Все новости
Ситуация с ценой на нефть WTI

Отрицательные цены на американскую нефть. Как такое возможно и что это значит

© Егор Алеев/ТАСС
Пандемия нового коронавируса или ценовое противостояние производителей и по отдельности потрясли бы нефтяной рынок, но вместе они перевернули его вверх дном

Что минувший понедельник, 20 апреля, стал историческим, уверены все: фьючерсы американской нефти WTI (West Texas Intermediate) обвалились больше чем на 300% и впервые в истории ушли ниже нуля — почти на $40.

Эталонные сорта нефти

В мире производится множество марок нефти, отличающихся по составу, плотности и т.д. Но три из них считаются эталонными — каждая определяет цены на сырье в разных регионах мира.

  • Brent, добываемая в Северном море, — для европейских и азиатских рынков. От нее зависит в том числе и стоимость российской экспортной марки Urals. А уже с ее ценой связаны доходы государственного бюджета и макроэкономическая стабильность отечественной экономики.
  • Добываемая в Техасе WTI — для западного полушария.
  • И Dubai Crude широко используется при определении цен тех видов нефти, что экспортируют страны Персидского залива.

Продолжение

Как это случилось?

Невиданный раньше обвал объясняется одновременным совпадением технических — окончание срока исполнения майских фьючерсов — и фундаментальных причин: падение глобального спроса, недостаток места в нефтехранилищах и вступление в силу новой сделки ОПЕК+ только в мае. Но такая ситуация носит разовый характер и спровоцирована спецификой торгов на бирже, объясняют эксперты.

Фьючерс — это финансовый инструмент, контракт, который предполагает покупку какого-либо актива (в данном случае нефти) в определенный момент в будущем, но по текущей рыночной цене. То есть торгуется не сама нефть, а фиксированная цена на контракт. Так как фьючерсные контракты на нефть WTI поставочные (бывают еще расчетные, но это другая история), то, когда истекает их срок (если говорить биржевыми терминами, проходит экспирация), покупатель должен получить реальный товар. Иными словами, если трейдер не успевает закрыть текущий контракт до экспирации — 21 апреля для майских фьючерсов WTI, то ему грозит физическая поставка нефти.

И тут в дело вступают фундаментальные факторы. За последнее время в США избыточное предложение на фоне падающего спроса сформировало большой запас нефти. И хранить ее сейчас либо негде, либо слишком дорого. Так, по данным на начало апреля, запасы сырья в крупнейшем американском хабе в городе Кушинг (штат Оклахома) составляли 55 млн баррелей, или около 72% его емкости — 76 млн баррелей. А с учетом скорости, с которой пополняется хранилище, — 745 тыс. баррелей в день, по подсчетам агентства Bloomberg, оно заполнится уже к концу мая. Нехватка места в Кушинге и вызвала панику у финансовых трейдеров с производственными контрактами, которым некуда заливать нефть, пишет Financial Times. В итоге они согласились "доплатить" (записать в убыток), чтобы избавиться от майских фьючерсов, ведь на вывоз и складирование нефти им бы пришлось потратиться еще больше. Тем более, большинство сделок по фьючерсам не заканчивается реальной поставкой товара — это все-таки бумажный рынок. Реальную нефть в ноль или с доплатой никто продавать не будет.

Сделки ОПЕК+ не хватает

Особенность фьючерсов в том, что цена ближайшего контракта отражает текущее состояние рынка и стремится к стоимости физической нефти. А дальний контракт демонстрирует ожидания от сырьевых цен, напомнил эксперт по фондовому рынку "БКС Брокер" Игорь Галактионов. Так что майские фьючерсы уже не учитывали новую сделку ОПЕК+, которая в любом случае начнет действовать как раз только в мае.

И даже после она поможет стабилизировать ситуацию только отчасти. Ведь еще неделю назад казавшееся рекордным сокращение — 9,7 млн баррелей в сутки в мае-июне, не компенсирует реальное падение спроса, которое в апреле достигнет 29 млн баррелей в день, в мае — 26 млн баррелей в день, а в июне — 15 млн баррелей. После отказа от предыдущей сделки, которая работала с 2016 года, ОПЕК+ поздно договорились о новой, да и договоренности оказались недостаточными, отмечает агентство Bloomberg.

Как отреагировали Brent и рубль?

Обвал WTI, конечно, потянул за собой и другие сорта. Так, июньские фьючерсы Brent опустились 21 апреля ниже $20 за баррель. Июньские фьючерсы WTI, которые уже стали основным торгуемым инструментом для рынка американской нефти, тоже начали дешеветь, но ситуация с ними не такая шокирующая, как с майскими, — они торгуются во вторник в районе $15 за баррель, все-таки рассчитывая на поддержку сделки ОПЕК+.

Рубль, в свою очередь, отреагировал, но не очень сильно, на 12:17 мск курс доллара вырос на 1,94% — до 77,0125 рубля.

Что дальше?

Внимание участников рынка сосредоточено на ближайшем контракте на Brent, который исполняется 30 апреля, заявил Игорь Галактионов. По мере приближения даты экспирации с ним может повториться аналогичная история, считает он. Ведь огромный дисбаланс на физическом рынке, недостаток хранилищ и переход спекулянтов в следующий контракт могут оказать значительное давление на контракты Brent с поставкой в июне.

"Ситуация на физическом рынке остается очень тяжелой, особенно пока сделка ОПЕК+ не начала действовать, поэтому нельзя исключить, что и Brent, и Urals ненадолго упадут ниже $10", — отметил директор отдела корпораций международного рейтингового агентства Fitch Дмитрий Маринченко.

С возможным продолжением распродаж на рынке нефти согласен и руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. Он напомнил мнение генсека ОПЕК — глобальный дефицит свободных резервных хранилищ может привести к тому, что во втором квартале 14,7 млн баррелей в сутки окажутся невостребованными.

Так что цены будут низкими и сильно колебаться, пока страны не начнут активнее сокращать добычу, снимать карантинные меры и, как следствие, помогать восстановлению мирового спроса на нефть.

Также у американских властей есть в запасе некоторые шаги, на которые они могут или уже готовы пойти на фоне снижения нефтяных цен:

А стратегически наблюдаемое падение нефтяных цен может заметно изменить расстановку сил в нефтедобывающем секторе, и Россия с Саудовской Аравией рискуют столкнуться со снижением своего влияния, считает агентство Bloomberg.

Арина Раксина