5 марта, 17:00
Интервью

МИД России: у Украины не будет ядерного оружия

МИД России: у Украины не будет ядерного оружия
Здание МИД России

Директор Второго департамента стран СНГ МИД РФ Алексей Полищук в специальном интервью ТАСС рассказал о ходе переговоров России и Украины, а также ответил на вопросы о причинах и целях специальной военной операции РФ.

—​​​​​​​ Какими причинами обусловлена начатая Россией в конце февраля специальная военная операция на Украине? Намерена ли Москва предоставить доказательства общественности о подготовке нападения на Донбасс со стороны Киева?

— Причины проведения специальной военной операции на Украине хорошо известны. Решение о ее начале стало реакцией на агрессивные военные действия Киева против Донбасса, которые значительно активизировались в феврале и вызвали массовый исход беженцев на нашу территорию.

На протяжении почти восьми лет националистический режим, который пришел к власти при поддержке Запада после антиконституционного госпереворота, вел гражданскую войну против Донбасса, обстреливал мирные города. Россия делала все возможное для урегулирования конфликта мирными дипломатическими средствами. Мы помогли Киеву и Донбассу заключить минские соглашения, содействовали их диалогу в контактной группе. Однако Киев на протяжении всех этих лет откровенно саботировал их выполнение.

Параллельно на Украине проводилась антинародная политика насильственной украинизации, уничтожалось все русское, грубо нарушались права человека и нацменьшинств, попиралась свобода слова и СМИ, велась война с инакомыслием, истреблялись политические оппоненты, расцветал неонацизм. Власти вели агрессивную антироссийскую пропаганду. Людям промывали мозги, настраивали их против России.

Интересно, что Запад на все это закрывал глаза. И понятно почему. Страны НАТО накачивали Украину оружием, тренировали украинских военных, проводили учения. Вашингтон с 2014 года предоставил Украине военной помощи на $2,7 млрд. По сути, на украинской территории создавался плацдарм НАТО против России. Мы не раз говорили о наших озабоченностях, выдвинули предложения о предоставлении юридических гарантий нашей безопасности и подтверждении принципа неделимости безопасности. Однако они были фактически проигнорированы.

Что касается вашего второго вопроса, то никаких доказательств подготовки нападения Киева на Донбасс не требуется, потому что это нападение осуществлялось на постоянной основе на наших глазах в течение восьми лет. Киев никогда всерьез не рассматривал дипломатический путь решения конфликта. Он вел обстрелы, захватывал серые зоны на линии соприкосновения, установил полную блокаду региона. То есть продолжал войну, пытаясь взять Донбасс измором и обстрелами. Это не что иное, как геноцид собственного народа.

С начала этого года ситуация стала обостряться. Наблюдатели ОБСЕ фиксировали рекорды. 15 тыс. нарушений режима прекращения огня, из которых 7 тыс. взрывов. А ОБСЕ фиксирует далеко не все. К концу февраля к Донбассу была стянута значительная наступательная группировка ВСУ, обстрелы и напряженность достигли апогея, пошли беженцы. Не реагировать было уже нельзя. Последней каплей стали украинские заявления на Мюнхенской конференции по безопасности о претензиях Киева на ядерное оружие. Специальная военная операция стала вынужденным шагом. Она проводится на абсолютно легитимных основаниях — по просьбе руководства ДНР и ЛНР, в соответствии со статьей 51 части 7 Устава ООН и с санкции Совета Федерации.

—​​​​​​​ Какие основные цели и задачи преследует эта спецоперация? Что подразумевается под денацификацией и демилитаризацией Украины и есть ли у нас уверенность, что Киев пойдет на демилитаризацию?

— Цели и задачи спецоперации неоднократно разъяснялись руководством России. Это защита людей Донбасса от агрессии и геноцида киевского режима, демилитаризация и денацификация Украины, устранение угроз для России, исходящих с украинской территории. Необходимо исключить нахождение на Украине соответствующих видов и количества вооружений, представляющих угрозу для безопасности России. Абсолютно неприемлемо вступление Украины в НАТО и размещение на ее территории натовских баз и вооружений. Именно это подразумевается под демилитаризацией.

Кстати, сейчас, когда на Украине идет специальная военная операция, страны НАТО заявляют о продолжении поставок оружия. Это создает неприемлемые риски. Вооружения являются военными целями, которым по определению не может гарантироваться безопасность. Причем как при складировании, так и при транспортировке. Они могут стать объектами провокаций Киева с последующим обвинением России. Организация оружейных конвоев крайне опасна и способна привести к столкновению России и стран НАТО с самыми серьезными последствиями. Мы об этом предупреждали.

Крайне важно полностью истребить нацизм и нацистскую идеологию, которые через три четверти века после Второй мировой войны возродились на Украине. Необходимо закрепить это юридически.

Хочу подчеркнуть, что специальная военная операция не ставит целью оккупацию Украины. Российская армия не угрожает мирным гражданам, не обстреливает гражданские объекты. Угроза населению исходит от националистических батальонов, которые, как террористы, создают "живые щиты" из местных жителей, и от вооруженных банд уголовников. Власти выпустили их из тюрем и раздали им оружие. Вот их действительно надо бояться, а не российских военных, которые доставляют гражданам гуманитарную помощь.

—​​​​​​​ Каковы основные итоги двух раундов российско-украинских переговоров в Белоруссии? Удалось ли достичь каких-то договоренностей? Сколько в принципе предполагается раундов переговоров?

— На российско-украинских переговорах в Белоруссии 27 февраля и 3 марта обсуждался комплекс вопросов, связанных с мирным урегулированием нынешней ситуации.

Переговоры шли непросто. Тем не менее главное на сегодняшний день, что делегации договорились о создании гуманитарных коридоров для выхода гражданских лиц и возможном прекращении боевых действий в секторе гуманитарных коридоров на период выхода гражданского населения.

Российские требования на этих переговорах вытекают из целей и задач специальной военной операции — обеспечения демилитаризации и денацификации Украины, защиты народа Донбасса и устранения военной угрозы для России, исходящей с территории Украины.

Ожидаем, что в ближайшее время состоится третий раунд. Сколько еще будет раундов, сказать невозможно. Мы не теряем оптимизма и рассчитываем, что переговоры будут проходить конструктивно и как можно скорее приведут к восстановлению мира в Донбассе, возвращению всех народов Украины к мирной и справедливой жизни.

— Признание Крыма российским —​​​​​​​ принципиальное для Москвы условие на переговорах с Украиной?

— Это даже не условие, это очевидная аксиома. Возвращение Крыма и Севастополя в состав России абсолютно легитимно, демократично, окончательно и бесповоротно. Был референдум, есть право народов на самоопределение, закрепленное в Уставе ООН, есть территориальная целостность России. Это не подлежит никаким обсуждениям.

—​​​​​​​ Накануне президент Украины Владимир Зеленский заявил, что вопросы независимости страны, НАТО, ядерного оружия не должна решать только Россия, но остальной мир, по его словам, оказался нерешительным и опоздал с этим. Зеленский вновь и вновь говорит про ядерное оружие. Какова сейчас вероятность, что такое оружие у Украины может появиться?

— Именно для того, чтобы у Украины такое оружие не появилось, Россия и проводит специальную военную операцию. Когда будет достигнута одна из главных целей — демилитаризация, никакое оружие, хотя бы потенциально угрожающее России, не будет размещено на украинской территории. Тем более речь не может идти об обладании Киевом ядерным оружием. Невозможно представить, что могло бы произойти, если бы украинские нацисты получили доступ к атомной бомбе.

—​​​​​​​ После признания Россией ДНР и ЛНР, а также решения Москвы оказать им помощь посредством специальной военной операции как развиваются двусторонние отношения? Определены ли уже послы, которые направятся в ДНР и ЛНР? Готовимся ли мы принять диппредставительства в Москве этих республик?

— После признания Россией этих двух республик в качестве суверенных и независимых государств наши страны уже заключили договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, а также установили дипломатические отношения. Начата работа по созданию договорно-правовой базы.

Практические вопросы будущего взаимодействия обсуждались 25 февраля на переговорах в Москве между министрами иностранных дел России, ЛНР и первым заместителем министра иностранных дел ДНР. Наши руководители договорились, что в ближайшее время пройдут консультации по наиболее злободневным практическим вопросам, включая консульские, протокольные, кадровые вопросы, а также по открытию посольств республик в Москве и российских представительств в Донецке и Луганске. На этих консультациях как раз и предстоит обсудить всю конкретику, которой вы интересуетесь.

Насколько мы знаем, с республиками также устанавливаются контакты по линии других российских министерств и ведомств.

Беседовал Артем Попов