Все новости

Реакция на доклад о "культе личности" первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева

Хрущев выступил с докладом "О культе личности и его последствиях" 25 февраля 1956 года на закрытом заседании ХХ съезда КПСС

ТАСС-ДОСЬЕ /Кирилл Титов/. 25 февраля 1956 г. на закрытом заседании ХХ съезда КПСС первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев выступил с докладом "О культе личности и его последствиях".

Закрытое заседание

Накануне, 24 февраля 1956 г., после заключительного заседания съезда, посвященного выборам членов ЦК, делегатов попросили не разъезжаться, а остаться еще на один день. Участники съезда были готовы к тому, что партийное руководство намерено огласить важную информацию, касавшуюся деятельности главы СССР Иосифа Сталина (1879-1953). Уже в начале работы партийного форума члены Президиума ЦК КПСС Михаил Суслов и Анастас Микоян в своих выступлениях критически отзывались о "чуждых марксизму-ленинизму теории и практике культа личности". Несмотря на это, доклад Никиты Хрущева произвел на делегатов съезда ошеломляющее впечатление. Во время речи первого секретаря в зале царила мертвая тишина. Председатель Госплана СССР Николай Байбаков вспоминал, что "не было тогда в зале ни одного человека, которого этот доклад не потряс... Для многих это все стало испытанием их веры в коммунистические идеалы, в смысл всей жизни". Александр Яковлев, в то время работник отдела школ ЦК КПСС (в 1987-1990 гг. - член Политбюро ЦК КПСС), так описывал атмосферу в зале после речи Хрущева: "Мы спускались с балкона и в лицо друг другу не смотрели. То ли от чувства неожиданности, то ли от стыда или шока".

По окончании доклада председательствовавший на заседании глава советского правительства Николай Булганин предложил "прений по докладу не открывать" и "вопросов не задавать". Делегаты съезда приняли два постановления: об одобрении положений доклада и о его рассылке партийным организациям без опубликования в открытой печати.

Реакция на местах

В начале марта 1956 г. началось ознакомление с текстом доклада "О культе личности и его последствиях" в партийных и комсомольских организациях, он также был разослан представителям зарубежных компартий. В отчетах местных партийных организаций в ЦК сообщалось о множестве фактов публичного снятия и уничтожения портретов, бюстов и памятников Сталина, их разрушения и осквернения. На собраниях парторганизаций, где зачитывался доклад Хрущева, принимались резолюции "объявить Сталина врагом народа и упразднить все, что носит имя Сталина". Многие требовали убрать тело Сталина из мавзолея. Коммунисты одного из районов г. Молотова (ныне Пермь) задавали вопросы: "Почему молчали члены Политбюро и сами восхваляли Сталина? Неужели члены Политбюро трусы, а партия бессильна была поставить на место Сталина?" В Институте востоковедения Академии наук СССР один из научных сотрудников - Мордвинов - заявил, что ответственность за расстрелы должны нести все члены Политбюро, в том числе и Хрущев, который "проявил трусость". Он потребовал открыть в партии дискуссию по докладу о "культе личности", после чего созвать внеочередной съезд.

Многие представители зарубежных коммунистических партий не знали, как реагировать на доклад. Генеральный секретарь компартии Испании Долорес Ибаррури вспоминала: "Советские руководители раскрыли нам глаза на горькую и грустную действительность, которую мы не знали. Она произвела на нас такое тяжелое впечатление, что лучше было бы жить в заблуждении".

Беспорядки в Грузинской ССР

Информация об осуждении "культа личности" Сталина на ХХ съезде КПСС вызвала стихийные волнения в Грузинской ССР. 5-9 марта 1956 г. в Тбилиси, Гори, Кутаиси и других городах прошли манифестации под лозунгами "Слава великому Сталину!", "Кровь за Сталина!", которые переросли в массовые беспорядки. Выступавшие с трибуны заявляли, что "тому, кто решил запятнать светлую память Сталина, грузинский народ не простит", и противники Сталина "поплатятся кровью". Выдвигались требования запретить в парторганизациях чтение доклада о "культе личности", "снять со своих постов Микояна, Булганина и Хрущева". В качестве ответной меры властей на улицах Тбилиси было введено патрулирование войск местного гарнизона, государственные учреждения были взяты под усиленную охрану. В ночь с 9 на 10 марта 1956 г. вооруженная толпа совершила нападение на Дом связи, ранив несколько солдат в оцеплении, после чего была рассеяна огнем на поражение. По данным МВД Грузии, было убито 15 и ранено 54 человека. 10 марта 1956 г. обстановка в городе нормализовалась, за участие в беспорядках были задержаны 375 человек (среди них 34 члена КПСС и 165 комсомольцев), 39 - были осуждены.

Запретительные меры

Партийное руководство СССР быстро осознало, что дальнейшее обсуждение "культа личности" может поставить под угрозу авторитет коммунистической партии в целом. Уже 5 апреля 1956 г. было принято постановление ЦК КПСС "О враждебных вылазках на собрании партийной организации Теплотехнической лаборатории Академии наук СССР по итогам ХХ съезда КПСС". В нем публично были осуждены коммунисты, которые в критике "культа личности" вышли за рамки, установленные партией. Парторганизация лаборатории была распущена, многие выступавшие исключены из КПСС. Аналогичные меры были приняты по всему Советскому Союзу, причем часть выступавших с критическими замечаниями подвергалась уголовному преследованию. 19 декабря 1956 г. в постановлении Президиума ЦК КПСС "Об усилении политической работы партийных организаций в массах и пресечении вылазок антисоветских, враждебных элементов" попытки свободного обсуждения партийной истории были объявлены "вражескими действиями", которые антисоветские элементы "прикрывают фальшивыми словами о критике и самокритике, лозунгами борьбы "за демократию".