Все новости

Вице-министр аэрокосмической промышленности Казахстана: Россия — стратегический партер по освоению ближнего и дальнего космоса

Вице-министр оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан Марат Нургужин Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности Казахстана
Вице-министр оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан Марат Нургужин
© Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности Казахстана

О создании ракетно-космического комплекса "Байтерек", перспективах использования космодрома Байконур и сотрудничестве с Россией в интервью ТАСС рассказал вице-министр оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан Марат Нургужин.

— С 1 января 2018 года в собственность Казахстана из российской аренды на космодроме Байконур будет передан стартовый, технический и монтажно-испытательный комплексы под ракету-носитель "Зенит". В рамках соглашения по проекту "Байтерек" эта стартовая инфраструктура должна быть модернизирована под новую российскую ракету-носитель среднего класса "Союз-5". Какую модернизацию планируется провести на наземном оборудовании?

— Решение об ускорении работ по созданию комплекса "Байтерек" под новую российскую ракету было одобрено на заседании казахстанско-российской межправительственной комиссии в начале июня. Сейчас мы ждем исходные данные от российской стороны, чтобы начать разработку технико-экономического обоснования для модернизации наземной инфраструктуры. Согласно графику, эти данные должны быть представлены к 1 сентября. После этого можно будет говорить о технических решениях, которые предполагается провести в рамках модернизации наземного комплекса.

— Сообщалось, что Казахстан готов выделить около $250 млн на модернизацию наземного комплекса, так ли это?

— Ориентировочная оценка стоимости создания комплекса "Байтерек" была начата еще год назад. На ракету-носитель, согласно озвученным данным, требуется порядка $500 млн, на модернизацию наземной инфраструктуры — порядка $245 млн.

Но ранее речь шла о завершении проекта к 2025 году, сейчас же сроки сократились, российская сторона предложила ускорить работы и осуществить первый пуск в 2022 году, а пилотируемый — в 2024-м. Только после предоставления российской стороной необходимых данных и их оценки можно будет говорить о более или менее примерной стоимости работ. Я думаю, примерная стоимость проекта станет понятна ближе к концу года.

— В связи с ускорением работ озвученная сумма возрастет или наоборот уменьшится?

— Учитывая, что речь теперь идет не о запуске какого-либо спутника, а о пилотируемом старте корабля "Федерация", то требования к обеспечению безопасности должны быть жестче. Соответственно, я подозреваю, что расходы вырастут, но затрудняюсь ответить на какую сумму.

— Есть ли у Казахстана средства и решения на уровне государства, чтобы выполнить эту задачу?

— Байконур для Казахстана является базой для развития космонавтики. И если бы не было Байконура, у нашей страны были бы совершенно другие амбиции. Отсюда в космос запустили первый искусственный спутник Земли, отсюда стартовал первый космонавт планеты Юрий Гагарин.

Байконур для Казахстана является базой для развития космонавтики

Мы это помним и пытаемся сохранить. Казахстан всеми силами будет поддерживать развитие космодрома. На это есть и политическая воля, и экономические возможности.

— Ранее сообщалось, что ракета для комплекса "Байтерек" может получить наименование "Сункар". Теперь же она получила официальное наименование "Союз-5". Сохранится ли название "Сункар"?

— Это название пока рабочее, оно сохраняется. Наземный комплекс, в свою очередь, сохранит название "Байтерек". Естественно, ракета с этого комплекса будет стартовать российская — "Союз-5". Но в космонавтике есть практика, когда ракетно-космическую технику для разных рынков именуют по-разному. Я думаю, что для Казахстана название проекта ракеты среднего класса "Сункар" сохранится.

— Если Россия предоставляет ракету, а Казахстан — наземный комплекс, будет ли Казахстан предлагать своих космонавтов в экипаж космического корабля "Федерация"?

— Пока мне трудно ответить на этот вопрос, но, конечно, если мы участвуем в пилотируем пуске с территории Казахстана, то мы будем предлагать России и решение своих национальных космических программ, в том числе с полетом казахстанского космонавта на орбиту.

Мы с надеждой смотрим на перспективы полета очередного казахстанского космонавта

В космосе были три казахстанских космонавта: трижды Талгат Мусабаев, Токтар Аубакиров и Айдын Аимбетов. Мы с надеждой смотрим на перспективы полета очередного казахстанского космонавта, но пока об этом рано говорить. Отправлять человека на орбиту просто так, ради самого факта полета — это неправильно. Как только будет сформирована очередная космическая программа, которая станет шестой для Казахстана, под нее будет формироваться список кандидатов для реализации. На уровне идей такое предложение звучит.

— Какие задачи будут решаться после создания ракетно-космического комплекса "Байтерек", учитывая, что Россия арендует Байконур до 2050 года?

— Самый главный проект для нас — космический ракетный комплекс "Байтерек", хотя и программу "Союз" мы планируем продолжать.

Самый главный проект для нас — космический ракетный комплекс "Байтерек"

До 2025 года будет эксплуатироваться ракета-носитель "Протон". На сегодняшний день уже 92 казахстанских инженера работают как в монтажно-испытательном, так и техническом комплексах этой ракеты на космодроме Байконур. Первый пуск "Протона" в этом году состоялся с участием казахстанских инженеров. Кооперация между нашими странами в этом отношении усиливается. Если говорить о будущем, то, конечно, есть перспективные идеи, но о них пока рано говорить, сначала нужно решить вопрос с ракетой среднего класса.

— Россия неоднократно озвучивала идею создания после 2024 года орбитальной станции на базе российского сегмента Международной космической станции (МКС). Возможно ли создание совместной российско-казахстанской орбитальной станции?

— Еще в рамках первой национальной космической программы для МКС разрабатывался казахстанский орбитальный модуль, но по определенным причинам его разработка застыла на уровне эскизного проектирования. Конечно, учитывая, что стратегическим партерном по освоению ближнего и дальнего космоса мы рассматриваем Россию, мы рассчитываем, что такие идеи в будущем будет реализованы.

Беседовал Дмитрий Струговец