Все новости

Замглавы СК РФ: пандемия привела к росту интернет-преступности

Заместитель председателя Следственного комитета РФ генерал-лейтенант юстиции Александр Клаус Пресс-служба Следственного комитета РФ
Описание
Заместитель председателя Следственного комитета РФ генерал-лейтенант юстиции Александр Клаус
© Пресс-служба Следственного комитета РФ

25 июля в России отмечается День сотрудников органов следствия. В преддверии праздника заместитель председателя Следственного комитета РФ генерал-лейтенант юстиции Александр Клаус, курирующий Северо-Западный федеральный округ, рассказал в интервью ТАСС о влиянии пандемии коронавируса на преступность, борьбе с коррупцией, ответственности за подделку сертификатов о вакцинации, раскрытии преступлений прошлых лет и объяснил, почему искусственный интеллект никогда не заменит следователя.

— Александр Владимирович, полтора года длится пандемия коронавируса. Она как-то повлияла на уровень преступности? Какие виды преступлений оказались в лидерах и с чем это связано?

Изменения в структуре преступности действительно происходят, и пандемия коронавируса эти процессы лишь ускорила. В частности, в течение последних лет снижается количество особо тяжких преступлений против личности, таких как убийства или причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть. При этом их раскрываемость существенно увеличилась. Если, к примеру, в Санкт-Петербурге 15 лет назад не раскрывалось каждое третье убийство, то сейчас на весь Санкт-Петербург за прошлый год было всего пять нераскрытых убийств.

Вместе с тем нельзя не отметить небольшой, но все же рост в 2020 году числа уголовных дел об убийствах, умышленном причинении вреда здоровью, совершенных несовершеннолетними. Их анализ свидетельствует о том, что зачастую агрессия подростков была направлена на родственников и других близких лиц

Вероятно, во многом этому способствовала сложившаяся в 2020 году ситуация с пандемией коронавируса. Молодые люди длительное время находились с родственниками в замкнутом пространстве. Круг их общения отчасти сузился, и это могло способствовать нарастанию негативных эмоций, которые в той или иной степени свойственны любому человеку и особенно подростку.

В то же время на фоне пандемии, к большому сожалению, стремительно увеличивается количество мошенничеств преимущественно в отношении социально незащищенных групп населения — престарелых граждан и инвалидов. Можно сказать, что идет лавинообразный рост мошенничеств с использованием интернета либо иных информационных технологий, начиная от банальных афер, когда якобы специалисты банка просят срочно предоставить информацию о пин-кодах, паролях или перевести деньги, заканчивая более сложными формами. В производстве Главного следственного управления по Санкт-Петербургу находятся дела в отношении четырех организованных преступных групп, по которым к уголовной ответственности привлечено свыше 50 человек, а количество эпизодов будет исчисляться сотнями. Мошенники действовали по достаточно простой схеме: создавали кол-центры, из которых звонили клиентам и обрабатывали их, а потом курьеры снимали денежные средства со счетов жертв. Как правило, участниками таких групп становятся жители разных регионов, а то и граждане зарубежных стран.

Если говорить про тенденции преступности, в том числе с учетом пандемии, то, конечно, преступления с использованием интернета дают существенный рост. И речь не только о мошенничествах. Киберпреступления носят разноплановый характер — это и торговля наркотиками через специальные площадки, и экстремистские преступления, и педофилия.

Зачастую родители полагают, что, если ребенок находится дома, сидит перед компьютером, а не распивает алкоголь в подворотне, он в безопасности и с ним ничего плохого не случится. Но такое ощущение безопасности зачастую ложное, так как родители во многих случаях не понимают, с кем общаются их дети

А они в интернете могут стать жертвами злоумышленников, в том числе и педофилов. К сожалению, растет число половых преступлений, совершаемых с использованием интернета, когда преступники входят в доверие к детям и провоцируют их к совершению необдуманных действий, пересылке фото и видео, а потом шантажируют их, требуя продолжения отношений.

— Насколько тяжело расследовать подобные преступления?

— Мошенничества — зачастую латентные преступления, когда потерпевшие не сообщают о них в правоохранительные органы, что формирует у преступников чувство безнаказанности. Во многом это происходит из-за правовой безграмотности. Бывают и случаи, когда правоохранительные органы ненадлежащим образом реагируют на обращения граждан.

Сложность заключается и в том, что общение в интернете зачастую происходит анонимно, злоумышленники активно прибегают к способам маскировки, используют различные компьютерные программы, запутывающие следы. Но, несмотря на все сложности, правоохранительные органы, и Следственный комитет в частности, научились противостоять таким преступлениям. Это как извечная борьба снаряда и брони: если преступники изобретают новые способы преступлений, то задача правоохранителей — максимально быстро научиться их раскрывать и расследовать. В Следственном комитете есть подразделения криминалистики, сотрудники которых специализируются именно на раскрытии самых сложных, самых запутанных преступлений, в том числе такого характера.

Но и нашим гражданам нужно быть более бдительными. Я хотел бы попросить всех быть более аккуратными, внимательными, не доверять свои личные данные и не предоставлять никакой банковской информации посторонним лицам, а в случае совершения преступления незамедлительно обращаться в правоохранительные органы.

— Если говорить о коррупции: ее уровень растет или снижается? Сокращается ли ущерб от коррупционных преступлений?

— Борьба с коррупцией ведется активно, но рапортовать о том, что она близка к искоренению, неправильно. Такие преступления высоколатентны, то есть они не проявляют себя явным образом и не всегда видны правоохранительным органам. Это связано с тем, что они зачастую выгодны как взяткодателям, так и взяткополучателям, ни та ни другая сторона, разумеется, не бежит в правоохранительные органы, поэтому есть сложности в их выявлении. И конечно, вопрос статистики коррупционных преступлений — вещь весьма условная.

Главное, что градус нетерпимости общества по отношению к коррупционерам повышается. Еще 10–15 лет назад правоохранителям предъявляли претензии, и абсолютно обоснованные, что борьба с коррупцией сводится к выявлению фактов мелкого взяточничества, совершенного учителями, врачами, низовыми сотрудниками правоохранительных органов. Сейчас уровень выявляемых коррупционеров, как и суммы получаемых ими взяток, существенно возрос. Как правило, она составляет от нескольких тысяч до десятков миллионов рублей. За последнее время вырос и размер выявляемого ущерба от коррупционных преступлений. В 2020 году в Санкт-Петербурге он превысил 3,1 млрд рублей.

Работа по борьбе с коррупцией среди высокопоставленных чиновников ведется на системной основе. За последний год в Санкт-Петербурге к уголовной ответственности были привлечены трое заместителей глав администраций Колпинского, Красносельского и Кировского районов за совершение коррупционных преступлений в сфере ЖКХ. Кроме того, в прошлом году были осуждены заместитель председателя Комитета по строительству администрации Санкт-Петербурга за получение взяток от директора организации, исполняющей государственные контракты, бывший замдиректора ФСИН Баринов, который получил от подрядчика, выполнявшего строительство СИЗО "Новые Кресты", денежные средства на сумму не менее 44 млн рублей.

В первую очередь мы нацелены на борьбу с организованными преступными группами, противоправной деятельностью чиновников высокого уровня, которые коррумпируют нижестоящие звенья, создают пирамиды для получения денежных средств снизу вверх, что приносит больший вред, чем мелкое взяточничество, хотя, безусловно, надо бороться и с ним.

Но борьба с коррупцией — это дорога с двухсторонним движением. Да, правоохранители должны пресекать такие преступления и расследовать их, но и граждане должны вести себя ответственно и быть непримиримыми к любым коррупционным проявлениям, в том числе на бытовом уровне.

— На ваш взгляд, нужно ли ужесточать ответственность за коррупцию или существующих законодательных норм достаточно?

— Я считаю, что сила закона не в жестокости санкций, а в неотвратимости наказания. В России наказание за совершение коррупционных преступлений достаточно жесткое, включая возможности назначения штрафов, кратных сумме взяток.

— Давайте вернемся к теме коронавируса. Недавно уголовное дело администратора калининградской поликлиники, подозреваемой в продаже сертификатов о вакцинации против COVID-19, передали для расследования в региональное управление СК. Следователи изучают ситуацию, связанную с продажей сертификатов, в том числе с занесением их в базы с выдачей на портале госуслуг, ведь без работников здравоохранения такие вещи невозможны?

— Действительно, в Калининградской области подразделением СК расследуется уголовное дело в отношении медработника, которая выдала не менее 15 подложных сертификатов о вакцинации от коронавируса. С 1 апреля по 6 июля она за деньги вносила недостоверные сведения в государственный реестр вакцинированных от коронавирусной инфекции, что позволяет получить сертификат о вакцинации на портале госуслуг. Один такой сертификат она изготовила себе, не проходя при этом вакцинацию. Вину в подделке документов она признала. Сейчас устанавливаются все лица, которые таким вот образом получили сертификаты. Они также будут привлечены к ответственности за использование заведомо подложных документов.

Я хочу предостеречь граждан от любых незаконных манипуляций с сертификатами — и тех, кто планирует их купить, и тех, кто собирается их изготовить. В России предусмотрена уголовная ответственность за изготовление и использование заведомо подложных документов. Медработникам, которые вносят ложные данные в реестр вакцинированных, может грозить ответственность по ст. 292 УК РФ ("Служебный подлог"), а если это делается на платной основе, то речь уже может идти о получении взятки, а это достаточно тяжелая ответственность. Тех, кто воспользуется подобными услугами, ждет ответственность за использование заведомо подложного документа и дачу взятки.

— Вы считаете подобные преступлениями опасными?

— Изготовление и использование поддельных сертификатов представляет существенную опасность, так как создается ложное ощущение безопасности у граждан, которые думают, что рядом находится вакцинированный человек, что якобы подтверждается его сертификатом. Человек с такой подложной справкой может работать, например, в сфере общественного питания, образования, медицины. Безусловно, это его право — относиться легкомысленно к своему здоровью. Но то, что он, используя заведомо подложный документ, ставит под угрозу здоровье других людей, это, на мой взгляд, аморально.

Следственный комитет будет бороться с таким явлением, подобные уголовные дела уже есть.

В 2019 и 2020 годах в Петербурге было совершено сразу несколько резонансных убийств с расчленением жертв. Каких только названий не был удостоен город за эти преступления. На ваш взгляд, такие преступления действительно типичны для Петербурга?

— Нет, это простое стечение обстоятельств. В 2021 году не зафиксировано ни одного убийства, сопряженного с расчленением. А такое впечатление о Санкт-Петербурге сложилось из-за излишнего ажиотажа вокруг зловещего, циничного убийства аспирантки, совершенного историком Соколовым, и не менее резонансного убийства рэпера Картрайта. Оба этих преступления раскрыты. По Соколову уже состоялся приговор. Дело об убийстве Картрайта находится в завершающей стадии.

Хочу подчеркнуть, что, несмотря на определенную жестокость, тем не менее такое поведение убийцы после преступления есть не что иное, как один из способов сокрытия следов, когда преступник старается всеми возможными способами избавиться от тела. Но нельзя утверждать, что такой способ сокрытия преступления свойственен именно Санкт-Петербургу, здесь нет какой-либо особенности именно этого города. Подобные убийства совершаются и в других регионах страны

Как показывает анализ статистики, 70% убийств в Санкт-Петербурге совершается на бытовой почве по месту проживания граждан, а также в состоянии алкогольного опьянения. Уровень уличной преступности в настоящее время невысокий, и он снижается с каждым годом. Практически половина всех убийств (47%) совершается ранее судимыми.

 Не менее резонансным стало дело доктора Земченкова, который, как считает следствие, 11 лет назад убил и расчленил свою жену. Удалось ли уже найти объективные доказательства его вины?

— Расследование завершается, поэтому я не могу раскрывать все обстоятельства дела. Но, по моему мнению, следствие собрало достаточно доказательств виновности Земченкова в инкриминируемом преступлении. Например, благодаря современным криминалистическим методам стало возможным обнаружить следы крови человека на предметах, изъятых в ходе расследования еще 11 лет назад. Сейчас проводится экспертиза. Ну а точку в этом деле поставит суд.

Много ли вам удается расследовать преступлений прошлых лет? Как следователям спустя десятилетия удается распутать так называемые висяки?

— Работа следователя связана в том числе с возможностью творчества, креатива, работы интеллекта, поиска нестандартных решений. Управлением криминалистики ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу разработан алгоритм работы по раскрытию преступлений прошлых лет, и основной метод — это повторная проверка изъятых следов по существующим криминалистическим учетам, розыск заподозренных лиц, повторные допросы свидетелей-очевидцев. Разрабатываются и внедряются новые методы раскрытия преступлений.

Так, нам удалось раскрыть убийство женщины в Красносельском районе, совершенное еще в 2010 году. Тогда во время предварительного следствия удалось получить только фотоизображение предполагаемого преступника, иных следов он не оставил, следствие было приостановлено. И вот спустя десятилетие следователи вернулись к этому делу. С помощью современных программ они сравнили имевшиеся фотоизображения с фотографиями в соцсетях и нашли предполагаемого убийцу, который выложил свои фото. Преступники уже осуждены. На основе этой положительной практики в настоящее время следователи изучают архивные уголовные дела, где имеются изображения предполагаемых преступников.

Спустя 13 лет удалось раскрыть убийство семьи в Ленинградской области (так называемая ленинградская Кущевка). Оно было совершено в августе 2005 года в СНТ "Серебряный ручей" во Всеволжском районе. Погибли мужчина, его беременная жена и двое детей. Это убийство оставалось нераскрытым до 2018 года, когда удалось задержать заказчика убийства и исполнителя. При этом заказчик был задержан в ходе оперативной комбинации за приготовление к очередному убийству. Так как следователям было известно, что у него имелся мотив убийства семьи, с ним стали активно работать, и в результате удалось получить неопровержимые доказательства его вины. В месте, где находился непосредственный исполнитель убийства, следивший за семьей, были обнаружены генетические следы. Оба уже осуждены на длительные сроки заключения.

Всего в Санкт-Петербурге остаются нераскрытыми более 11 тыс. преступлений прошлых лет, почти 4 тыс. из которых — убийства. Все это наследие криминальных 90-х и 2000-х годов

Но постепенно их удается раскрывать. В 2020 году раскрыто 142 преступления прошлых лет, а за шесть месяцев этого года уже завершено расследование 82 дел по 91 преступлению прошлых лет, из них 69 дел дошло до суда.

— В начале года в России прошли несанкционированные акции, участниками которых в основном были молодые люди и подростки. Количество участников в Петербурге было сопоставимо с Москвой. Сколько уголовных дел о применении насилия к правоохранителям на этих акциях было расследовано? Как молодые люди объясняли свои поступки? Почему, на ваш взгляд, подростки выходят на такие акции?

— Начну с того, что российское законодательство предусматривает уголовную ответственность за применение насилия в отношении представителя власти, за оскорбление представителя власти, за участие в массовых беспорядках. Зачастую молодежь вовлекается в эти акции либо из-за заблуждения, либо путем обмана со стороны организаторов. Ощущая свою безнаказанность, опьянение эффектом толпы, молодые люди совершают такого рода преступления. Не только в Санкт-Петербурге, но и в целом в России ведется работа по их раскрытию, и практически всегда лица, их совершившие, устанавливаются в короткие сроки с учетом возможностей видеофиксации. В Санкт-Петербурге было возбуждено 11 уголовных дел, семь из которых уже в судах, по пяти из них состоялись приговоры.

Все, кого мы привлекали к ответственности по этим уголовным делам, совершеннолетние, все они раскаялись в содеянном. Все говорят, что не хотели такого результата, не понимали происходящего и, если бы у них была возможность что-то изменить в своей жизни, они, конечно, бы этим воспользовались, не совершив в результате преступление.

Хочу отметить, что организаторы заведомо незаконных акций вводят в заблуждение их участников, говоря о том, что они не будут привлечены к уголовной ответственности. Но каждый факт применения насилия или призывов к насилию и массовым беспорядкам получает юридическую оценку. В январе 2021 года Следственный комитет обратился в Санкт-Петербургский государственный университет с предложением провести социологическое исследование, направленное на выявление причин участия подростков в незаконных акциях и на поиск путей противодействия таким опасным тенденциям. По результатам исследования мы планируем получить экспертное заключение с рекомендациями по формированию у молодежи сознательного отказа от участия в несогласованных акциях.

— Цифровизация помогает в работе следователей? Как думаете, в будущем искусственный интеллект сможет заменить следователя?

С учетом специфики профессии следователя безработица нам не грозит, в этом я уверен. Меняются категории преступлений, меняются злоумышленники, способы совершения преступлений.

Не думаю, что когда-либо искусственный интеллект, машины без участия человека смогут раскрывать преступления, так как зачастую это творчество, это импровизация, это умение общаться с людьми, слушать их и слышать. И никакие машины этого точно сделать не смогут

Но цифровизация нам действительно помогает в работе. Следственные подразделения оснащены достаточно серьезными техническими средствами, которые помогают обрабатывать большие массивы данных, такие как биллинг телефонных соединений, сведения о различного рода перемещениях граждан. Грамотное использование данных средств существенно повышает возможность раскрыть преступления. Кроме того, у нас налажено тесное цифровое взаимодействие с подразделениями Росреестра, Росфинмониторинга и другими контролирующими органами без бумажного документооборота. У следователей есть возможность отсматривать базы данных, выбирать интересующие сведения, что, конечно, существенно упрощает их работу.

— Следственные действия могут уйти в онлайн?

— Конечно, цифровизация должна предполагать упрощение порядка проведения следственных действий в будущем.

Следователю для проведения каких-то рутинных следственных действий с подозреваемыми, обвиняемыми каждый раз приходится ездить в изолятор временного содержания, в следственный изолятор, а чтобы допросить человека в другом регионе, необходимо проделать достаточно сложные и совсем не быстрые манипуляции: либо отправиться в командировку, либо дать поручение о допросе, а потом получить протокол допроса в бумажном виде для приобщения его к материалам уголовного дела.

Очевидно, что с учетом развития цифровизации в ближайшее время появится возможность осуществлять следственные действия с использованием видеоконференцсвязи. В этом случае следователь в режиме реального времени будет иметь возможность задавать интересующие его вопросы, уточнять необходимые детали, и улучшая качество допроса, и обеспечивая полноту следствия. Кроме того, видеоконференцсвязь не требует дополнительных материальных и временных затрат, в отличие, например, от командировок.

В заключение хотел бы воспользоваться возможностью и поздравить с профессиональным праздником сотрудников Следственного комитета Российской Федерации, их родных и близких, пожелав им, прежде всего, здоровья, удачи и успехов.

Татьяна Хан