f v t

Виндзоры: 100 ЛЕТ перемен

17 июля 1917 года состоялся "ребрендинг" правящего дома Великобритании – династия Саксен-Кобург-Готов поменяла имя и стала называться Виндзорской

От мудрых монархов до безрассудных наследников, от мирового господства к краху империи, от кризисов и войн к процветанию и экономическому росту — за 100 лет правления династия Виндзоров прошла через взлеты и падения, сохранив не только сам институт монархии, но и свою страну. ТАСС рассказывает, как три короля и одна королева сделали Великобританию такой, какая она есть сегодня.

Фрагмент составленной Джоном Спидом карты графства Беркшир с изображением Виндзорского дворца. Иллюстрация датируется примерно 1570 годом


Первые из династии

История Виндзоров берет начало от легендарной королевы Виктории. Ее сын Эдуард VII — первый представитель Саксен-Кобург-Готской династии, которая впоследствии станет Виндзорской. Эдуард VII взошел на престол в 1901 году, в возрасте 59 лет, и прославился как один из самых ярких государственных деятелей того времени, выдающийся оратор и дипломат. Его называли "дядей Европы" (он приходился дядей нескольким европейским монархам), и "Миротворцем" (ему удалось наладить отношения с давним врагом Англии — Францией). Эдуард VII умер в 1910 году, передав престол своему сыну Георгу — первому из Виндзоров.

Фамилию династии сменили из-за антигерманских настроений в условиях Первой мировой войны — в самый разгар конфликта британцы громили баварские мясные лавки и даже забивали камнями немецких такс. Историки считают, что одним из поводов для ребрендинга династии стала бомбежка Лондона немецким самолетом Gotha G.IV — само название воздушного судна напоминало о фамилии, которую носил король, и это было унизительно.

17 июля 1917 года Георг V издал прокламацию об избавлении правящей династии от прежнего названия. Имя "Виндзор" отсылает к Виндзорскому замку — одной из главных резиденций британского монарха. Членами дома Виндзоров были объявлены потомки королевы Виктории и ее супруга принца Альберта по мужской линии, являющиеся британскими подданными, за исключением женщин, уже вышедших замуж за членов других фамилий.

Коронация Георга V в Вестминстерском аббатстве. Лондон, 22 июня 1911 года

Помимо смены названия династии, король отказался от всех личных и семейных германских титулов. К войне с Германией монарх относился крайне серьезно — носил исключительно одежду цвета хаки, ввел спартанский режим в королевском дворе, безустанно работал с военными и посещал госпитали с ранеными бойцами.

Не удивляйтесь, если Георг V напоминает вам последнего российского царя Николая II — они были двоюродными братьями по материнской линии. Еще один двоюродный брат монарха — Вильгельм II — последний император Германии. Кайзер отрекся от престола в 1918 году, когда в Берлине и других городах Германии началась Ноябрьская революция, и впоследствии сбежал в Нидерланды. Николай II, также оставивший престол в ходе Февральской революции, мог бы получить политическое убежище в Великобритании, однако в решающий момент Георг V выступил против этого. По его мысли, приезд опального императора негативно сказался бы на положении вещей в стране — король не хотел повторения событий российской революции в Великобритании. Согласно недавно рассекреченным документам, английская разведка все же планировала вызволить царя из большевистского плена весной 1918 года, но этому плану так и не суждено было сбыться.

Свержение родственников стало важным уроком для Георга — он пришел к выводу, что для предотвращения революций монархия должна быть более демократичной и близкой к народу и рабочему классу. Поэтому король поддерживал хорошие отношения с умеренными политиками из Лейбористской партии, общался с представителями профсоюзов и сам активно участвовал во всех внутриполитических делах. Во время стачки шахтеров и всеобщей забастовки 1926 года Георг V использовал все возможности для примирения сторон. Он лично обратился к тогдашнему премьер-министру страны Стэнли Болдуину с просьбой не применять силу против протестующих. На возражения премьера о том, что на улицу якобы вышли "революционеры", король ответил: "Попробуйте прожить на их зарплату, прежде чем их осуждать".

Король Георг V и его супруга, королева Мария, вместе с сыновьями — принцем Эдуардом и принцем Альбертом. Лондон, 3 июля 1930 года

Окончательно свой статус "народного" монарха Георг V закрепил в 1932 году, когда впервые в Великобритании выступил с рождественским радиообращением, текст которого написал Редьярд Киплинг. Изначально королю не понравилась эта идея, но он передумал, когда его убедили в том, что "это то, чего хочет народ". Новинка действительно пришлась по душе и стала традицией. Спустя три года, во время празднования 25-летия восхождения на престол, Георг V признался, что не ожидал такой народной любви: "Я не могу этого понять… В конце концов, я лишь довольно ординарный парень".


Прекрасный принц

Между тем отношения внутри монаршей семьи были не безоблачны — из-за неприязни между королем и наследником. Престол должен был перейти старшему сыну монарха — Эдуарду — молодому и популярному члену дома Виндзоров, которого британцы в шутку называли "прекрасный принц" (Prince Charming) — за красоту, непосредственность и прочие достоинства. Его визит в Нью-Йорк в 1924 году освещался в прессе как самое сенсационное событие года — за ним неизменно следовали толпы репортеров и поклонниц, пытавшихся завоевать расположение главного холостяка на планете. Любая новость про визит Эдуарда сразу попадала на первую полосу газет, поэтому статьи выходили под такими нелепыми заголовками, как "Наследник престола посмеялся над шуткой" и "Принц убежал от девушек на поле для игры в поло".

Такая сумасшедшая слава, королевские обязанности, этикет и образ жизни были противны Эдуарду. В письме, адресованном одной из его любовниц, принц писал, что его бесят "закамуфлированные улыбки и так называемая приветливость". "Возможно, я стану таким же, как мой чертов папаша, или даже хуже, если потеряю тебя", — сокрушался молодой человек. Его пассией тогда была Фрида Дадли Уорд — жена депутата, известная в британских светских кругах. Вообще принц крутил не один роман, по-видимому, унаследовав страстный нрав его деда Эдуарда VII.

Король Георг V, королева Мария и их внучка Елизавета приветствуют толпу с балкона Букингемского дворца. Лондон, 6 мая 1935 года

Георг V знал о пристрастиях сына и недолюбливал его за недостойное монарха поведение. Зато он души не чаял в младшем сыне Альберте и внучке Елизавете (Георг ласково называл внучку Лилибет, а та называла его "Дедушка Англия"). Король втайне надеялся, что трон перейдет именно им двоим: "Я молюсь богу, что мой старший сын никогда не женится, и ничего не встанет между Берти (принцем Альбертом — Прим. ТАСС), Лилибет и престолом". О наследнике он отзывался иначе: "Когда я умру, этот мальчишка уничтожит себя за 12 месяцев".

Слова короля стали почти пророческими: после смерти Георга V его сын Эдуард VIII правил страной на протяжении всего 10 месяцев (с 20 января по 11 декабря 1936 года) и даже не был коронован. Он отрекся от престола, чтобы вступить в брак с дважды разведенной американкой Уоллис Симпсон. Правительство Великобритании не могло дать согласия на союз, ведь подобный брак неприемлем для монарха и к тому же главы англиканской церкви. Эдуард VIII добровольно подписал закон об отречении и в ночь на 11 декабря 1936 года выступил по радио с речью: "Я нашел невозможным нести тяжелое бремя ответственности и исполнять обязанности короля без помощи и поддержки женщины, которую я люблю". Следующий в порядке наследования принц Альберт автоматически стал королем Великобритании (впоследствии он был коронован как Георг VI), а его дочь Елизавета — наследницей престола.



Король говорит 

Как и его отец, Георг VI был младшим из прямых наследников трона, и потому не готовился к руководству страной. Берти был порядочным семьянином, скромным и застенчивым человеком, к тому же страдал от сильного заикания. За плечами у него были военное образование и непродолжительная карьера в авиации и военно-морском флоте, но он никогда бы не подумал, что ему придется управлять империей в условиях войны. Георг VI намеревался предотвратить конфликт и лично обратиться к Адольфу Гитлеру с "умиротворяющим" посланием, однако неизменно наталкивался на сопротивление со стороны тогдашнего премьер-министра Невилла Чемберлена. В 1938 году тот подписал Мюнхенское соглашение с Гитлером, Муссолини и Даладье и, вернувшись в Лондон, провозгласил публике "Я привез вам мир!". Уже в следующем году стало ясно, что политика умиротворения не принесла результатов — началась Вторая мировая война.

Король Георг VI обращается к британцам по радио после начала Второй мировой войны. Лондон, 3 сентября 1939 года

В глазах британцев королевская семья стала примером стойкости и самопожертвования. Несмотря на регулярные авианалеты, Георг VI и его близкие почти не покидали Букингемский дворец, хотя часто ночевали в Виндзорском замке. Они также ограничивали себя в еде и использовании водопровода. Во время "Лондонского блица", от которого больше всего пострадал район Ист-Энд, две бомбы взорвались прямо на лужайке королевской резиденции. Королева Елизавета (не дочь, а жена Георга VI) тогда заявила: "Я рада, что мы попали под бомбежку. Теперь я чувствую, что мы можем смотреть Ист-Энду в глаза".

Немецкий бомбардировщик Dornier 217 в небе над Лондоном

На протяжении всей войны Георг VI и его супруга посещали военные части, фабрики и госпитали, чтобы поднять моральный дух британцев. Король регулярно упражнялся в стрельбе из разных видов оружия, а каждый вторник встречался за ланчем с новым премьер-министром Уинстоном Черчиллем, чтобы обсудить положение дел в непринужденной обстановке. Историки называют их союз "самыми близкими личными отношениями между монархом и премьер-министром в современной британской истории", хотя поначалу Георг считал, что Черчилль не подходит на пост премьера.

Король Георг VI (второй справа) и королева Елизавета во время визита в одну из воинских частей. 31 июля 1941 года

Параллельно король продолжал работать над своим заиканием и под руководством австралийского логопеда-самоучки Лайонела Лога почти полностью избавился от недуга. В 1939 он выступил по радио с девятиминутной рождественской речью, которая имела колоссальное значение для сплочения британцев. Об этом спустя 70 лет снимут фильм "Король говорит!" — оскароносную, но достаточно неточную, с исторической точки зрения, драму. Одна из режиссерских "выдумок" — это восторженные толпы, которые встречают короля у Букингемского дворца после его речи. Ничего подобного в 1939-м не происходило. Зато 8 мая 1945 года, в европейский День Победы, тысячи британцев действительно собрались у королевской резиденции и выкрикивали хвалебные лозунги, такие как "Мы хотим короля" (We want the king). На радость толпе монарх и остальные члены королевской семьи появились на балконе Букингемского дворца в сопровождении Черчилля.

Принцесса Елизавета, королева Елизавета, Уинстон Черчилль, Георг VI и принцесса Маргарет в День Победы. 8 мая 1945 года

Послевоенное царствование Георга было ознаменовано распадом Британской империи и преобразованием ее в Содружество наций. Фундамент для этого процесса был заложен еще при его отце — в 1931 году был принят Вестминстерский статут, закрепивший фактическую независимость британских доминионов во всех вопросах, кроме внешней политики. Вплоть до 1947 года все доминионы, колонии и протектораты формально подчинялись британскому монарху, однако после преобразования империи в Содружество наций его роль стала символической (в 17 государствах Содружества монарх Великобритании по-прежнему является де-юре главой государства).

Король Георг VI, принцесса Елизавета, принц Филип, принцесса Маргарет и королева Елизавета смотрят на юного принца Чарльза, сидящего на скульптуре оленя. Замок Балморал, август 1951 года

Стресс времен войны пагубно сказался на здоровье Георга VI, который, кроме того, много курил (в сентябре 1951 года ему удалили одно легкое). В январе следующего года он нашел в себе силы проводить дочь на отдых в Кению и в аэропорту попросил ее бывшую няньку: "Ради меня, присмотрите за Лилибет!". Спустя неделю, 6 февраля, Георг VI умер во сне от коронарного тромбоза. Лилибет вернулась из Кении уже как королева Елизавета II.


Королева-рекордсменка

Самый возрастной среди действующих монархов, самая долгоправящая глава государства в мировой истории, рекордсменка по времени нахождения на британском престоле — кажется, что современную Великобританию уже невозможно представить без "бабушки" Елизаветы II. Но в 1952 году, когда умер ее отец Георг VI, Лилибет было всего 25 лет. Активное участие в делах станы будущая королева начала принимать и того раньше — в возрасте 18 лет она стала одним из пяти "государственных советников" (то есть лиц, имеющих право выполнять функции короля в случае его отсутствия или недееспособности). В 1945-м наследница вступила в женский отряд самообороны и стала механиком-водителем санитарного автомобиля, закончив службу в звании лейтенанта. После войны она выступала по радио, сопровождала родителей в поездках, а также вышла замуж за 26-летнего Филиппа Маунтбеттена — офицера британского флота, члена греческой и датской королевских семей и праправнука королевы Виктории. Георг VI c неохотой дал согласие на брак, считая его не слишком удачной партией.

В лице принцессы британцы видели новую, молодую Англию, а многие, без преувеличения, были от нее без ума. "Когда мы были детьми, она была конфеткой. Нам было около 11, ей — 21 год, и выглядела она отлично. А какая у нее была фигурка… Мне не стоит так выражаться о Ее Величестве, но в школьные годы мы говорили: "Зацени, какие у нее формы!", — вспоминал участник The Beatles Пол Маккартни. Не меньше Елизавету II обожала пресса и только встающее на ноги телевидение. Церемония коронации Елизаветы II впервые транслировалась по ТВ, и, как считается, это событие заметно способствовало росту популярности телевещания.

Елизавета II возвращается в Букингемский дворец после церемонии коронации. 2 июня 1953 года

С точки зрения традиционной генеалогии, в которой родство определяется по мужской линии, Виндзорская династия должна была оборваться на Елизавете II. Принц Чарльз и его потомки должны были бы принадлежать к Глюксбургской ветви Ольденбургского дома, из которой происходит муж Елизаветы II принц Филипп (к этому дому также принадлежал российский Император Петр III и все его потомки по мужской линии). 

Однако в 1952 году королева издала прокламацию, согласно которой ее потомки, хотя и не являются потомками Виктории и Альберта по мужской линии, продолжат принадлежать к дому Виндзоров. Так что будущий король принц Чарльз, его сын Уильям и внук Джордж — прямые наследники престола — сохранят прежнюю фамилию.

История могла бы сложиться иначе. Согласно данным биографов королевской семьи, принц Филипп настаивал, чтобы королева взяла его фамилию Маунтбеттен, и был в ярости, когда Елизавета по совету Черчилля сохранила титул Виндзор. "Я единственный мужчина в стране, который не может передать свою фамилию детям. Я не что иное, как чертова амеба", — сокрушался принц Филипп в беседах с друзьями. Елизавета II искренне любила своего мужа, его вспышки гнева доводили ее до слез. В качестве компромисса было предложено, что все последующие потомки Елизаветы и Филиппа, за исключением принцев и принцесс, будут носить двойную фамилию — Виндзор-Маунтбеттен. Правда, правило оказалось не "железным" — королевская дочь, принцесса Анна, во время вступления в брак в 1973 году подписалась именно двойной фамилией.

За годы правления Елизаветы тектонические сдвиги произошли как в самой Великобритании, так и в окружающем мире. Некоторые из бывших колоний Соединенного Королевства (Индия, Австралия, Канада и другие) сами стали сильными международными игроками. Между тем, страна переживала не лучшие времена — в 1970-х годах экономика королевства испытывала серьезные трудности, и монаршая семья чуть не оказалась на грани банкротства. 

В 1979 году Великобритания получила первую женщину-премьера Маргарет Тэтчер, которая, сохраняя традицию Георга VI, каждый вторник беседовала с королевой о государственных делах. Женщины часто не соглашались друг с другом — королева была против экономической политики тэтчеризма, но всегда держала себя над политическими схватками и никогда не выражала публично свои политические симпатии или антипатии. То же самое касалось многочисленных дворцовых интриг, которые разворачивались в семье Виндзоров в 1980-х и 1990-х.

У такой отстраненности была обратная сторона — в 1997 году, после смерти принцессы Дианы, длительное молчание королевы было раскритиковано общественностью и прессой как неуважение к бывшей невестке. "Покажите, что вам не все равно, мэм", — язвительно писало издание Express. Это был один из самых тяжелых периодов для Виндзоров — согласно данным соцопросов, каждый четвертый житель страны выступал за отмену монархии. Пятью годами ранее Елизавете II пришлось пережить то, что она сама назвала annus horribilis, "ужасный год". В 1992 году двое из четырех детей королевы — принц Эндрю и принцесса Анна — развелись со своими супругами, принц Чарльз расстался с принцессой Дианой, а Виндзорский замок пострадал от сильного пожара. Вдобавок на королеву впервые в истории была возложена обязанность по выплате подоходного налога, и заметно сократилось финансирование королевского двора.

Виндзорский замок во время пожара. 21 ноября 1992 года

На рубеже веков The Economist назвал британскую монархию "идеалом, время которого прошло". Благодаря развитию СМИ и интернета, завеса тайны, которая всегда скрывала жизнь королевской семьи, казалось, окончательно пала, и за ней обнаружились обыкновенные, хоть и баснословно богатые и влиятельные люди. Молодые Виндзоры — принцы Уильям и Гарри — стали воплощением "монархии с человеческим лицом", и британцам это понравилось. Даже сама королева, несмотря на преклонный возраст, вынуждена была принять новые реалии, в которых глава государства — это не только правитель, но и шоумен, звезда YouTube и социальных сетей (достаточно вспомнить, как она вместе с Джеймсом Бондом "прыгала" с вертолета на олимпийский стадион в 2012 году). Пожалуй, способность переосмысливать себя и подстраиваться под стремительно меняющийся мир и стали залогом "долголетия" Виндзоров. Можно сказать с уверенностью: если династия хочет прожить еще 100 лет, то это будут 100 лет дальнейших перемен.

Над материалом работали

{{role.role}}: {{role.fio}}

В материале использованы фотографии: AP Photo, Henry Guttmann/Getty Images, Hulton Archive/Getty Images, Central Press/Getty Images, Central Press/Hulton Archive/Getty Images, Ben A. Pruchnie/Getty Images.