Все новости

Участник Курской битвы: собственными спинами мы поддерживали штурмовые мостики

В канун годовщины одного из ключевых сражений Великой Отечественной войны Герой Советского Союза Михаил Булатов рассказал ТАСС, за что был удостоен ордена Красной Звезды
Михаил Булатов Владимир Шумаков/ТАСС
Описание
Михаил Булатов
© Владимир Шумаков/ТАСС

Михаил Алексеевич Булатов — один из самых известных курских ветеранов, Герой Советского Союза, в одиночку разминировавший проход для советских танков под Кенигсбергом (ныне — Калининград) в самом конце войны.

Его солдатский путь начался во время Курской битвы, когда он, только покинувший стены училища, неожиданно для себя стал сапером: ползал по минным полям под пулеметными очередями фашистов и удерживал на своих плечах штурмовые мостики через реку. Накануне годовщины одного из ключевых сражений Великой Отечественной войны Михаил Булатов рассказал ТАСС, за что получил самую ценную для него награду — орден Красной Звезды.

Для меня это (Курская битва) было самое настоящее боевое крещение, здесь меня наградили Красной Звездой. Для меня это была и есть самая дорогая награда

Мы стали солдатами

В 1943 году Михаила Булатова, молодого курсанта Орловского пехотного училища (оно тогда находилось в эвакуации в Туркмении), вместе со всеми сокурсниками направили подкреплением на Сталинградскую битву.

К счастью для необстрелянных солдат, Сталинград закончился, когда те были еще в пути, и их перенаправили в Орловскую область, в район села Вяжи на реке Зуша. Позже эти места назовут северным фасом Курской дуги. Здесь уже вовсю шла подготовка к битве и нужны были саперы, так что пехотинцу Булатову пришлось переучиваться прямо на ходу.

В феврале 1943 года мне еще было 19 лет с небольшим. Под Мценском эшелон остановился, и нас по всем частям и дивизиям разбросали. Я попал в 235-ю стрелковую дивизию, саперный батальон. Это уже опытные фронтовики. Они прямо на ходу нас учили, как минировать, какие ставить мины и полосы упреждения. Таким образом мы стали солдатами

Ветеран уверен, что только благодаря строгости со стороны старших боевых товарищей, буквально "тыкавших носом" его и сослуживцев в саперную науку, вся операция была проведена без единого ЧП, а сам он не получил ни одного ранения.

Булатов и его сослуживцы минировали передний край своих позиций, а также танкоопасные направления в тылу, ставили проволочные заграждения, пропускали по безопасным тропкам разведчиков и перекидывали через Зушу штурмовые мостики, по которым предстояло отправиться в атаку пехоте.

Одни на минном поле

По словам Булатова, саперы всегда знали о предстоящих выступлениях раньше пехоты. Если поступал приказ разминировать проходы в минных полях — до атаки сутки, если начинают делать безопасные коридоры в чужих минных полях — до боя остаются часы. Так и произошло 12 июля на орловских позициях Курской дуги.

Мы получили приказ быть готовыми завтра к наступлению; 12 июля с утра началась артиллерийская подготовка и наши войска пошли в наступление. А в ночь перед наступлением мы должны были делать проходы в минных полях противника и их проволочных заграждениях

Работали в парах, ползая по минам плечом к плечу, и убирали взрыватели. Так и получалось: проходы шириной в четыре вытянутые руки, к немецким позициям подходили на расстояние пулеметной очереди.

Ракета взмыла, ты уже должен прижаться, знаешь, что сейчас будет пулеметный огонь. Затих — полежи. Очередь прошла — и ты делаешь работу дальше

Подавить в себе страх

Когда был отдан приказ о наступлении, пехота начала пересекать Зушу. Это была небольшая речушка, но переход вброд был невозможным. Поэтому солдаты перебегали на другой берег по узким штурмовым мостикам, установленным саперами. Противник пытался остановить атаку еще на этом рубеже, и от батальона Булатова зависел не только успех действий, но и жизни сослуживцев.

Немцы-то тоже огрызались, бомбили, обстреливали. Бывали случаи, когда попадали в переправу, выбивали какую-то часть (у нас были про запас сделаны доски), поэтому приходилось "нашему брату", саперам, становиться вчетвером и на свои плечи эти доски класть

Фактически для 19-летнего молодого человека, едва покинувшего училище, это был первый настоящий бой. И хоть самому вступать в стычки с врагом во время Курской битвы ему не пришлось ни разу, он видел смерть других солдат.

Когда бежит пехотинец по этому штурмовому мостику и когда его тут же пулей сшибают, он падает в воду, тут уже, конечно, в какой-то степени страх, но в какой-то — стремление сделать все быстрее и лучше

Так же было и до этого, ночами на минных полях, и после, в многочисленных битвах и саперных работах. "Раз надо, значит и страх ты в себе подавляешь", — говорит ветеран.

После Курской битвы

Уже 29-30 июля 1943 года дивизию, в которой служил Булатов, из-за серьезных потерь направили под Тулу на пополнение. Там же ему вручили орден Красной Звезды. Потом сапер был направлен на Калининский фронт.

При штурме Кенигсберга произошел самый главный эпизод его службы. "Старший сержант Михаил Алексеевич Булатов под беспрерывным огнем противника обезвредил 24 немецких фугаса, прикрывавших дорогу на город, и тем самым дал возможность советским танкам и самоходным орудиям ворваться на окраину города", — гласит надпись на обелиске в нынешнем Калининграде.

Тогда Булатов потерял одного товарища, двое были ранены, а он выполнил боевую задачу и снова остался цел.

Дмитрий Медведев (справа) встретился с ветеранами в рамках рабочей поездки в Курскую область пресс-служба администрации Курской области
Описание
Дмитрий Медведев (справа) встретился с ветеранами в рамках рабочей поездки в Курскую область
© пресс-служба администрации Курской области

19 апреля 1945 года за действия в Восточной Пруссии ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Потом война кончилась, но он остался служить дальше.

В 1948 году окончил Львовское военно-политическое училище. В разные годы разминировал Донецкую область и возвращался к реке Зуша, чтобы очистить те самые поля для пашни. Был на Курилах, где познакомился со своей будущей супругой, потом переехал в Курск. Покинул его для службы в Германии, но потом вновь вернулся.

В общей сложности Булатов отдал армии более 30 лет жизни и не жалеет об этом. Жалеет лишь, что время, подарившее ему уже 94 года, не так благосклонно к другим фронтовикам.

В этом доме, когда заселялись, все фронтовики были. Потом все меньше, и меньше, и меньше. А сейчас только двое: я да еще один сосед