Все новости

Минпромторг: намерены договориться с концернами о локализации сборки электроавто в 2021 г.

Денис Пак Марина Молдавская/ТАСС
Описание
Денис Пак
© Марина Молдавская/ТАСС

Мировой кризис в поставках полупроводников не создал дефицита автомобилей на российском рынке, считает директор департамента автомобильной промышленности и железнодорожного машиностроения Минпромторга Денис Пак. По итогам года российский рынок может выйти на уровень 2019 года по объему продаж новых автомобилей. Когда в России стоит ожидать начала массового производства электромобилей, Пак рассказал в интервью ТАСС в рамках форума "Иннопром - 2021".

— Хотелось бы начать с самой больной для рынка сейчас темы — проблем с поставками автокомпонентов. Каких именно компонентов сейчас не хватает автопроизводителям в первую очередь?

 Российский автопром, также как и мировые автопроизводители, испытывает нехватку полупроводников, которая периодически приводит к недопоставкам электронных компонентов. Большинство подобных вопросов и проблем нам удается решить за счет перераспределения компонентов между моделями или между разными производителями. Однако, время ожидания у ряда производителей возросло, даже несмотря на все принимаемые усилия со стороны компаний по оптимизации времени ожидания. Прежде всего это касается автомобилей в премиальном сегменте, хотя должен сказать, что текущее производство в полном объеме удовлетворяет спрос.

— Какие меры предпринимает Минпромторг, чтобы урегулировать ситуацию?

 В этом году мы планируем запустить систему грантовой поддержки производителей компонентов, чтобы сделать российский автопром более независимым от подобных ситуаций. Механизм предполагает софинансирование инвестзатрат в объеме до 40%. Производители электронных компонентнов смогут воспользоваться этим инструментом при условии, что компания поставляет свою продукцию двум и более независимым друг от друга производителям. Также вместе с коллегой — заместителем министра Василием Шпаком, который в Минпромторге отвечает за развитие электронной промышленности, работаем над тем, чтобы российские производители компонентов встали на конвейер у автопроизводителей.

— Как раз хотела уточнить: вы говорите, что больше пострадал премиум сегмент, а есть ли у российских производителей достаточной компетенции, чтобы выпускать действительно хорошие аналоги зарубежных компонентов?

 Конечно, есть ряд российских компаний с сильными компетенциями, которые уже успешно поставляют свою продукцию для большинства российских автопроизводителей, например, при создании модуля ЭРА-ГЛОНАСС используется продукция таких известных отечественных производителей, как "Итэлма", Fort Telecom и др. Этот модуль локализован на предприятиях АвтоВАЗ, ГАЗ, Камаз и еще ряд компаний сейчас также рассматривают вопрос его локализации. Наша задача — ​​​​​​​помочь с инвестициями в этот сегмент и с созданием дополнительных заказов.

— Есть какие-то сроки, когда вы планируете эту систему грантов запустить?

 Я уверен, что она заработает в этом году.

— Там, наверное, нужна будет поддержка банков?

 Оператором станет Фонд развития промышленности. Эта программа рассчитана на долгосрочный период. В бюджете только этого года на реализацию мы предусмотрели 1 млрд рублей.  

— Вы сказали, что этот кризис затронул больше премиальный сегмент автомобилей, но тем не менее у нас и "Автоваз" несколько раз останавливал конвейер. По вашему ощущению, могут ли приостановки затронуть не только российских производителей, но и иностранцев, которые здесь локализованы?

 Автопроизводители непрерывно работают над планами выпуска продукции и при необходимости их корректируют. При этом не исключены кратковременные запланированные остановки, и мы знаем, что летом большинство компаний уходит в плановые корпоративные отпуска. Однако я практически уверен в том, что текущие сложности не отразятся на изначально запланированном годовом объеме производства. Вы же сами знаете, что все компании по-разному решают свои проблемы: кто-то, например, начинает выпускать облегченные версии уже традиционно существующих моделей с более простой аудиосистемой, с менее сложными функциями. Каждый автопроизводитель самостоятельно выбирает стратегию, как справляться с теми вызовами, которые существуют.

— АЕБ прогнозирует рост продаж в 2021 году, ассоциация даже пересмотрела первоначальный прогноз и предполагает, что рынок вырастет не на 2,1%, а на 9,8%. Вы согласны с этим прогнозом?

 За последние пять месяцев мы видим существенный рост продаж — рынок вырос больше чем на 38%, а прирост производства больше чем на 45%. Считаю, что позитивный тренд сохранится до конца года. Другой вопрос заключается в том, а каким будет этот рост? Я уверен в том, что ни продажи, ни рынок, ни производство не будут меньше, чем в прошлом году.

— В прошлом да, а если с 2019 годом сравнивать?

— Сейчас мы как раз и идем на уровне показателей 2019 года и будет очень хорошо, если этот тренд удастся сохранить.

— И все-таки: есть какая-то нехватка автомобилей сейчас на рынке?

 Есть повышенный спрос на определенные модели, комплектации, в том числе импортные марки.

— Но пока что это не дефицит?

 Пока никаких особых проблем с этим я не вижу.

— Возвращаясь к проблеме с автокомпонентами, как вам кажется, она может сказаться на стоимости автомобилей? С одной стороны вроде проблема есть, конвейер останавливается, но вы говорите, что дефицита нет. Для читателя непонятно, чего ему ожидать: бежать сейчас покупать, пока еще можно, или …

— В последнее время у нас действительно наблюдается рост цен на ряд позиций и материалов, которые используются в автопроме. Это приводит к росту себестоимости и не может не сказаться на конечной стоимости самого продукта. По последней информации, которая у нас есть от Министерства экономического развития, сейчас наблюдается снижение инфляции, и это затронет все отрасли экономики. Поэтому здесь мы ожидаем более позитивный тренд.  

— Недавно была информация о том, что практически все иностранные автомобильные бренды, которые представлены в России, рассматривают локализацию производства электромобилей у нас. Есть какие-то договоренности в высокой стадии?

 Действительно, Минпромторг ведет переговоры с рядом крупнейших концернов — не хотел бы сейчас озвучивать конкретные компании, чтобы не раскрывать их стратегии, потому что через некоторое время они сами более подробно расскажут о возможностях локализации.

— Это какие-то компании, которые уже собираются в России, или это совершенно новые?

 Есть и те, и другие.

— Когда мы можем примерно ожидать окончания переговоров? 

 Я думаю, что в этом году.

— Что касается создание концепции развития электрического транспорта и, соответственно, электромобилей. На какой стадии эта концепция сейчас находится? Когда мы ожидаем ее утверждения?

 Минпромторг совместно с Министерством экономического развития уже внесли проект концепции в правительство, который представляет собой распоряжение до 2030 года, охватывающий весь комплекс мероприятий — от того, что и как мы будем производить, локализовывать, как развивать инфраструктуру. Также в концепции комплексно рассмотрены вопросы стимулирования спроса. Приведу несколько параметров — ожидаем, что к 2024 году в России будет ежегодно продаваться и производиться не менее 28 тыс. электромобилей, а к 2030 году эта доля вырастет как минимум до 10% от рынка. Также планируем рассмотреть вопросы корректировки программы льготного кредитования для того, чтобы они распространялись, в том числе и на низкоуглеродный транспорт.

— Часть концепции планируется реализоваться за счет частных средств. Кто-то из наших автопроизводителей уже подтвердил свои планы инвестиций в электромобильную отрасль?

 В концепции мы не прописываем, "Компания А должна вложить такое-то количество денег", хотя могу сказать, что есть ряд государственных компаний, которые заинтересованы в развитии инфраструктуры и компонентной базы, в том числе Россети и Росатом.

— У нас были не самые удачные примеры создания электрокаров. Например, Zetta: ее анонсировали, но сейчас про нее ничего не слышно. Может быть, я ошибаюсь, может быть, это будущий флагманский проект. Как у него дела сейчас обстоят?

— Компания прорабатывает возможность привлечения дополнительного финансирования. Насколько я знаю, достаточно успешно с рядом иностранных инвесторов. После того, как они получат доступ к такому финансированию, завершат процедуры, связанные с сертификацией и подготовкой к производству.

Я встречался несколько дней назад с основателем компании, мы подробно обсудили его планы, и он верит в то, что компания создаст и представит публике достойный продукт.

— То есть, как минимум, известно, что проект пока не закрывается.

 Нет, проект не закрывается.

— В концепции развития электротранспорта, в ней предусмотрены какие-то стимулирующие меры, субсидии для производителей, чтобы такие стартапы могли обратиться и получить какую-то небольшую поддержку?

 Как Министерство промышленности и торговли мы уже достаточно давно субсидируем подобные проекты, например, расходы компаний на научно-исследовательские и конструкторские работы, связанные с созданием новых образцов техники, с подготовкой производства. Компания Zetta, в том числе, являлась получателем такой меры поддержки с нашей стороны.

Беседовала Мария Амирджанян