Все новости

Глава КМСП: мы с бизнесом научились не бояться говорить друг другу аргументы в пандемию

Александр Исаевич  Владимир Гердо/ТАСС
Описание
Александр Исаевич
© Владимир Гердо/ТАСС

О развитии бизнеса в России, продуктах поддержки, поколении TikTok, а также о планах корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства в интервью ТАСС рассказал ее руководитель Александр Исаевич.

— Александр, деятельность предпринимателей в России — это сегодня…

— Скажу свое личное мнение. Каждый день предпринимателя — это длинный забег с препятствиями. Потому что предпринимательство, как бы его ни подавали в СМИ или в социальных сетях, — это на самом деле очень тяжелая каждодневная работа. Начиная от большого количества проблем в операционной деятельности и заканчивая логистикой, коммуникациями с властями, нехваткой кадров. И неважно, бизнес у тебя в сфере промышленности, торговли или красоты, рекламы, цветочной индустрии. Каждый сектор малого и среднего бизнеса имеет свои отраслевые сложности, с которыми нужно справляться сообща.  

— Поэтому и было принято решение создать экспертный предпринимательский совет при корпорации?

— По факту экспертный совет заработал еще в феврале этого года, когда мы совместно с Минэкономразвития и предпринимателями начали готовить стратегию развития корпорации под руководством председателя совета директоров Андрея Рэмовича Белоусова. Не было выбора — создавать его или нет. Очевидно, раз корпорация — институт развития малого и среднего бизнеса, то мы должны у этого самого бизнеса через совместный совет спрашивать, какие меры поддержки им нужны и что тормозит их развитие, чем мы можем помочь.

— Будут ли эти предприниматели как члены совета обладать какими-то официальными федеральными полномочиями?

— Мы приглашаем бизнес не "корочки" получать, а совместно обсуждать и решать проблемы. Мы готовы идти как партнеры, наравне, но для этого нужен и входящий конструктивный запрос на перемены со стороны бизнеса.

— То есть работать придется всем?

— Мы не для галочки совет создавали, естественно. Нам важно, чтобы не менее 70% предпринимателей были из регионов — давать полноценную обратную связь на местах, вырабатывать вместе с властями системные вещи и так далее. То есть мы не просто условно один раз вместе собрались, рассказали, как все плохо, покивали головами и разошлись. Мы собрались, чтобы системно решать проблемы той или иной отрасли бизнеса. Еще раз напомню, что предприниматели сами могут инициировать у нас в совете рабочие группы по сферам бизнеса, сейчас их семь — от индустрии красоты до фитнеса и детских развлечений. Самое главное во всем этом — системность и продуктивность, с остальным мы всегда на связи и поможем.

— А регионы как реагируют на такую работу? Один за всех или все за одного по итогу?

— У нас есть цель совместно решить вопрос. Когда есть проблема на местах, нужно подключать все, что можно, и решать ее.

— Александр, а можно с примерами?

— Например, по одному из южных регионов. В период пандемии к нам обратился предприниматель с формулировкой "меня кошмарят проверками, помогите". Причем, как оказалось, достаточно было связать всех со всеми — вопрос решился. И местные власти также проактивно подключились.

— То есть проблема все-таки в дискоммуникации между властями регионов и предпринимателями?

— У любого бизнеса всегда был и будет постоянный запрос к любым институтам развития, к любым госорганам и ко всем местам, где пересекаются предприниматели и власть. И все, поверьте, не только бизнес, все хотят нормального человеческого диалога. Потому что иногда руководитель региона, скажем так, сначала тушит одни пожары, потом другие, и в тот момент, когда он доходит до другого пожара, разгорается ранее потушенный. Поэтому и появилась потребность в той же медиации со стороны корпорации, на мой взгляд. Мы просто как один из инструментов для решения системных вещей, которые подчас, да, не сдвигаются. Такое есть, отрицать не буду. Но доверие за раз не выстраивается, так что будем и дальше выстраивать диалог — как говорится, дорогу осилит идущий.

— Кто из регионов молодец, а с кем было сложно этим летом с учетом новых ковидных ограничений для бизнеса — от QR-кодов до обязательного ношения перчаток?

— Летом мы максимально быстро договорились более чем с 15 российскими регионами. Так, отменили ряд ограничений при условии соблюдения определенных требований в Санкт-Петербурге и Красноярском крае, Калининграде — открыли аквапарки, аттракционы и детские игровые комнаты. В Бурятии в августе возобновили работу фуд-корты, расположенные в торговых центрах. Все быстро включились, за что спасибо и властям, и предпринимателям. Из сложных регионов — было непросто с Краснодаром. На сегодняшний день благодаря активной позиции предпринимателей и внимательной позиции региональных властей к проблеме бизнеса удалось найти сбалансированное решение в 22 регионах.

— А как это выглядит на практике — например, встреча по Zoom, что происходит дальше?

— Сначала мы собрали все регионы (85 субъектов РФ — прим. ТАСС), с каждым провели по два конференц-кола, где отобрали главные проблемы с последующими цепочками решений. Эти решения уже вырабатывались через созданные мини-группы по профилям, например, группа, кто планировал QR-коды, группа, которая против перчаток, и так далее. А дальше каждый день коммуницировали с регионами и предпринимателями и просто показывали всем, когда в других субъектах по-другому принимались решения или как более тонкая надстройка влияет на экономику не только предпринимателей. Позитивный опыт соседа может очень хорошо мотивировать. А когда уже возникали более предметные сложности, тогда мы отдельно встречались. Так, например, в Иркутской области губернатор просил отдельно встретиться для того, чтобы решить вопрос по снятию антиковидных ограничений. И он решился: там смягчили ограничения для общепита и сферы услуг. Но при этом все санитарные требования заведения должны соблюдать строго. Или, к примеру, та же Башкирия с той же проблемой по работе общепита. В пятницу приняли решение, в субботу поговорили, в воскресенье встретились. В итоге в конце июня власти республики смягчили ограничения, отменив обязательные справки о вакцинации или отрицательные ПЦР-тесты в заведениях общепита вместимостью от 50 человек.

— С каким ведомством было сложнее всего в регионах?

— Вопрос чаще всего стоит в задаче, которую предстоит решить. Тот же Роспотребнадзор уже второй год на передовой борьбы с пандемией коронавируса. Мы все понимаем, что там много сложных моментов, которые можно решить в диалоге, чтобы найти ту самую золотую середину. Был случай, когда я прилетел в Иркутск и первым делом поехал в Роспотребнадзор, где смогли найти решение, которое устроило все стороны. Причем снимали и смягчали ограничения в несколько этапов: в июле смягчили правила посещения спортивных клубов, кинотеатров, санаториев, детских лагерей, гостиниц и общепита, а в августе объявили об открытии детских развлекательных центров и игровых комнат, возобновили работу спа-салонов.

— Есть такая история со стороны предпринимателей, когда они жалуются, что тот или иной продукт господдержки является "пустышкой" или не работает. Что можете сказать об этом?

— Я на самом деле больше всего опасаюсь запуска нами ненужных предпринимателям продуктов. Поэтому мы очень плотно работаем с предпринимателями, общественными объединениями. Помимо решения каких-то вопросов, мы вместе с ними прорабатываем востребованные меры поддержки. И эту работу мы продолжим.

— Что из запусков в рамках такой работы можете назвать эффективным?

— Уже запущен "зонтичный механизм" поручительств. Сформировали первый пул банков, но он не конечный, будем и дальше проводить отбор. И возвращаясь к вопросу о том, полезны ли наши продукты МСП. Вот как раз "зонтичный механизм" — это инструмент, через который мы планируем увеличить объемы кредитования благодаря снижению доли отказов по предпринимательским кредитам. Ведь как сейчас? Сейчас каждую вторую заявку на льготные кредиты заворачивают — нет залога, предприниматели вынуждены брать потребительские кредиты. Еще этот инструмент будет полезен другим потенциальным "отказникам", не связанным с крупными компаниями, не имеющим отношения к торговле или строительству. То есть всем, кто работает в так называемых зонах повышенного риска с точки зрения банков. Готовим и другие меры поддержки.

— К вопросу о банках. Ваша дочерняя структура МСП Банк в рамках такой работы какие-то новые продукты запускает?

— Да, мы по линии МСП Банка запустили еще один новый продукт — экспресс-кредитование. И я уверен, что это даст импульс развитию конкуренции и поможет в развитии бизнеса. Смотрите, сейчас предприниматель берет кредиты под 16–20%. А мы предложим до 10 млн рублей по ставке от 11,5%. При этом срок рассмотрения заявки составит 72 часа. Правда, требования к заемщикам будут немного жестче. И этот инструмент, кстати, мы придумали не сами в стенах корпорации, а вместе с предпринимателями: изучали причины отказов, прорабатывали риск-метрики. Сначала нам казалось, что рынок тяжело воспримет такое кредитование, но "пилот" показал обратное — ставка для предпринимателей комфортная, учитывая, что сегодня есть на рынке.

— Что вас больше всего вдохновляет в наших российских предпринимателях?

— Слушайте, они все разные. И ценности у них разные. Я часто езжу по регионам и вижу одну объединяющую всех предпринимателей черту. Это люди, которые умеют вставать и идти, даже бежать вперед, несмотря ни на что. Сохранил бизнес в пандемию, но где-то упал? Не беда, встал и пошел дальше. А потом снова и снова. Это нереально вдохновляет — когда по работе окружают такие люди.

— Сами когда-нибудь бизнесом занимались?

— Конкретно своего бизнеса у меня не было. Но чтобы понять, как все устроено, если так можно сказать, я на какое-то время условно трудоустраивался, чтобы лучше понять бизнес-процессы той или иной компании. Это были четыре бизнес-проекта, запустившихся с нуля. Даже за прилавком стоял и пробивал чеки. Практика погружения в работу конкретного бизнеса на земле хотя бы на несколько месяцев очень ценна. Очень благодарен предпринимателям за это погружение.

— И что вы поняли во время этого тест-драйва?

— Что наш предприниматель — как многорукий Шива. Помимо обслуживания клиентов, он одновременно и справки заполняет, и следит, чтобы к проверкам все более или менее было готово, и за персоналом следит, и ищет варианты для развития, взаимодействует с поставщиками, выполняет свои обязательства перед заказчиками. В общем, предприниматель — это тот человек, который способен многим нашим гуру из соцсетей преподать урок на тему "как работать бухгалтером-секретарем-начальником, все успевать и не забыть, как зовут твоих детей".

— Я так понимаю, с балансом между работой и семьей и у вас сложно?

— К сожалению. Уже сын начал удивляться, если в выходной видит меня дома: "А папа почему-то не на работе". Но, безусловно, я стараюсь находить время на все.

— На ваш взгляд, почему российские предприниматели не очень любят говорить о своих ошибках в бизнесе, но зато к государству всегда есть ряд вопросов?

— Мне кажется, что ответ, с одной стороны, очень простой. У нас само понятие предпринимательства впервые сформировалось порядка 30 лет назад, когда бизнесом разрешили официально заниматься. У нас только-только формируется культурный код предпринимателя, и то, что бизнес не боится открыто говорить о проблемах, которые есть на уровне государства, — уже важный шаг.

— А с другой стороны?

— А с другой стороны, у предпринимателя чаще всего нет права на ошибку, в том числе и за счет наших сегодняшних социальных установок: признаться, что где-то или что-то не получилось. Зачастую на том же Западе ко многим успех приходит после второго или третьего бизнеса. Россия на самом деле не сильно отличается в этом плане. И это окей. Об этом надо говорить. Не получилось — давай еще! Все нормально. То же самое касается правовой истории: должно быть право на ошибку и возможность легко закрыть юридическое лицо, исправить историю в БКИ (Бюро кредитных историй — прим. ТАСС) и так далее.

— А в пандемию перед многими встал такой вопрос, на ваш взгляд? Не облажался ли я и имею ли на это право?

— Определенно, встал. Но я считаю, что коронавирус, наоборот, придал ценности не столько в признании своих ошибок, но в возможности быстро об этом сказать и достаточно быстро решить. Судя по нашему взаимодействию с деловым сообществом, это как раз так. Мы в пандемию научились не бояться говорить друг другу аргументы. Но, безусловно, коронавирус нанес самый большой удар по микробизнесу, в особенности по сфере услуг. Нам, конечно, еще предстоит из всего этого выходить. И нельзя не сказать о государстве — оно не осталось в стороне от проблем, которые пандемия принесла бизнесу. Минэкономразвития были разработаны и в максимально сжатые сроки запущены беспрецедентные меры поддержки бизнеса. Это и бессрочное снижение размера страховых взносов для МСП до 15%, и отсрочки по арендной плате, и введение льготных кредитных программ, мораторий на проверки, который, кстати, правительство продлило еще на один год.

— К слову. Этим летом корпорация разработала "тепловую" карту влияния ограничительных антиковидных действий на бизнес. Цель оправдала усилия и будете ли потом делиться прямыми данными с регионами, чтобы быстрее выявлять ошибки?

— Да, в ближайшем будущем регионам откроют эти данные — это оборот и общее количество операций у малых и средних компаний в разрезе каждого субъекта РФ. Но эта карта — не карательный инструмент. Мы ее создавали для того, чтобы понять, как ограничительные меры влияют на бизнес, помочь регионам с поиском и реализацией решений. Данные там формируются на основе оборота и общего количества операций у МСП. И уже сейчас можно сказать, что там, где ограничения вводились в одностороннем порядке, без диалога с бизнесом и экспертным сообществом, последствия и экономическая обстановка намного тяжелее, чем в тех регионах, где такие решения все же принимались сообща.

— А что бы вы хотели увидеть в России в отношении предпринимателей через три, пять и десять лет?

— Немного иную структуру. Понятно, что есть нацпроект по поддержке предпринимательства, который ставит четкие цели по развитию малого и среднего бизнеса. Но хотелось бы, чтобы в будущем лозунг "иди дальше, не сдавайся" приобрел несколько иной смысл, нежели сейчас. Смотрите, у нас каждый третий житель страны сегодня так или иначе задействован в МСП, каждый пятый рубль в бюджет приносит малый и средний бизнес. Это огромный вклад в развитие страны. А хочется, чтобы в будущем МСП было не только для истинных "рок-н-ролльщиков", готовых день и ночь противостоять лавине сложностей, но и для "шахматистов".

— Александр, с приходом в корпорацию вы начали вести соцсети, где также предлагаете написать предпринимателям, если есть сложности. Насколько эффективно писать вам в тот же Facebook?

— У каждого свое понимание эффекта. Для меня это реализация. У нас есть разные каналы коммуникаций. Смотрите, для кого-то подписание дорожной карты — это эффект, а для меня — процесс. А вот мой эффект — когда к тебе пришли и штрафанули ни за что, а потом удалось отозвать. Это эффект. Или эффект для предпринимателя, который не получил льготный кредит, а за счет нового механизма его получил. Вывод новой экспортной услуги, локализация иностранной компании в России — для меня это все эффект. И обращение предпринимателя по тем вещам, где нужен такой эффект, необходимо. Любая связь — мне лично или через тот же Telegram-аккаунт корпорации — в идеале должна принести эффект. Но всегда нужна конкретика. Не просто "ой, все плохо", а чем конкретно нужно помочь и какие есть идеи для решения. Это вот только в такой последовательности и работает, и получается диалог и, самое главное, — решение.

— Помимо Facebook у вас запустились постоянные живые сторис в Instagram, где вы также общаетесь с предпринимателями. А в TikTok пойдете, если будет нужно?

— Если будет нужно, то пойду. Но буду активно сопротивляться! А если серьезно, то в первую очередь я отталкиваюсь от потребностей бизнеса, сегодняшнего креатива и трендов. Будет реальность диктовать необходимость в новых коммуникациях и новых видах общения с предпринимателями, будет ли на площадке аудитория корпорации… Если будет, значит, да.

— Но вы ведь не как Джим Керри из "Всегда говори "да"?

— Я всегда говорю "да" возможностям, дающим результат, который потом можно потрогать и ощутить. Я больше за действия после конструктива, чем за "просто собрались и просто поговорили". Может, и такой инструмент эффективен, но не в моем случае.

Беседовала Юлия Ермилова

Теги