Все новости

Высказывания Владимира Путина в ходе "Прямых линий" об отношениях со странами Запада

В подборку высказываний о взаимоотношениях России с западными государствами вошли цитаты главы государства с 2001 по 2016 год

ТАСС-ДОСЬЕ. 15 июня 2017 г. состоится очередная "Прямая линия с Владимиром Путиным", во время которой жители страны в прямом эфире смогут задать президенту свой вопрос или обратиться с просьбой.

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила подборку высказываний главы государства о взаимоотношениях России с западными государствами.

2001 г.

"Соединенные Штаты - одна из ведущих мировых держав... <...> Это партнер номер один для нас. <...> Я хочу вас заверить в том, что со стороны России ничего не будет сделано такого, что омрачило бы наши отношения. Но при этом хочу обратить... внимание и на то, что мы, безусловно, будем отстаивать свои национальные интересы".

2002 г.

"Мы объединяемся с другими странами мира в антитеррористическую коалицию, чтобы помогать друг другу противостоять этим угрозам. И мы будем наращивать эти усилия".

2003 г.

"Мы не заинтересованы в поражении Соединенных Штатов в их борьбе с международным терроризмом, потому что мы с Соединенными Штатами партнеры в борьбе с терроризмом".

2006 г.

"Евросоюз нам ничего не должен, так же как и мы ничего не должны. Но мы исходим из того, что Россия сыграла исключительно важную роль в падении Берлинской стены и в преодолении раскола в Европе. Эта заслуга принадлежит прежде всего Советскому Союзу и нашей с вами родной России... Поэтому мы, конечно, вправе рассчитывать на то, что, когда на достаточно высоком уровне в западных столицах мы слышим тезис о необходимости создания Европы без разделительных линий, это касается и России. И что эти принципы и эти политические установки будут реализованы на практике".

2007 г.

"Мы разрешили транзит (это впервые в нашей истории)... для стран НАТО по своей территории, транзит военных грузов и персонала. Мы помогаем информацией, мы рассматриваем возможности нашего экономического участия в возрождении Афганистана, находясь в постоянном контакте с руководством этой страны, и у нас здесь есть неплохие перспективы".

2008 г.

"Обычно всегда, когда происходит смена власти, в любой стране, тем более в такой супердержаве, как Соединенные Штаты, какие-то изменения происходят. <...> Сейчас мы видим эти позитивные сигналы. В чем они заключаются? Ну вот обратите внимание на встречи министров иностранных дел стран - членов НАТО. И Украине, и Грузии отказано в плане действий по присоединению к альянсу. <...> Мы слышим о том, что необходимо выстраивать отношения с Россией, учитывая ее интересы. Если это не просто слова, а если они будут трансформированы в практическую политику, то, конечно, наша реакция будет адекватной. И наши американские партнеры ее сразу почувствуют".

2011 г.

"Мы и с Соединенными Штатами хотели бы быть союзниками. Просто то, что я сейчас вижу, и то, о чем я говорил в Мюнхене (на Мюнхенской конференции по безопасности в 2008 г. - Прим. ТАСС-ДОСЬЕ), - это не союзничество. Мне иногда кажется, что Америке не нужны союзники, им нужны вассалы. Но мы хотим и будем выстраивать отношения со Штатами, потому что... внутри самих Соединенных Штатов происходят определенные трансформации. Американскому обществу уже не хочется в значительной степени, во всяком случае, не хочется исполнять роль международного жандарма".

"Ведущая страна Западного мира, США, с подозрением относится к нашему ракетно-ядерному потенциалу. Думаю, что совершает огромную ошибку, полагая, что сначала нужно изъять этот ядерный потенциал, а потом рассматривать нас как возможного союзника. Это мышление в рамках еще холодной войны. <...> Это не дает и Европе работать с нами, как реально с потенциальным союзником".

2013 г.

"Прежде всего хочу сказать о том, что некоторое охлаждение у нас (с США - Прим. ТАСС-ДОСЬЕ) началось с событий в Ираке... <...> И мы тогда сказали, что мы считаем, что этот шаг является ошибочным, и мы делать этого не будем. Потом возникли события в Ливии, возникли события в других частях света. <...> Мы наблюдаем там хаос везде. И не считаем, что позиция наших партнеров является безусловно правильной. Почему мы должны поддерживать то, что мы считаем неверным? Но это не значит, что нам не нужен комплекс мер, направленных на выстраивание отношений в нужном ключе".

"Был хороший повод... забыть все, что было во времена холодной войны, и пойти дальше. Нет! Надо было обязательно втащить другой, антироссийский в данном случае, "акт Магнитского". Еще никто не расследовал даже, что там произошло. Зачем это было сделано? Просто для того, чтобы жабры раздуть: мы самые крутые здесь. Зачем? Это такое имперское поведение на внешнеполитическом поле. Кому это понравится?".

2014 г.

"Современный мир, особенно западный мир, он очень монополизирован, и многие страны западного мира... добровольно отказались от значительной части своего суверенитета. В том числе это результат блоковой политики. Нам с ними иногда очень сложно договариваться по вопросам геополитического характера. Сложно договариваться с людьми, которые даже дома разговаривают между собой шепотом, потому что боятся, что их американцы подслушивают. Это не фигура речи. <...> Но, конечно, в вопросах экономики, по каким-то другим проблемам они являются для нас главными партнерами".

"Мы хотим хороших отношений, но мы просто не можем позволить, чтобы кто-то всегда спекулировал на том, что мы за это хорошее отношение к нам постоянно должны уступать свои интересы, постоянно отодвигаться-отодвигаться. За то, что нам разрешают рядом посидеть, мы должны пойти там на уступки, там на уступки, здесь промолчать, там ничего не сделать, здесь сделать вид, что мы ничего не замечаем. Но это же невозможно, в конце концов, и в данном случае нас подогнали к какой-то черте, за которую мы уже не могли отступить".

2015 г.

"Мы воевать ни с кем не собираемся, но будем укреплять, безусловно, свою обороноспособность как раз для того, чтобы ни у кого не возникало никакого желания воевать с Россией. <...> Мы никого врагами не считаем и не рекомендуем никому считать нас своими врагами".

2016 г.

"Понимаете, дело даже не в конкретных людях там. Но если они будут исходить из ложной посылки своей исключительности, то это будет означать, что они будут претендовать всегда на особое положение и на особые права. Это гносеологическая, как говорят некоторые специалисты, ошибка. Нужно посмотреть в корень проблемы и действовать не с позиции силы и диктата, не с позиции имперских амбиций, а действовать уважительно со всеми своими партнерами, и конечно, с Россией. Без этого невозможно выстроить современные демократические международные отношения".