Все новости

Ридли Скотт: Дэймон и Аффлек выбрали меня сами

Ридли Скотт Michael Tran/FilmMagic/Getty Images
Описание
Ридли Скотт
© Michael Tran/FilmMagic/Getty Images

В октябре в российский прокат выйдет новый фильм Ридли Скотта, историческая драма "Последняя дуэль". Картина рассказывает о последней легальной дуэли во Франции, обстоятельства которой до сих пор вызывают споры у историков. По сюжету нормандский рыцарь Жан де Карруж (Мэтт Дэймон) возвращается с войны домой, где его жена Маргарет (Джоди Комер) заявляет ему, что ее изнасиловал его сосед и соперник Жак Ле Гри (Адам Драйвер). Карруж просит своего соверена Пьера д’Аленсона (Бен Аффлек), чтобы тот наказал Ле Гри, но тот ему не верит, впрочем, как и все остальные. Тогда рыцарь обращается к королю Франции, который постановляет, что спор должен разрешиться в честном поединке. Все события фильма показаны с трех точек зрения — Карружа, Ле Гри и Маргарет. Премьера картины прошла на Венецианском фестивале, где режиссер рассказал ТАСС о секрете своей продуктивности, почему не любит перерывы между проектами и о том, когда нас ждут продолжения "Гладиатора" и "Чужого".

— Вы показываете одни и те же события с разных точек зрения. Эта концепция очень напоминает "Расемон" Акиры Куросавы. Вы вдохновлялись им, когда работали над фильмом?

— Я попал в этот проект благодаря Мэтту Дэймону. Он позвонил и спросил, может ли меня заинтересовать подобная история. Главная идея этого фильма состоит в том, чтобы показать событие, из-за которого произошла дуэль, но при этом показать его с разных точек зрения, и в этом, конечно, он очень похож на "Расемон". И самая важная точка зрения — точка зрения Маргарет, которая решается рассказать о произошедшем, но все решают, что она просто изменила своему мужу. При этом мужчина, совершивший насилие, считает, что он не сделал ничего плохого.

— Вы работали над многими историческими картинами, и сейчас, по крайней мере в России, любят ругать, когда подобные проекты не очень аккуратно обращаются с историческим материалом. Насколько для вас важна историческая достоверность и как вы сочетаете ее со своим режиссерским стилем?

— Когда работаешь с историческим материалом, понимаешь, что одни и те же события описывают с разных точек зрения на протяжении десятков, даже сотен лет, и, конечно, постепенно эти события видоизменяются, так что достоверность сама по себе уже находится под вопросом. Поэтому, когда я анализирую историю, я пытаюсь понять, что могло произойти. Ну а что касается костюмов и интерьеров, это уже просто. Конечно, мы стараемся сделать их максимально приближенными ко времени, про которое мы снимаем фильм.

Я вам расскажу, что у нас получилось не очень достоверным. Когда мы снимали сцену дуэли, я знал, что актеры будут верхом на лошадях и сражаться на копьях. На таких поединках рыцари носили тяжелые шлемы с узкой прорезью для глаз, и когда человек спешивается и продолжает бой на земле, это очень опасно. Актеры просто ничего не видят. Поэтому мы отрезали им половину шлема, чтобы они могли видеть, что происходит, хотя бы одним глазом. Получилось очень эффектно. Так что тут мы пожертвовали исторической достоверностью ради практичности.

Кадр из фильма "Последняя дуэль" Disney
Описание
Кадр из фильма "Последняя дуэль"
© Disney

— Вы ужасно быстро работаете — в этом году у вас выходит сразу два проекта один за другим. Сначала "Последняя дуэль", затем через месяц "Дом Гуччи" (в России фильм выйдет 25 ноября). Вы руководствуетесь принципом "время — деньги" или это просто ваш стиль работы? И каково актерам работать в таком темпе?

— Мой многолетний опыт показывает, что актеры не хотят делать много дублей. Им хочется сделать два-три, ну максимум пять-шесть. И еще я заметил, что я обычно выбираю при монтаже первый или второй дубль, поэтому в итоге это превратилось в мой стиль работы. Ну и нужно брать в расчет, что думают сами актеры. Когда мы снимаем, я всегда спрашиваю, довольны ли они дублем, и, если нет, мы делаем еще один.

— И вы совсем не устаете? Как вам удается на протяжении многих лет быть таким продуктивным?

— Я, честно говоря, об этом не задумывался.

Кино — это моя страсть, поэтому я не воспринимаю его как работу. В январе я планирую начать работать над проектом о Наполеоне и при этом сейчас уже пишу сценарий ко второй части "Гладиатора". К концу следующего года я планирую его закончить. Вот так мы работаем — планируем на полтора года вперед. А иначе у вас возникают эти ужасные перерывы между проектами

Ты заканчиваешь фильм и сразу же думаешь — а что же дальше? И обычно ты надеешься, что тебе само собой подвернется что-то интересное, и этого никогда не происходит.

— Обычно люди называют такие перерывы отпуском. Как вы отдыхаете? Если вообще отдыхаете, конечно.

— Моя жена обычно ездит в Коста-Рику со своими сестрами. Это прекрасно. Она любит море, а я вот не очень. Так что она едет в Коста-Рику, а у меня есть виноградник. И для меня это довольно серьезное дело, я содержу его уже 27 лет. Я езжу туда, чтобы проверить состояние дел, и это, наверно, и есть мой отпуск.

— Вернемся к "Последней дуэли". Мэтт Деймон и Бен Аффлек не только сыграли в фильме, но и написали к нему сценарий. Каково работать непосредственно с авторами проекта на площадке?

— Я отнесся очень уважительно к их тексту, потому что сценарий был очень специфичный, и важно было ничего в нем не менять. Главное — иметь видение того, что ты хочешь сделать и как, и сценарий в этом плане был настолько ясный, что мне даже не пришлось ничего добавлять и убавлять.

— Почему вы выбрали Адама Драйвера на роль Жака Ле Гри? То, что он работал с вами на проекте "Дом Гуччи", как-то повлияло на ваш выбор?

— Кастинг — это очень интуитивная вещь. Кого-то же надо было брать (смеется). Я не выбирал Бена и Мэтта, они выбрали меня. Когда я подбираю актеров на роль, я не говорю о фильме, я говорю с ними, слушаю, что они могут предложить, насколько они изобретательны, насколько расслаблены, какой у них стиль мышления. Я не хочу, чтобы они мне просто хорошо прочитали текст, я хочу, чтобы этот текст преобразился.

Кадр из фильма "Последняя дуэль" Disney
Описание
Кадр из фильма "Последняя дуэль"
© Disney

— А как вы относитесь к тому, что все больше фильмов выпускают сразу онлайн, минуя прокат?

— Все зависит от проекта. Некоторые фильмы прекрасно подходят для стриминга, а некоторые все-таки стоит также показать и на большом экране. Все-таки это совсем другое ощущение, когда ты смотришь кино на большом экране с хорошим звуком. Так что в кинотеатрах фильм будет смотреться более мощно, и кинотеатры не должны стать пережитком.

— Вы упомянули про продолжение "Гладиатора", что само по себе ужасно волнительно. А что будет с "Чужим"?

— Ну, "Чужого" мы уже пробовали воскресить с помощью "Прометея". И у нас довольно хорошо получилось. Затем мы сделали "Чужой: Завет", и он уже получился не очень удачным. Когда у тебя есть такое замечательное чудовище, как "Чужой", это налагает на тебя кучу ответственности, поэтому каждый шаг нужно делать с осторожностью. Я пока не знаю, куда это все идет. Мы думали насчет ТВ-формата. В любом случае что-то будет, потому что сама франшиза ненасытна, студии нужно постоянно придумывать что-то новое и продолжать ее.

Беседовала Тома Ходова