Все новости

Сергей Катырин: у России есть возможность разгуляться и нарастить экспортный потенциал

На Международном инвестиционном форуме "Сочи-2016" корреспонденты ТАСС побеседовали с президентом Торгово-промышленной палаты России Сергеем Катыриным о том, в каких сферах есть потенциал роста экспорта и на какие рынки нужно ориентироваться в первую очередь.

— Сергей Николаевич, недавно помощник президента России Андрей Белоусов сказал, что в России есть большой потенциал роста экспорта. В каких отраслях вы видите этот потенциал? И насколько этим сегодня пользуются власти?

— В целом задача поставлена достаточно амбициозная. Но она поставлена, значит, нужно работать. Я думаю, что для нашей страны это действительно серьезный вызов, но у нас есть потенциал и силы для того, чтобы его принять. Министр промышленности и торговли (Денис Мантуров. — Прим. ТАСС) уже обозначил приоритетные отрасли, и я, пожалуй, с ним соглашусь: это сельхозмашиностроение, российский автопром, который имеет достаточно большой набор различных моделей автомобилей с мировыми именами.

В общем, у нас есть возможность разгуляться и нарастить наш экспортный потенциал.

Сегодня наши программисты зарабатывают почти половину от того, что получает военно-промышленный комплекс от экспорта вооружения

Во-первых, развитие транспортного машиностроения: железнодорожный транспорт с подвижными составами и вагонами; конечно же, авиация, летательные аппараты SuperJet, МС-21 — это хорошие сферы для потенциального роста российского экспорта. Я уже не говорю о том, что наши различные модификации и версии вертолетов могут закрыть почти всю ассортиментную линейку для мирового потребителя.

Во-вторых, сельское хозяйство имеет огромный потенциал. В этом году мы продемонстрировали рекордный урожай. Думаю, что в скором времени мы будем занимать первое место в мире по экспорту зерна. Также у нас потихоньку налаживается экспорт курятины и свинины. Хочу отметить, что в плане сельского хозяйства мы не ограничиваемся поставкой зерна.

В-третьих, IT-технологии: сегодня наши программисты зарабатывают почти половину от того, что получает военно-промышленный комплекс от экспорта вооружения. В целом есть много направлений для развития экспорта, но наиболее очевидные я вам обозначил.

И конечно, не стоит забывать про сферу, в которой Россия давно заняла устойчивую позицию и где мы составляем достойную конкуренцию всем странам, — это ракетоносители и спутники. Они поставляются на рынки самых высокоразвитых стран и не только потребляемы, но и достаточно востребованы.

— Насколько российский малый и средний бизнес, ориентированный на экспорт, сейчас нуждается в росте финансовой поддержки? И сможет ли он "прорваться" на мировой рынок без такой поддержки?

— Вы знаете, надо исходить из того, как к этому относится наш бизнес. Недавно мы проводили опрос среди предпринимателей и с удивлением обнаружили, что на первом месте даже не финансы или финансовая поддержка, а поиск партнеров и сертификация продукции на рынке.

Наши бизнесмены сначала исследуют рынок и возможности поставки своей продукции на эти рынки, а уже потом думают о финансовой составляющей. Конечно, финансовая поддержка может быть определяющей, с моей точки зрения, в развитии малого и среднего бизнеса. У них действительно много сложностей, связанных с финансовыми рисками. Естественно, что все то, что я раньше сказал, тоже имеет значение. Владельцам малых и средних предприятий необходимо оказывать эту финансовую поддержку.

Тем более возможности экспорта со стороны малого бизнеса есть. Сегодня существует ряд программ по поддержке малого и среднего предпринимательства в России. Российский экспортный центр, который не так давно начал работать, одной из своих приоритетных задач ставит поддержку экспортных поставок со стороны малых предприятий. Поэтому я думаю, что движение есть.

— Какой можно ожидать рост российского экспорта?

 Поставлена задача ежегодно расти на 6–7%. Думаю, цель вполне достижимая. Честолюбивая, конечно, но достижимая, если сконцентрироваться на основных целях и средствах, которые выделяются на поддержку экспорта.

— Какой будет рост экспорта в следующем году, на ваш взгляд?

 Я надеюсь, что в 2017 году мы сможем достичь порядка 5% роста экспортных поставок.

Хочу напомнить, что мы сейчас не говорим о сырьевом экспорте: нефть, уголь или газ. Мы с вами говорим о машинотехнической продукции, продукции с высокой добавленной стоимостью. В данной сфере быстрых результатов не бывает, все идет на развитие долгосрочной перспективы.

— Какие страны наиболее приоритетны для российских экспортных поставок?

 Конечно же, страны СНГ, где мы хорошо знаем рынок. Там нет языкового барьера, а значит, есть возможность достаточно легко освоить рынки или вернуться с новым ассортиментом.

Далее это рынки АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии. — Прим. ТАСС). Они до сих пор к нам тяготеют. На недавнем юбилейном форуме Россия—АСЕАН представители этих стран показали, что любят и ждут нас.

Не стоит забывать, что латиноамериканский и африканский рынки тоже являются достаточно перспективными для сбыта российской продукции

Вьетнам уже подписал с Евразийским экономическим союзом соглашение о свободной экономической зоне. Почти все страны АСЕАН (десять стран. — Прим. ТАСС) выразили желание присоединиться — идут переговоры. Этот рынок очень перспективный с точки зрения восприятия ментальности, настрой на нас там есть.

И не стоит забывать, что латиноамериканский и африканский рынки тоже являются достаточно перспективными для сбыта российской продукции. Там в отличие от стран Европы и Северной Америки не такая плотная конкуренция. Впрочем, думаю, что чуть позже мы сможем выйти и на европейские рынки.