Все новости

Виктор Донианц: интернет может стать основой развития бизнеса в Арктике

Вопрос освоения и развития Арктики на сегодняшний день волнует представителей многих стран, как государственные, так и коммерческие структуры. Развитие Арктического региона в первую очередь ассоциируется с нефтегазовой и транспортной сферами, также в последнее время популярной является тема арктического туризма. Однако ни одна из этих сфер не может развиваться без связи, в частности без интернета.

В Архангельске 29–30 марта пройдет IV Международный арктический форум "Арктика — территория диалога", где будут обсуждаться вопросы, связанные с развитием российской Арктики. В преддверии форума гендиректор компании спутниковой связи "Зонд-Холдинг" Виктор Донианц рассказал в интервью ТАСС о том, почему нужно в первую очередь обеспечить Арктику интернетом и как можно это сделать уже через 5 лет. Он также пояснил, какие законодательные изменения необходимы России для того, чтобы в Арктике появилась связь.

— Какая сейчас ситуация со связью в Арктике?

— Сейчас в Арктике интернет предоставляется по требованию, по особому распоряжению. В промышленных масштабах интернет туда будет проводиться тогда, когда будет возникать в этом потребность. Сейчас ее нет, там есть только эпизодическая потребность, которую решают подручными средствами. 

Возникновение промышленной потребности будет обусловлено развитием в Арктике различных видов хозяйственной деятельности, например грузоперевозок. Тогда эта задача станет очень актуальной. С другой стороны, к этому надо готовиться заранее, потому что у любой системы связи период от начала разработки до реализации достаточно долгий.

— Если мы начнем готовиться сейчас, то через сколько лет мы получим приемлемую инфраструктуру?

— Смотря какую концепцию мы выберем. Сейчас есть несколько вариантов, однако те из них, которые обсуждаются наиболее широко, на мой взгляд, не являются оптимальными.

Так, есть вариант прокладки подводного кабеля. Обычно кабель прокладывают там, где есть очень большая потребность в услугах связи, потому что он обладает колоссальной пропускной способностью. Например, кабель между Европой и Америкой, Европой и Азией: пропускная способность кабеля — сотни терабит в секунду. Но в Арктике такую пропускную способность невозможно освоить. Россия и так занимает 181-е место по плотности населения в мире, а в Арктической зоне плотность населения еще меньше: по данным экспертов, максимум 1 млн человек на 8 субъектов Федерации. В российской Арктике коренного населения не так много, местные жители ведут кочующий образ жизни. Хозяйственная деятельность проявляется эпизодически, например приезжают геологи или сотрудники МЧС. Есть и те, кто живет там постоянно, — кто работает на радиостанциях, маяках и прочих подобных объектах. Но все это в сумме где-то 1 млн человек. Таким образом, прокладка кабеля, конечно, позволит решить проблему связи в Арктике, но, мне кажется, это не самое оптимальное решение с точки зрения эффективности.

Есть и другой проект — сделать летающие платформы. Обычно такие экзотические проекты моментально не делаются. Нужно 10–15 лет, чтобы что-то реально появилось, и потом не факт, что оно впоследствии сохранится.

— А какой вариант, на ваш взгляд, самый оптимальный в этой ситуации?

— Мы в "Зонд-Холдинге" считаем, что спутниковое решение наиболее оптимальное, оно проверенное и реализуемое. Нужно просто из всех возможных спутниковых решений выбрать то, которое будет решать поставленную задачу при минимальных затратах. Но тут опять идет столкновение интересов. Задача эта не столько техническая, сколько административно-организационная.

— Получается, этими вопросами должно заниматься государство вместе с бизнесом?

— Космическая деятельность очень капиталоемкая, и сроки окупаемости у нее очень длительные. Сейчас в серьезных космических образованиях — в Европейском космическом агентстве, а также в таких странах, как США, Канада или Индия, государство по собственной инициативе лишает себя монополии на космическую деятельность. Пионерами в этой области являются США: у них есть национальное космическое агентство НАСА и утверждена госпрограмма с перечнем видов деятельности, в которых государство добровольно лишает себя монополии. Там в том числе есть и спутниковая связь.

В России на сегодняшний день пока, к сожалению, нет законодательной базы, которая позволяла бы как-то смягчить государственную монополию на космическую деятельность. Но я надеюсь, что времена меняются, и космическая деятельность со временем будет демонополизирована, и частный бизнес получит к ней доступ.

— Может быть, этот вопрос можно как-то начать решать через Арктику? С учетом экономической целесообразности развития там спутниковой связи попробовать разрешить частному бизнесу участвовать в космических проектах в Арктической зоне России в качестве эксперимента?

— Я согласен с таким вариантом, ведь задачу решать проще, если разбить ее на составляющие. Может быть, действительно следует Арктику сделать "опытным полигоном", где можно будет говорить о государственно-частном партнерстве в области космической деятельности.

— Тогда следует понять, для каких сфер развитие связи в Арктике является необходимым. Какие это сферы?

— Одно из направлений — развитие туризма. Для туризма нужна соответствующая инфраструктура, подготовка которой должна осуществляться с опережением. Должны быть построены гостиничные комплексы, предусмотрен сервисный потенциал... Ну и, конечно, связь, сейчас она к туристической отрасли крепко привязана. Туристы сразу же спрашивают, есть ли в гостинице интернет, и если он платный — энтузиазм как-то сразу снижается, а тем более если интернета нет совсем. Доступ к современным условиям связи, банковским технологиям — это необходимые условия развития арктического туризма.

Также связь в Арктике необходима для развития Северного морского пути. Там очень сложные климатические условия, и для транспортировки грузов нужно очень много сухогрузов совершенно другого класса — который позволяет плавать во льдах. До тех пор, пока корабли такого класса не появятся, промышленного объема перевозок в Арктике не будет. А они не появятся, пока не будет создана инфраструктура связи, поскольку перевозки связаны со страхованием, с медицинским обслуживанием и так далее. Связь тут должна идти впереди.

Кроме того, связь в российской Арктике нужна для нефтегазовой сферы, потому что в тяжелых арктических условиях используются в том числе "умные" технологии, которые требуют передачи информации на расстоянии.

В целом при освоении Арктической зоны нужно создавать нормальные условия для проживания людей и для работы. В XXI веке это подразумевает соответствующую телекоммуникационную инфраструктуру.

— Если говорить про конкретные проекты по обеспечению инфраструктуры связи в Арктике, то, по словам министра связи и массовых коммуникаций РФ Николая Никифорова, запуск на орбиту трех спутников будет стоить 50 млрд рублей. В то же время глава Россвязи Олег Духовницкий говорил о 80 млрд рублей. Какие еще есть варианты?

— Проект, про который говорил министр, имеет долгую предысторию. В нем есть космический сегмент и наземный сегмент. В 50 млрд рублей обойдется именно орбитальная группировка, но ведь нужно еще создавать инфраструктуру на земле, все вместе — это порядка 80 млрд рублей. Этот проект подразумевает запуск на высокоэллиптическую орбиту трех или четырех спутников связи, которые хорошо будут покрывать Арктическую зону. Но это очень дорогой проект. Есть гораздо более дешевые спутниковые решения, которые могли бы решить эту задачу более эффективно.

Нужно понимать основные особенности рынка спутниковой связи в целом. Сейчас такая связь достаточно дорогая, а спутниковый интернет медленный. Сделать тут ничего нельзя, поскольку те спутники, которые сейчас есть, летают очень высоко, их очень сложно доставить на нужную орбиту. Чем выше вы поднимаете спутник, тем дороже подъем.

В то же время низкая скорость спутникового интернета обусловлена действием законов физики. Мощность радиосигнала ослабляется пропорционально квадрату расстояния. Чем выше вы поднимаете спутник, тем больше мощность сигнала в квадрате падает — и, соответственно, теряется скорость. Те геостационарные системы, которые сейчас есть, дорогие из-за того, что их надо высоко поднимать. И при этом они низкоскоростные, потому что находятся высоко.

Предлагаемый запуск спутников на высокоэллиптическую орбиту, с моей точки зрения, неоптимальное решение, поскольку поднять спутники на высокую орбиту будет дорого, а скорость интернета при этом будет низкой. 

— А есть какие-то альтернативные решения?

— Можно, наоборот, спускаться вниз, на более низкие орбиты. Тогда не нужно будет такую тяжесть, как спутники, "тащить" наверх, и в то же время скорость будет расти.

В этом случае есть два варианта. Один из них — запуск спутниковых решений на так называемой низковысотной орбите (на высоту порядка 1200 км), другой вариант — средневысотная орбита (около 8000 км). Конечно, низковысотная орбита с точки зрения доставки спутников и стабильности сигнала самая привлекательная, но территориальный охват будет небольшой. Для того чтобы покрыть Арктический регион с низковысотной орбиты, нужно запустить очень много спутников. Запуск спутников на средневысотную орбиту — компромиссный вариант, там спутников нужно будет в сотни раз меньше.

Стоимость таких проектов следует считать не по спутникам, а по запускам. Запустить высокий эллипс или геостационар — это 3–4 запуска, каждый из которых стоит порядка 3 млрд рублей без учета стоимости спутника. Если мы хотим создать низкоорбитальную группировку — нужно много спутников, это опять 3–4 запуска. На средневысотную нам нужен всего один запуск, то есть мы заранее имеем бонус в стоимости 3 запусков. Если говорить про покрытие связью российской территории Арктики, то со средневысотной орбиты достаточно будет 6 аппаратов. При этом стоимость самих спутников может быть гораздо меньше, поскольку для средневысотной орбиты нужна не такая сильная мощность, как для высокоэллиптической.

— У "Зонд-Холдинга" есть какие-то разработки, которые позволили бы обеспечить связь в Арктике?

— У нас есть разрабатываемый проект высокоскоростной спутниковой системы интернета, мы его делаем совместно с АО "Информационные спутниковые системы" в Красноярске. Проект включает в себя шесть основных и один резервный спутник на средневысотной орбите. Стоимость разработки системы­ составляет 1 млрд рублей, изготовление семи спутников — это 2 млрд рублей, стоимость запуска ­ракеты-носителя "Союз" с­ разгонным блоком "Фре­гат" (проект включен в­ Федеральную космичес­кую программу) — 3 мл­рд рублей, а страхование проекта — 15% от его стоимости (то есть примерно 1 млрд рублей). Итого стоимость проекта составит не более 7 млрд рублей.

Этот проект целиком покрывает потребность северных территорий и Арктики в России. Он на порядок дешевле, чем высокий эллипс, но при этом менее технически сложный, обладает несомненным экспортным потенциалом.

Наш проект является резидентом кластера космических технологий "Сколково" уже год. Мы сумели получить один мини-грант (сотни тысяч рублей) и сейчас готовим заявку на большой грант (сотни миллионов рублей). Мы планируем создать прототип космического аппарата в уменьшенном размере и запустить его на орбиту, где мы будем проводить с ним технологические эксперименты. Если мы получим грант от "Сколково" и договоримся о попутном запуске с Роскосмосом, то прототип спутника может быть запущен в 2019 году.

— Сколько должно пройти времени от создания до запуска промышленного проекта?

— Если для нас будет зеленый свет, то для запуска реальной группировки нам нужна будет собственная ракета. Тогда все будет определяться циклом изготовления ракет. Таким образом, примерно к 2020–2021 году система будет введена в эксплуатацию, и Арктика получит связь.

Мы видим, что у нашего проекта очень интересный экспортный потенциал, многие организации и даже целые регионы проявляют интерес. У нас идут переговоры с рядом серьезных организаций, но пока конкретных результатов нет. Это в том числе организации, которые занимаются устранением цифрового неравенства в нашей стране, организации, которые занимаются транспортировкой...

Также наше решение имеет перспективы в модном сейчас направлении — в "индустриальном интернете". Там, где нет оптики, но при этом нужно решать задачи индустриального интернета, также нужен относительно недорогой спутниковый интернет.

— Если говорить о финансировании запуска спутниковой группировки для обеспечения связи в Арктике, может, следует создать для этого некий отдельный фонд?

— Сейчас в сфере связи в России есть Резерв универсального обслуживания, средства из которого идут на реализацию программы по устранению цифрового неравенства (предполагает обеспечение интернетом почти 14 тыс. небольших населенных пунктов). Однако эта программа не предусматривает финансирование запуска спутниковой группировки.

Что касается финансирования такого серьезного проекта, как обеспечение связи в Арктике, то стоит отметить, что в России в целом есть опыт реализации инфраструктурных проектов в рамках государственно-частного партнерства. Однако это в основном касается строительства транспортных объектов федерального уровня — Керченского моста, дорог, аэропорта в Петербурге.

В космической деятельности существующее законодательство пока этого не позволяет, сейчас частный капитал не имеет доступа к таким проектам. Поэтому следует прежде всего решать такие вопросы в правовом отношении.

Наверно, можно было бы сделать Арктику опытным районом и реализовать там государственно-частный инфраструктурный проект в космической сфере. Мне кажется, проще добиться изменения законодательства о космической деятельности, чем создания нового фонда.

 

Беседовала Екатерина Казаченко