Все новости

Савва Шипов: уже в ноябре будет предложен чек-лист с требованиями к проверкам бизнеса

Замминистра экономического развития РФ Савва Шипов рассказал в интервью ТАСС о том, как продвигается работа над совершенствованием модели проверок бизнеса, устранением анонимных жалоб на предпринимателей, а также когда для получения госуслуг россиянам не нужно будет предоставлять справки в бумажном виде.  

— На каком этапе в Минэкономразвития находится разработка требований к чек-листам проверок бизнеса со стороны контрольно-надзорных органов? Тема очень животрепещущая для бизнеса, и в рамках форума в Сочи поднималась не раз, в том числе и на уровне премьер-министра Дмитрия Медведева.

— Тема сегодня очень актуальная. У нас есть множество документов, которые содержат требования, предъявляемые к предпринимателям и сохранившиеся с советских времен. Очень важным шагом стало принятие поправок к закону, в соответствии с которыми нормативные акты органов исполнительной власти, принятые в советский период, не должны применяться с 1 июля 2017 года. Это очень важная гарантия, которая позволяет за год всем контролерам провести работу по актуализации своих требований и из старых советских документов перенести их уже в новые нормативные правовые акты.

Жизнь меняется очень быстро, и то, что было актуальным раньше, в девяностые годы, основывалось на советских подходах и стандартах

Но это только часть проблемы. На самом деле те требования, которые устанавливались в документах уже российского периода, также требуют очень серьезной оценки. Жизнь меняется очень быстро, и то, что было актуальным раньше, в девяностые годы, основывалось на советских подходах и стандартах. И с этой точки зрения стоит задача понять, какие требования сейчас предъявляются к тому или иному предпринимателю. Задача непростая не только для самих предпринимателей, но и для контролеров.

Норма, появившаяся в законе, о том, что все органы власти, которые занимаются контролем, должны на своем сайте сгруппировать обязательные требования, вызвала очень серьезную дискуссию. Потому что эта работа может занять не один год: перелопатить все эти тысячи и тысячи требований займет много времени.

С этой точки зрения на первый план выходит еще одна инициатива. Эта норма тоже появилась в законодательстве и связана с тем, что контролер, который выходит на объект, должен иметь некий чек-лист контрольных вопросов. То, что нужно проверить и посмотреть в первую очередь. Уже подготовлены первые методические документы в Министерстве экономического развития. В ноябре мы планируем выйти на проект нормативного правового акта, в котором будут закреплены все правила, связанные с введением и формированием перечня таких требований. Ну а дальше уже потребуется серьезная работа, которую каждое контрольное ведомство должно будет провести у себя внутри и подготовить данные документы для того, чтобы предприниматели почувствовали, что требования становятся актуальными, прозрачными, и эффективность действия контролера от этого улучшается.

— То есть это будет некий универсальный набор требований контролирующих органов, которые они должны будут прописать в своих чек-листах. Правильно?

— Не совсем.

Первый шаг — отказаться от советских документов. Второй шаг — создать четкий, понятный, исчерпывающий перечень всех требований, третий шаг — изложить основные требования в контрольных листах, чтобы предприниматель понимал, что в первую очередь у него проверят, и мог сориентироваться и подготовиться. При этом второй и третий этапы могут идти параллельно.

— Но не секрет, что сфера проверок довольно коррумпирована. Эти правила помогут понизить уровень коррупции и снизить психологическое давление на бизнес?

— Безусловно. Потому что прозрачность требований — это очень важный фактор. Сейчас бизнес не знает, о чем его спросят.

Зачастую, знаете, как из волшебной шляпы, вытаскивается какой-то доисторический документ. И требования там абсолютно абсурдные, но с юридической точки зрения правомерные

Зачастую, знаете, как из волшебной шляпы, вытаскивается какой-то доисторический документ. И требования там абсолютно абсурдные, но с юридической точки зрения правомерные. И, конечно, это всегда повод для того, чтобы как-то решать вопрос за рамками правового поля и для контролера, и для бизнеса. Возможность давить и заставлять платить какие-то деньги.

— Сообщалось, что правительство сократит 13 дублирующих функций у министерств и ведомств при осуществлении контроля и надзора. Можно ли уже озвучить эти функции и ведомства, в которых это будет сокращено?

— Я должен сказать, что это только первый шаг очень большой, серьезной работы. Мы в начале года собрали предложения у "Большой четверки", у наших ведущих бизнес-ассоциаций: что является избыточными требованиями, что мешает жить предпринимателю в первую очередь, от чего можно отказаться.

К нам поступило множество разных предложений. Около 80 предложений мы сочли правильными и актуальными, дальше отработали их в режиме "лицом к лицу" с контролерами, которые за эти функции отвечают. В результате были приняты разные решения, но эти 13 тем, с нашей точки зрения, передовые. Это те функции, от которых готовы отказаться многие из контрольных органов. Я приведу пример: Ростехнадзор, Роструд, Ространснадзор. Некоторые из функций утратили свою актуальность. Например, была функция по лицензированию деятельности, связанной с изготовлением CD-дисков, на которых раньше записывались музыка, программы. Сейчас уже лицензировать изготовление таких носителей информации смешно с учетом интернета и скорости передачи данных. Или функция, связанная с осуществлением надзора за соблюдением законодательства технического регулирования на ряде транспортных объектов. Раньше туда входили и транспортники, и Ростехнадзор. Тоже очевидное дублирование.

— Проверяли одно и то же?

— Да, проверяли одно и то же. С точки зрения охраны труда, например, сейчас есть требование, что сотрудники должны регулярно проходить обучение по охране труда. И если они меняют место работы, они должны все заново проходить. Ну зачем? Сейчас даже требований единых, сколько времени должно пройти до следующей учебы, нет. Они разные. Мы предлагаем сделать эти требования понятными и не чаще, чем раз в пять лет. И не повторять при переводе с одного места на другое.

Наша цель — создать постоянный конвейер выявления таких ситуаций. И для этого была создана еще одна специальная большая рабочая группа, которая объединяет все отраслевые бизнес-ассоциации. Там будут представлены абсолютно разные сферы экономической деятельности. Мы надеемся, что она сможет выявлять такие ситуации, а мы самые острые будем переводить в русло диалога, поиска компромисса и устранения барьеров.

— В одном из своих недавних интервью вы сообщали, что в России будет введена обязательная идентификация личности при подаче жалобы. На какой стадии проработки находится данное предложение? Как это будет осуществляться технически?

— Здесь требуется уточнение: я говорил не обо всех жалобах, а о жалобах на предпринимателей, поступающих в контрольно-надзорные органы.

Во-первых, уже сейчас приняты поправки к законодательству, в соответствии с которыми обращение в электронном виде должно осуществляться с идентификацией. Либо через портал государственных услуг, где каждый идентифицирует себя, либо с использованием электронной цифровой подписи. Данное изменение уже внесено в законодательство, но вступит в силу с 1 января 2017 года. В то же время не решена история, связанная с подачей бумажных жалоб. В чем проблема? Сейчас многие недобросовестные предприниматели "заказывают" таким образом своих конкурентов. Они строчат разные жалобы, нанимают специальных "писателей" и тому подобное. Но существенная часть содержащейся в таких обращениях информации не является правдой. При этом контрольный орган, как ответственный за эту тему, получив такую жалобу, обязан провести проверку, если содержатся сведения об угрозе жизни и здоровью людей. Помимо необходимости идентификации электронных обращений, были приняты поправки, которые дают некоторые возможности для контролеров сначала понять, насколько описываемая ситуация правдоподобна, и до проведения проверки собрать какую-то информацию. Раньше даже такой возможности не было, сразу надо было принимать решение.

А следующий шаг, на наш взгляд, должен заключаться в том, чтобы люди, которые подают такие жалобы, себя идентифицировали. Здесь, наверное, может быть разный подход. Это актуально не для всех сфер. Но там, где идет острая конкурентная борьба, мы хотим законодательно разрешить устанавливать дополнительные идентификаторы. Это может быть подача заявлений через многофункциональный центр с паспортом, может быть нотариальное заверение, могут быть какие-то другие инструменты. Но, подчеркиваю, речь идет лишь о тех случаях, когда нужно провести проверку предпринимателя по жалобе. Речь не идет о совершении преступлений, где, естественно, должна любая информация анализироваться и проверяться.

— А в каких сферах в основном возникают такие необоснованные жалобы?

— У нас эти вопросы возникают по массовым видам контроля. Это есть в сфере работы Роструда, Ростехнадзора, Роспотребнадзора, Россельхознадзора. То есть это достаточно универсальный механизм.

Доходит до смешного. Приходит жалоба, подписанная знаменитыми людьми, которые уже ушли из жизни, с местом жительства Красная площадь

Доходит до смешного. Приходит жалоба, подписанная знаменитыми людьми, которые уже ушли из жизни, с местом жительства Красная площадь.

— Приходят по почте в основном?

— По почте. Но с формальной точки зрения это тоже жалоба, в которой формально указаны имя, отчество, адрес. И усомниться в очевидных вещах законодательной возможности не предусматривается.

— И вы предлагаете этот механизм  через "Почту России"  убрать и сделать механизм, чтобы это была либо нотариально заверенная бумага, либо обращение в МФЦ?

— Во-первых, мы считаем, что это может быть по-разному, но такая возможность, если необходимо по конкретному виду контроля, должна быть внедрена. Но это и по почте может быть с нотариальным удостоверением. Это же не исключает возможности сходить к нотариусу.

— Продолжая тему бумаг. Расскажите, пожалуйста, более подробно об идее отказаться от бумажных версий документов для граждан и бизнеса и перейти на реестровую модель. В какие сроки это может быть введено в РФ? Какие трудности могут возникнуть при переходе на такую модель работы?  

— Да, это тоже очень важный вопрос. Ведь сейчас цифровые технологии развиваются семимильными шагами. И с этой точки зрения смешно, когда для подтверждения какого-то факта ты имеешь бумагу. Ведь бумага — это всегда возможность подделки. Бумагу можно смело заменить на запись в электронном реестре, который доступен в интернете и который можно легко проверить. Более того, замена бумаги на такую запись в реестре позволяет и другим ведомствам не спрашивать бумагу при получении госуслуги, а запросить в нужном реестре нужную информацию, в онлайн-режиме получить и минимизировать трудозатраты для человека.

У нас уже есть положительные примеры перехода от бумажной модели. В Росреестре, например. Или сертификация продукции. Но, к сожалению, еще очень много ситуаций, когда требуется бумажный документ. И, более того, нет единых реестров, они только формируются. Нет единых реестров всех данных о физлицах. Мы считаем, что по массовым видам услуг это должно быть сделано в первую очередь. Например, адрес проживания, регистрация по месту жительства, выписка из домовой книги, регистрация транспортного средства.

При предоставлении госуслуги ведь что обычно происходит? Одна бумага на предоставление госуслуги сравнивается с другой бумагой, с вашими паспортными данными, с какой-то справкой. Сравнили, если да — запись внесли. Человеку не обязательно это делать. Если информация одна и информация вторая будут находиться в электронных системах, они могут сравниваться без участия чиновника. И запись может вноситься также без его участия, без выдачи каких-то бумаг. Это очень серьезно поможет оптимизировать работу всего государственного аппарата.

Это то, чем надо заниматься. С точки зрения планов мы считаем первоочередной задачей ввести такие реестры в сфере лицензирования. Это поможет сократить расходы бизнеса и оптимизировать данные о выданных лицензиях.

— Это пока только планы? Или вы уже разрабатываете какие-то технические модели?

— Это уже реальная работа. Но она не может быть сделана быстро, потому что требует поправок к законодательству. Мы сейчас разрабатываем такой документ по лицензированию.

Есть документ, связанный с регистрацией транспортных средств. Мы готовим доклад в правительство, в котором приведем перечень тех случаев, где, на наш взгляд, это надо сделать в первую очередь. И надеемся, что дальше будет поручение всем, кто отвечает за каждую конкретную сферу, провести такую работу по изменению в законодательстве и перейти на реестровую модель.

— В идеале через сколько лет мы можем отказаться от бумаг и перейти на эту модель?

— Вы знаете, сложно однозначно ответить. Самое сложное — это не только внести изменения в законодательство, но и создать эту структуру, информационные системы, которые все регистрируют, систематизируют данные и защищены от внешнего взлома. Но, думаю, это вопрос достаточно короткого времени. У нас нет возможностей для разбега, мы и так с этой точки зрения отстаем. Поэтому 3–5 лет — это тот срок, за который должны произойти коренные изменения.

Беседовала Елена Рожкова