна из площадей была оригинально переименована: в 1934–1994 годах Мясницкие Ворота именовались Кировскими, так как и соседняя Мясницкая стала улицей Кирова (произошло это лишь на том основании, что гроб с телом Кирова для захоронения на Красной площади пронесли по Мясницкой). Такое смешение XVI века с ХХ выглядело весьма причудливо.

Вид на Никитские Ворота, пересечение улиц Тверской бульвар, Большая Никитская, Никитский бульвар, Малая Никитская

Мясницкая улица

Садовое кольцо тоже создано на месте городских укреплений: по его линии до конца XVIII века проходила стена Земляного города. Созданная в конце XVI века, она стала новой границей Москвы и представляла собой земляной вал, увенчанный деревянными башнями, стенами и воротами. Со временем стена исчезла, но на Садовом кольце и сегодня есть напоминания о былых укреплениях, например площадь Земляной Вал и одноименная улица. В Замоскворечье Садовое кольцо продолжается Валовой улицей и улицей Коровий Вал, возле которого в древности велась торговля домашним скотом.

Улица Земляной Вал на Садовом кольце в районе Курского вокзала

Гораздо больше названий сохранилось от другой системы укреплений Москвы — Камер-Коллежского вала. Он был создан Камер-коллегией (аналог современной Федеральной налоговой службы) в качестве таможенной границы города в 1742 году. Когда же внутреннюю таможню в России отменили, вал постепенно превратился в официальную границу Москвы. Вместо ворот здесь существовали заставы со шлагбаумами, на которых проводился паспортный контроль.

Cквер "Парк декабрьского восстания", находящийся на месте Камер-Коллежского вала

Во второй половине XIX века город шагнул за пределы валов и вновь стал расширяться, после чего Камер-Коллежский вал был постепенно срыт. Тем не менее и сегодня на карте Москвы есть Тверская, Рогожская, Преображенская, Семеновская, Дорогомиловская и многие другие заставы. Некоторые переименовали в советское время: Покровская стала Абельмановской заставой, Спасская — Крестьянской. Ну а названия валов, многие из которых именовались по соседним селам и слободам, сохранились почти все: Грузинский, Хамовнический, Лефортовский, Госпитальный, Преображенский, Пресненский и многие другие.

Площадь Тверская Застава

Реки и мосты

Кстати, о Пресненском Вале: его название напоминает не только о былой границе города, но и о реке Пресне, тоже исчезнувшей с карты Москвы. Ее имя происходит от слова "пресная", кроме того, реку иногда называли Синичкой — не в честь птицы, а по синему цвету воды, которая славилась своей чистотой. В древности на ней были образованы пруды, в которых разводили рыбу для царского стола. 

В 1908 году Пресню заключили в коллектор и теперь она протекает под землей. На поверхности о ней напоминают многочисленные топонимы, от набережной и улицы Красная Пресня до целого Пресненского района. Существовал даже футбольный клуб "Пресня". Есть и осязаемый памятник спрятанной реке — Горбатый мост, стоящий неподалеку от Дома Правительства и сохраненный при советской власти в качестве монумента павшим во время революции 1905 года.

Горбатый мост, расположенный рядом со зданием Дома Правительства РФ

Но самая известная московская река, убранная под землю, — это, конечно, Неглинная: именно у места ее впадения в Москву-реку была основана столица. Некогда полноводная и богатая рыбой, в XVIII веке Неглинная обмелела и загрязнилась: городские власти несколько раз очищали ее, часть русла превратили в канал, но безуспешно. В начале XIX века было принято решение заключить ее в подземный коллектор, реализованное в 1817–1819 годах.

Тем не менее на поверхности осталось множество напоминаний о реке. В центре города через нее было перекинуто несколько мостов, один из которых полностью сохранился — Троицкий мост между Кутафьей и Троицкой башнями Кремля.

Вид на Троицкий мост

В середине XVIII века архитектором Дмитрием Ухтомским (автором Красных ворот) поблизости от слободы кузнецов Пушечного двора был выстроен мост, названный Кузнецким. После исчезновения Неглинной его не разобрали, а лишь засыпали грунтом, подняв уровень земли. Так что Кузнецкий мост сохраняется не только в названии одной из самых популярных торговых улиц Москвы и близлежащей станции метро, но и вполне себе под землей. Однажды, в конце 1980-х годов, его даже вскрыли, но затем закопали обратно.

Улица Кузнецкий Мост

Другие мосты через Неглинную также были обнаружены археологами — Петровский и Воскресенский. О реке также напоминают Самотёчные улица и площадь (вода текла по склону "самотёкой"), Трубная площадь ("трубой" еще в древности называли отверстие для реки в стене Белого города), Неглинная улица (точно соответствует руслу реки), Цветной бульвар (тоже проходит над рекой, название получил по существовавшему здесь с 1851 года Цветочному рынку), Селезнёвский пруд, Лебяжий переулок (ранее здесь тоже был пруд для разведения рыбы и лебедей).

Вид на Трубную площадь и бульвар рядом с ней

Почти одновременно с Неглинной под землю было спрятано множество мелких речушек и ручейков. Но не все они исчезли бесследно: например, близ Арбата по дну оврага тек маленький, меньше километра в длину, ручей Сивка. Называли его так из-за серого цвета воды, которая, в отличие, например, от Пресни, была очень грязной. В начале XIX века его засыпали, а переулок назвали Сивцев Вражек.

Вид на Сивцев Вражек из Большого Афанасьевского переулка. Перепад ландшафта (спуск и подъем дороги) — напоминание о былом овраге с речкой-ручьем Сивкой


Такой же маленькой речкой была Капля, или Капелька, впадавшая в реку Напрудную, которая в свою очередь втекала в Неглинную. В начале ХХ века ее тоже заключили в подземный коллектор, а по ее руслу частично прошел Капельский переулок. Кроме того, местная церковь во имя Святой Троицы именовалась "на Капельках".

Весьма занятное объяснение этому дала народная этимология: местные жители в XIX веке уверяли, что церковь построена на доходы владельца местного кабака. Якобы он просил своих посетителей не допивать стакан с вином до конца, а оставить "капельку на церковь". На собранные таким способом средства и была построена каменная Троицкая церковь. Легенда оригинальная, но не имеющая к реальности никакого отношения. Самой церкви, как и речки Капельки, мы тоже не увидим — она была снесена в 1932 году.



Церкви и монастыри

Немало московских храмов и монастырей, утраченных в ХХ веке, оставили напоминание о себе в виде названий на карте города. Некогда в центре располагалось большое количество монастырей, популярных в народе и посещавшихся многими паломниками. К таковым относился и Крестовоздвиженский монастырь, благодаря которому появилась улица Воздвиженка. Основанный не позднее XVI века, он был одной из крупнейших обителей близ Кремля, но оказался сильно разорен французами в 1812 году и в итоге упразднен двумя годами позднее. Его собор стал приходской церковью, в которой в 1856 году венчался известный писатель Михаил Салтыков-Щедрин. Но даже это обстоятельство не спасло храм от сноса, а улицу от переименования: сначала она была улицей Коминтерна, затем улицей Калинина, а вскоре и проспектом того же Калинина. Лишь в 1994 году, во время волны возвращения исторических топонимов в Москве, она снова стала Воздвиженкой.

Крестовоздвиженский переулок

Улица Воздвиженка

А вот Страстная площадь сохраняется лишь на старых картах города: переименованная в 1937 году в Пушкинскую, к 100-летию смерти поэта, она таковой и осталась. В то же время рядом находится Страстной бульвар, сохранявший это название даже после сноса самого Страстного монастыря. Сегодня на его месте сквер с фонтанами и клумбами, а также бывший кинотеатр "Россия".

Пушкинская площадь и памятный монумент на месте сноса Страстного монастыря

Яркий след в московской топонимике оставили храмы во имя Спаса Преображения — одного из главных праздников православного календаря. Садовая-Спасская и Большая Спасская улицы, Спасский тупик — все эти названия появились благодаря церкви Спаса Преображения в Спасской слободе. Впервые она упоминается в 1643 году деревянной, а в XVIII веке построено уже ее каменное здание, снесенное в 1937 году. Как ни странно, христианское наименование улиц с карты Москвы власти не стали менять.

То же произошло и в Спасоналивковском переулке, не переименованном в ХХ веке. Стоявший здесь до 1930 года храм Спаса в Наливках получил свое название благодаря слободе Наливки, где в XVI веке селились иностранные воины-наемники. За свою службу они имели право на бесплатный отпуск алкогольных напитков в любое время — достаточно было прийти в кабак и сказать: "Налей-ка" или "Наливай-ка". Согласно легенде, так и родилось название всей слободы, а с нею и храм стали называть Спасом в Наливках, даже когда никаких иноземцев здесь уже не было.

Вид на 1-й Спасоналивковский переулок и дом , построенный на месте храма Спаса в Наливках

А вот Большой Спасоглинищевский переулок в советское время лишился не только своей величественной церкви Спаса Преображения на Глинищах, но и названия, став улицей Архипова, в память художника-передвижника Абрама Архипова. В 1994 году ему все же вернули историческое название, связанное с добычей глины неподалеку от этого места в XVI–XVII веках.

Вернула себе прежнее имя и Знаменка, которая в 1925–1994 годах была улицей Фрунзе. Находившаяся здесь церковь Знамения Божией Матери дала также названия соседним Малому и Большому Знаменскому переулкам.

Свое историческое наименование вновь получила и Большая Якиманка, называвшаяся в 1956–1994 годах улицей Димитрова, в честь лидера болгарских коммунистов. Однако на месте храма Святых Иоакима и Анны, по которым она была названа (первоначально как "Иоакиманка"), нет даже памятного знака: церковь, известная с 1493 года (одна из древнейших в Замоскворечье), пережила бурю 30-х годов и даже хрущевский воинствующий атеизм, но оказалась взорвана в 1969 году ради прокладки Якиманского проезда. При этом Малая Якиманка и Якиманская набережная не переименовывались.

Вид на улицу Большая Якиманка

Якиманский проезд

Улица Знаменка

Также в советские годы сохраняла свое церковное название и другая крупная улица Замоскворечья — Пятницкая, названная в честь очень почитавшегося в народе храма Параскевы Пятницы. На его месте в 1943 году был построен вестибюль станции метро "Новокузнецкая". И здесь также нет ни единого напоминания о церкви, кроме названия улицы и переулка.

Впрочем, не стоит забывать, что до революции церкви в России тоже сносились, хотя, разумеется, не в таких масштабах, как в советскую эпоху. Немало московских храмов было разобрано в последней четверти XVIII века, при Екатерине II, "за ветхостию" или "по малоприходству", то есть в связи с небольшим количеством прихожан. Именно это произошло с храмом Покрова, давшим название улице Покровке.

Во время открытия пешеходной зоны на Пятницкой улице

Аэропорт и завод

Свой отпечаток на московские улицы наложили и не такие древние объекты. Так, например, оказавшись неподалеку от станции метро "Дмитровская", можно прийти в недоумение от вывески "проезд Соломенной Сторожки", при том что поблизости ничего подобного не наблюдается. 

Разгадка кроется в соседней Сельскохозяйственной академии имени Тимирязева. В конце XIX века ее территория охранялась сторожами, которым предоставлялся небольшой домик, крытый соломой. Возникший вскоре на землях, сдававшихся академией в аренду, дачный поселок получил название Соломенная Сторожка, что и было закреплено официально. Никаких дач в той местности давно уже нет, застройка совершенно новая, городская, но название оказалось сильнее.

Но если Соломенная Сторожка известна в первую очередь местным жителям, то о районе Аэропорт и об одноименной станции метро слышал каждый москвич. Первые полеты из столицы в другие города производились именно из этого места, а точнее — с Ходынского поля. Еще в 1910 году Московский военный округ, проводивший здесь маневры и учения, выделил землю Обществу воздухоплавания для создания летного поля. На частные средства членов общества была сооружена взлетно-посадочная полоса и ангары для аэропланов. После революции аэродром национализировала новая власть, а 3 мая 1922 года отсюда начали выполняться первые в истории России международные авиарейсы по маршруту Москва — Кёнигсберг — Берлин. Годом позже стартовали полеты из Москвы в Нижний Новгород (время в пути составляло 2,5 часа, в самолете было всего четыре места).

В 30-е годы территорию аэродрома расширили, появилось первое в СССР здание аэровокзала, в 1938 году открыта станция метро "Аэропорт". Но после войны с открытием новых аэропортов значение аэродрома на Ходынском поле стало падать, он превратился в полигон для испытания самолетов. Последний вылет с Центрального аэродрома имени М.В. Фрунзе состоялся 3 июля 2003 года, после чего он был официально закрыт. Тем не менее к переименованию района это не привело.

Вид на застроенное жилыми домами Ходынское поле

На другом конце Москвы, но на той же ветке метро есть станция "Автозаводская", открытая в 1943 году. Ее название напоминает об одном из крупнейших московских производств, ушедших в небытие совсем недавно. Начало ему было положено в 1916 году братьями Рябушинскими. Название многократно менялось: Автомобильное московское общество (АМО), Завод имени Пьетро Ферреро, Завод имени Сталина (ЗИС), Завод имени Лихачёва (ЗИЛ). Последний вариант оказался наиболее долговечным, а аббревиатура ЗИЛ стала символом развития автомобильной промышленности Москвы. В 2013 году производство было остановлено, а в 2016 году большая часть цехов снесена. Так через 100 лет после основания завод прекратил свое существование. Однако станция "Автозаводская" не сменила имя. Более того, осенью 2016 года на Московском центральном кольце открылись сразу две станции — "Автозаводская" и "ЗИЛ".

На территории бывшего Завода имени Лихачёва (ЗиЛ)

Над материалом работали

{{role.role}}: {{role.fio}}

Архивные фотографии предоставлены пресс-службой Музейного объединения "Музей Москвы". В материале также использованы фотографии Фотохроники ТАСС (Натальи Гарнелис, Валерия Шарифулина, Марины Лысцевой, Сергея Бобылева, Валерия Зуфарова).