Все новости

Константин Хабенский: история "Дозоров" сейчас может быть востребованной

Константин Хабенский Доминик Бутен/ТАСС
Описание
Константин Хабенский
© Доминик Бутен/ТАСС

Актер Константин Хабенский, обладатель почетного звания "Народный артист РФ", остается одним из самых востребованных исполнителей. Он успевает сниматься в полнометражных российских фильмах и в сериалах, выходить на театральные подмостки в новых проектах и заниматься благотворительной деятельностью. В интервью ТАСС Хабенский рассказал о том, как пандемия повлияла на деятельность его фонда и что ему удалось переосмыслить за этот год, а также поделился идеями о дальнейшей судьбе героя "Дозоров" Антона Городецкого и удивился количеству ролей, которые сыграл за годы творческой деятельности.

— Прошлый год был, мягко говоря, не самым простым, в том числе для отечественного кинематографа — это отразилось и на количестве премьер. Тем не менее мы увидели как минимум три крупных релиза с вашим участием — "Трое", "Огонь", "Доктор Лиза", плюс несколько сериалов, в том числе "Нежность" и новый сезон "Метода". Вы представили настолько разные образы в этих картинах, что возникает вопрос: на что вы в первую очередь обращаете внимание, выбирая проекты?

— Я выбираю как раз так, чтобы проекты были разные, желательно с интересным режиссером, с которым мы могли бы общаться, разговаривать, которому я мог бы доверять, у которого были бы свои принципы относительно кино и, скажем так, по векторному направлению сопоставимые с моими принципами. Не хочется делать повторений, играть то, что я уже сыграл, те ситуации, в которых я уже бывал.

— В вашей фильмографии сейчас уже более ста ролей. Какие из них для вас особенно дороги?

— Вот я не считаю роли, когда услышал это число —  ужаснулся.

Это моя жизнь, мое время, и я просто делаю выводы, надо ли мне продолжать в той же компании изучение полета человеческой души. На самом деле, это все в прошлом, от них остались только хорошие или плохие воспоминания. То, чем ты горишь сейчас, то, над чем работаешь, — роли в кино, спектакли, которые уже идут или находятся на стадии репетиции, — они здесь, с тобой, за них переживаешь, стараешься что-то вложить

— Как вы в принципе распределяете свое время между театром и кино? Трудовые подвиги — это про вас?

— Трудовые подвиги, я очень надеюсь, остались позади. Сейчас хочется работать последовательно: кино, театр, потом опять кино. Но это все моя теория того, как было бы неплохо делать. Практика и жизнь-злодейка подкидывают нам сюрпризы, от которых иногда просто невозможно отказаться, поэтому опять набираешь работы. Пандемия нам всем преподала такой урок, очень непростой, что ничто от тебя не убежит. Иногда нужно выдохнуть, успокоиться, подумать и идти дальше. Не надо все время находиться в состоянии поиска и бега.

— В одном из интервью вы сказали, что пандемия стала для вас периодом, когда вы смогли взять паузу в бесконечном рабочем потоке…

— Я имел возможность делать паузы и раньше, просто делал их небольшими. Эти паузы были, так скажем, робкими, не мхатовскими. Пандемия просто доказала, что да, это возможно.

— Возможно, вам за это время удалось что-то переосмыслить?

— Людей. Тех, которых знаешь, которые проявились с неожиданной стороны.

— Например, в пандемию вы вместе с другими артистами вошли в состав Мужского хора творцов (МХТ) имени Гагарина и представили несколько онлайн-проектов. Есть ли планы продолжать этот проект или провести творческий вечер уже офлайн?

— Мы ровно год — с 12 апреля по 12 апреля — в веселой дружной десятиголовой компании просуществовали с хорошим творческим наполнением и хорошим посылом с точки зрения финансовой и моральной помощи коллегам и цехам театра. Вроде бы времена прошли, но мы никуда не разбежались, и если что-то случится, то вновь соберемся, как мушкетеры. Другое дело, офлайн-история, которую писал вначале Игорь Верник, прекрасна, но здесь организационные бразды правления должны взять на себя другие представители команды, в том числе и автор этих замечательных стихов. А так бы я с удовольствием собрался с командой, почитал, мы бы посмеялись и пошутили.

— Сейчас Россия переживает, если можно так сказать, некий сериальный бум — постоянно снимаются и выходят новые проекты, в некоторых из них вы и сами принимаете участие. Остается ли время что-то при этом смотреть?

— Мне нужно время, чтобы погрузиться, я считаю неправильным смотреть что-то на перемотке. В этом смысле я консерватор и старовер. Контента сейчас очень много, даже профессионал не справится со всем, что выходит. Мне не кажется, что много чего-то посмотрел. Тем не менее многое на слуху. Например, "Псих" — я получил огромное удовольствие от этой работы, и режиссерской, и актерской, и сценарной. Это не единственное название, но просто я следил за ним, так как сценарием занималась Паулина Андреева, во время "Метода" мы периодически об этом говорили.

— На днях онлайн-кинотеатр ivi сообщил о том, что вы стали лицом бренда и уже представили в рамках коллаборации подборку любимых картин. Почему вы решили принять участие в этой кампании и какие ожидаются еще совместные проекты в рамках сотрудничества?

— Наши взгляды и ценности совпали. Потому что деятельность онлайн-кинотеатра напрямую относится к тому, чем я занимаюсь, чему я учился, связав свою жизнь с театром и кино.

Мне интересно представлять бренд, который самостоятельно развивается на рынке, не входит ни в одну экосистему. И вся история развития компании — это про кино, про качественный контент, с акцентом на семейную аудиторию и безопасное смотрение для детей

Первый наш шаг — это создание специальной киноподборки. На платформе я делюсь со зрителем тем, что сам смотрел. И тем, что, как мне кажется, имеет право на существование. А также рекомендую те фильмы, которые сам еще не видел по каким-либо причинам, но собираюсь посмотреть. С командой ivi мы придумываем и готовим ряд историй, которые помогут пользователям и зрителям лучше ориентироваться в мире кино и в жизни онлайн-платформы. Мир меняется, многие процессы переходят в digital, и важно адаптироваться к новым реалиям, но сохраняя при этом основные человеческие ценности.

Кадр из фильма "Дневной Дозор", 2005 год Первый канал/ТАСС
Описание
Кадр из фильма "Дневной Дозор", 2005 год
© Первый канал/ТАСС

— Для меня одним из самых ярких зрительских впечатлений начала нулевых стали "Дозоры" и все еще самый крутой вампир в российском кинематографе Антон Городецкий. Регулярно появляются слухи о том, что фильм может получить продолжение. Согласились бы вы участвовать в третьей части? Особенно если учесть, что вы всегда ищете что-то новое, а это, скажем так, уже былое.

— Это разные вещи. Игорь Плахов (герой сериала "Убойная сила" — прим. ТАСС) и Родион Меглин (герой сериала "Метод" — прим. ТАСС) — это одно и то же, это криминальный сериал про человека, который расследует преступления, только я вошел в эти истории в разное время и, наверное, в разном качестве. С Антоном Городецким то же самое — это будет качественно другая история. Если — с удовольствием поделюсь своими мыслями, которые у меня накопились.

Я тоже считаю, что история "Дозоров", история Городецкого и других персонажей сейчас может быть очень востребованной. Другое дело, кто захочет это сделать, хватит ли сил и таланта… А идеи есть, я готов ими делиться

— В 2018 году вы впервые выступили в качестве режиссера в картине "Собибор". Сейчас, оглядываясь на эту историю, как вам кажется, оказался ли опыт режиссуры для вас чем-то, что хотелось бы повторить? И если да, какие истории хотели бы рассказать? 

— Это сногсшибательный опыт, он отразился на мне как на актере в том числе, стал огромным ликбезом в стране кинематографии — как это делается, что, зачем, как это можно подправить, усилить. Я для себя открыл большой инструментарий, мне понравилось. Это было очень тяжело, но очень интересно. На мой взгляд, на тот момент, когда фильм вышел, я сделал на 95% всего того, что знал, умел и чувствовал. Возможно, сейчас это была бы другая история, но это вопрос того, что все мы либо развиваемся и двигаемся, либо стоим на одном месте. Интерес есть, идеи есть, другое дело, что реализовывать их надо не суетно, к ним надо готовиться. Мы никуда не торопимся.

— Вы бы хотели выступить только в качестве режиссера или сценариста тоже?

— Я не пишущий человек, могу выступить автором идеи, это другое дело. Для сценариев есть специальные люди, которые это умеют делать и делают это иногда очень лихо. Пока, после "Собибора", я вообще снимаюсь только как актер, без всяких амбиций на то, что мне теперь нужны только главные роли.

— Период всеобщего затишья как-то отразился на работе благотворительного фонда? Может, люди стали охотнее помогать, потому что появилось время подумать и расставить приоритеты, или, наоборот, пожертвований стало меньше из-за того, что многие оказались в сложной финансовой ситуации?

— Поначалу было очень сложно, потому что механизмы работы фонда отлажены в основном офлайн. Мы начали быстро осваиваться, чтобы понять, как работать с теми людьми, которые помогают фонду. Это было сложно. В какой-то момент мы подумали, что ежегодный бизнес-план фонда полетит в тартарары. Но не тут-то было. В какой-то момент он действительно полетел, но, видимо, очень правильно на людей подействовали эти вынужденные "каникулы", видимо, произошел момент остановки, ушла лишняя суета, и осенью мы собрали больше, чем планировали. Это было крайне неожиданно, но прекрасно, потому что это в основном частные пожертвования людей, которые решили, что надо и другим помогать в такое тяжелое время.

— Вы недавно перезапустили благотворительный спектакль "Поколение Маугли", вот буквально на днях состоялся показ. Есть ли хотя бы примерное понимание, какими будут сборы в этот раз?

— Этот спектакль оказался многострадальным, потому что мы планировали выпустить его 2 июня 2020 года. Произошло чудо, мы смогли удержать команду этих молодых и талантливых ребят на протяжении года. Мы репетировали в интернет-пространстве, придумывали, как сохранить постановку. Это другая, более взрослая история (благотворительный театральный проект "Поколение Маугли" существует с 2014 года — прим. ТАСС), она рассчитана не только на детей, но и на юношеское поколение, потому что в ней возникают темы любви, и прятаться от этого, я считаю, не надо. Постановка станет постоянной. Сейчас в коллективе более ста мальчиков и девочек, и я надеюсь, что это будет такой perpetuum mobile, к которому смогут присоединиться мои коллеги из театра, звездные приглашенные актеры.

— Будете ли отправлять проект на гастроли?

— Меня волнует не только содержание и качество спектакля, но еще и сборы, потому что они напрямую идут на помощь нашим подопечным. Ездить на гастроли и фестивали для того, чтобы показать себя, я считаю неправильным. Это может делать любой другой спектакль. Вывозить группу на гастроли дорого, а этот спектакль должен зарабатывать хорошие отзывы и хорошую кассу, чтобы помогать спасению жизней. На премьеру в "Крокусе" были приглашены те ребята и девчонки, средства на лечение которых поступали от этого спектакля пять-шесть лет назад. У нас в конце спектакля на большом экране показывают фотографии тех детей, для которых мы работаем.

— Это, безусловно, очень духоподъемная история… Но ведь помочь получается не всем, у кого-то болезнь побороть не удается. Как вы это переживаете?

— Процент выздоровления очень большой, тем более у детей. Я, конечно же, общаюсь с некоторыми подопечными — со всеми общаться просто нет возможности, — но у нас в команде больше двадцати человек в штате, я уже не говорю о волонтерах. Если происходят трагические моменты, подключаются наши психологи, другие департаменты, чтобы помочь. Это жизнь, ничего другого я тут сказать не могу. Но мы не опускаем руки, мы это переживаем, мы идем дальше, потому что есть люди, которым нужна помощь.

— Возвращаясь к творчеству: на объявлении планов сезона худрук МХТ Сергей Женовач сообщил, что вы сыграете роль барона Мюнхгаузена в постановке Виктора Крамера. На каком этапе сейчас этот проект?

— У нас был зимний блок, застольно-фантазийный период, когда мы еще раз "мяли" ту композицию, которую сложили ранее. По завещанию барона мы шутили, баловались, фантазировали — и все. Сейчас в июне мы начнем уже раскладывать что-то похожее на мизансцены. Осенью — третий период, а в октябре мы выпускаемся.

— Можно ли уже говорить, каким будет этот образ?

— Пока нет, роль фантазийная. Я пока думаю над ней.

— Запланированы ли у вас другие проекты на сцене МХТ или в других театрах?

— Я вернулся недавно из Барнаула, где к столетию Театра драмы имени Шукшина режиссер Данил Чащин, автор Александр Цыпкин и художественный руководитель — ваш покорный слуга — выпустили очень интересный, человечный и содержательный спектакль под названием "Интуиция". Было три премьеры, по-моему, в зрителя попали все три. Это монологи людей, которые оказались на том свете, первые минуты их существования там. Несмотря на то что это монологи людей, которых с нами уже нет, спектакль оказался созидательным и позитивным для тех, кто сидит в зрительном зале. Те сожаления, которые звучат в монологах, очень понятны аудитории.

В процессе всего человек, который выходит из зала, заряжается понятным желанием сделать то, что он откладывает в долгий ящик. Это очень важно

— Приедет ли спектакль в Москву?

— Мы его здесь поставим. Сейчас выдохнем, подумаем о площадке, об актерском составе и сделаем. Он красивый, он имеет право быть в любом репертуарном театре города Москвы. Отвечу так нагло, хотя мои друзья знают, что я так не отвечаю, если в чем-то не уверен.

Беседовала Валерия Высокосова