Все новости

Джон Керри: мы обязаны объединиться, чтобы уничтожить силы зла

В ходе визита в Москву госсекретарь США Джон Керри рассказал в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману о перспективах российско-американского сотрудничества и совместной борьбе с терроризмом. 

'ТАСС'

-  Господин госсекретарь, добро пожаловать в Москву. Приятно вас здесь видеть. Это ваш третий визит в Россию меньше чем за год, хотя до этого был долгий перерыв. Возвращаемся ли мы к нормальному диалогу между нашими странами?

- Мы бы хотели к нему вернуться. У нас есть прогресс. Полагаю, что у нас с главой МИД РФ Сергеем Лавровым сложились очень продуктивные отношения, и мы можем довольно эффективно отделять разногласия от совместной работы. Когда я приезжаю сюда, президент Путин любезно находит время для встречи со мной и работы, чтобы попытаться найти решение очень сложных проблем. Полагаю, вполне можно сказать, что совместные усилия США и России по установлению режима прекращения огня (в Сирии) увенчались результатом. И это позитивный результат. И это возможность для нас вернуться к более крепким и продуктивным отношениям.

- Президенты Путин и Обама плотно работают вместе для преодоления текущих трудностей. Откройте секрет, какое послание вы принесли от президента Обамы президенту Путину?

- Вам не кажется, что будет лучше, если я сперва передам его президенту Путину? (Смеется.)

- Ну, может, все-таки что-нибудь раскроете.

- Нет. Но, конечно, мы очень хотели бы работать более эффективно. В наших отношениях с обеих сторон есть раздражители, и я полагаю, обе стороны хотят, чтобы мы могли с ними справляться, но самое важное – мы все в мире сталкиваемся с вызовом жестокого экстремизма. И Соединенные Штаты, как вы знаете, немедленно стали действовать, когда ДАИШ (арабская аббревиатура названия террористической группировки "Исламское государство", запрещенной в РФ, - прим. ТАСС) стал продвигаться по территории Сирии и Ирака. Мы собрали коалицию из 66 стран. 

И действительно, мы с удовлетворением отмечаем, что эта экстремистская деятельность беспокоит и Россию, и Россия хочет бороться с  ДАИШ и другими экстремистами. Таким образом, главное здесь – определиться с дефинициями, убедиться в том, что мы действительно эффективно работаем вместе без скрытых намерений так, чтобы можно было как можно быстрее уничтожить ДАИШ, дать отпор жестокому экстремизму, восстановить мир и стабильность в регионе. И, честно говоря, здесь президенту Путину и России придется сделать важный выбор в отношении того, как мы будем это делать.

И многие из этих вопросов мы будем обсуждать. Мы будем говорить об Украине и необходимости полной реализации минских соглашений, чтобы, опять же, добиться мира и стабильности. Очень важно, чтобы сепаратисты снизили уровень насилия. Любому правительству президента Порошенко трудно принимать сложные политические решения, когда продолжаются боевые действия, когда убивают его солдат и когда его страна, ее часть подвергается разрушениям. 

Если мы сможем добиться прогресса по этому вопросу, то я абсолютно уверен, что мы сможем наладить отношения между США и Россией, между всем миром и Россией значительно быстрее. Это будет отвечать интересам российского народа. Народ России заслуживает, чтобы эти вопросы решались ответственно. Так, чтобы в конечном итоге были сняты санкции, и российский народ увидел рост экономики, улучшение качества жизни, рост доходов – в этом и состоит наша цель, и мы бы хотели, чтобы все именно так и было.

- Сегодня внимание всего мира приковано к трагедии в Брюсселе. К сожалению, и Россия, и США хорошо знают, каково быть целью террористических атак. Что могут сделать наши народы для того, чтобы справиться с терроризмом - этим новым ужасным вызовом XXI века?

- Прежде всего, мы выражаем наши глубокие соболезнования всем пострадавшим, всем людям в Брюсселе, Бельгии.

Это силы зла, и все мы обязаны объединиться с тем, чтобы их уничтожить. Поэтому так важна эта встреча с президентом Путиным. Потому что если бы мы смогли действовать сообща более эффективно, то мы были бы более продуктивными в том, что касается обнаружения террористов, предотвращения угроз и раскрытия их замыслов, которые существуют сегодня.

Ничто не имеет большего значения для недопущения повторения Брюсселя, как эффективное достижение США и Россией общего понимания по Сирии и прекращение боевых действий в Сирии. Если мы добьемся окончания войны в Сирии, то прекратится давление на весь регион. Это будет в интересах беженцев, в интересах людей. Ведь экстремисты используют хаос для достижения своих целей.

Чем скорее мы прекратим этот хаос, чем скорее мы изолируем террористов, тем быстрее мы восстановим стабильность и мир.

- Что для вас главное в вашей повестке дня с президентом Путиным - это Сирия?

- Безусловно, есть ряд приоритетных тем для обсуждения. У нас широкая повестка дня с Россией, но самое важное, очевидно, - это Сирия, Украина, противодействие жестокому экстремизму, а также наши совместные усилия, чтобы, как я надеюсь, суметь продвинуться в деле укрепления мира и стабильности как на всем Ближнем Востоке, так и в других регионах.

То, что происходит в Сирии, представляет угрозу для России. На территории Сирии сражаются чеченцы из России. Их несколько тысяч. И мы разделяем озабоченность президента Путина относительно того, что потенциально эти террористы могут вернуться на родину. Этого никто не хочет. Мы также не хотим, чтобы они ехали в Брюссель, в Париж или другие части мира и взрывали там людей.

Мир столкнулся с кризисом небывалых масштабов. В прошлом веке, когда Советский Союз и США вместе воевали во Второй мировой войне и когда СССР потерял жизни 30 миллионов человек, был внесен исключительный вклад в борьбу с фашизмом. Поэтому, если мы сможем достичь такого же уровня готовности к взаимодействию в борьбе с жестоким экстремизмом, мы сможем внести значительный совместный вклад в историю. И я полагаю, что этот подход должен лечь в основу наших общих усилий.

- Что касается Украины, ключевое слово - Минск. В Москве есть ощущение, что прогресс будет минимальным, если США не окажут давление на Киев, потому что мяч на стороне Украины. Сделает ли это Вашингтон?

- Михаил, правда состоит в том, что непредвзятая оценка ситуации покажет, что мяч и на той, и на другой стороне. Да, Украина должна предпринимать действия. Власти в Киеве должны предпринимать шаги. 

Но они уже сделали многое: приняли закон об амнистии, закон об особом статусе. Они принимают сложные политические решения, и Рада принимает законы, несмотря на сложную обстановку, чтобы показать свою приверженность. Сепаратисты практически никогда, за время всего процесса, не прекращали вести огонь. Сейчас они продолжают стрелять даже из тяжелой артиллерии. Они не дают ОБСЕ развернуть полноценную наблюдательную деятельность до международной границы Украины. Они не освобождают заложников. Таким образом, есть целый перечень вещей, которые сепаратисты должны сделать, и мы полагаем, что Россия способна повлиять на них, чтобы это было сделано.

И да, мы работаем и будем работать с правительством в Киеве. Мы ведем работу на месте. Вице-президент (США) недавно говорил с украинским президентом. Мы работаем с Радой непосредственно на месте. Мы продолжим помогать правительству в Киеве исполнять свои обязательства. И нам важно, чтобы и Россия продолжала гарантировать, чтобы сепаратисты также исполняли свои обязательства. Я полагаю, что в этой ситуации, если обе стороны будут делать свою часть работы, мы действительно увидим окончание конфликта. Мы увидим выборы (в Донбассе), сможем увидеть реализацию возможности для их проведения, мы сможем, наконец, увидеть снятие санкций с России при условии полного выполнения минских соглашений

- Вы как-то баллотировались в президенты США, и я, кстати, поддерживал вас. Поэтому позвольте задать вам вопрос: что вы думаете по поводу текущей президентской гонки? Изменит ли она Америку? Кто выиграет – Хиллари или Дональд? И кого следует поддерживать России, по вашему мнению, и почему?

- Я бы хотел, чтобы Россия ставила на демократию.

- Демократическую партию или демократию?

- Демократию. И я хочу, чтобы в России знали, что, кто бы ни был президентом, у нас есть определенные внешнеполитические принципы и ценности, которые неизменны при любой администрации. Я сейчас не занимаюсь внутренней политикой. Я вне политики. Как вы знаете, гонка продлится еще несколько месяцев. Конечно, Хиллари Клинтон и Дональд Трамп сегодня являются фаворитами, но никто никогда не знает, что может произойти на политической арене.

- В целом какой сегодня самый важный урок должен быть извлечен для американо-российских отношений? Что нам следует делать лучше в будущем?

- Отличный вопрос, Михаил. Спасибо за него. Как госсекретарь я извлек для себя следующий урок: очень важно не дать устоявшимся представлениям, некоторым СМИ и разного рода экспертам указывать нам, что нам делать. Важно поддерживать диалог, вести совместную работу. Для лидеров важно планировать шаги, которые они могут сделать в интересах своего народа. 

Полагаем, что для российского народа будет гораздо лучше, если мы сможем добиться мира на Украине и в Сирии. И это в значительной степени обновит отношения между США и Россией, чтобы мы могли работать вместе над любыми вызовами, с которыми сталкиваемся. И здесь важно стремиться вести диалог и работать над тем, чтобы найти общий язык. 

Для российского народа будет гораздо лучше, если мы сможем добиться мира на Украине и в Сирии

Мы избавились от химического оружия в Сирии благодаря соглашению между РФ и США. И мы сделали это, несмотря на все остальные проблемы. Сейчас мы добились прекращения боевых действий, и Россия и США являются сопредседателями рабочей группы, следящей за его соблюдением.

Сергей Лавров и я общаемся регулярно, почти каждую неделю, и мы эффективно работаем, несмотря на разногласия, пытаясь двигаться вперед. Я думаю, это в интересах и американского народа, и российского народа. Это в интересах истории и будущего.

- Спасибо, господин государственный секретарь, за беседу.

Визиты госсекретаря США Джона Керри в Россию. Досье