Все новости

Финдиректор концерна "Калашников": продажей автоматов мы заработали на инвестиции в ноу-хау

Павел Скачков Калашников.media
Павел Скачков
© Калашников.media

Успешный дебют по выпуску облигаций оборонного предприятия — концерна "Калашников" — в условиях западных санкций стал одним из заметных событий этого года на финансовом рынке. О том, как построить стратегию оборонного предприятия, будут ли инвестиции в конверсионные проекты иметь успех в эпоху технологической революции, как вывести предприятие ОПК на устойчивый рост и выйдет ли "Калашников" на IPO, в интервью ТАСС рассказал заместитель генерального директора по экономике и финансам концерна "Калашников" Павел Скачков.

— В последние годы "Калашников" серьезно улучшил свои финансовые показатели, какие меры помогли этому?

— Когда наши акционеры принимали основной блок — площадку "Ижмаш", где производятся автоматы "Калашникова", конечно, ситуация была плачевная. За последние три года акционеры инвестировали в основные производственные фонды более 15 млрд рублей, и инвестиции такого объема начинают давать результаты. Кроме того, нам удалось расширить экспортный портфель заказов, прежде всего нашего стрелкового оружия. Конечно, сами по себе инвестиции не имели бы эффекта без изменения подхода к работе, трансформации системы управления. Акционеры собрали новую управленческую команду — высококлассных специалистов, обладающих в том числе международным опытом во всех ключевых функциях. Изменения затронули всю цепочку создания стоимости: закупки, производство, сбыт. Еще один важный момент — мы переобучили людей, от простых рабочих до мастеров производства, пересмотрели процессы обучения новых сотрудников стандартам нашего производства с акцентом на взаимное уважение и клиентоориентированность. Мы начали наши инвестиции не с покупки новых станков и установки оборудования в цехах, а со строительства раздевалок, мест принятия пищи, душевых, внедрения комплектов качественной спецодежды. Наши сотрудники чувствуют эту заботу. Мы перешли на новую производственную систему, которая включает лучшие мировые практики и собственные решения. В комплексе это помогло нам снизить себестоимость, а с увеличением экспортных заказов и интереса к нашей продукции пришли и хорошие финансовые показатели. 

— Тем не менее основной актив — концерн "Калашников" — по итогам первого полугодия показал убыток 800 млн рублей. С чем это связано?

— Убыток в первом полугодии концерна "Калашников" связан с цикличным характером нашего бизнеса, когда все основные поставки по гособоронзаказу выполняются в четвертом квартале. Период в течение года — это, так сказать, "сухой" сезон. Часто эти вещи могут закрываться экспортными поставками, но в этом году у нас они запланированы также на ноябрь и декабрь. Сейчас как раз мы начали получать выручку от этих поставок. Выручка по итогам этого года в рамках АО "Концерн "Калашников" прогнозируется на уровне 14 млрд рублей, EBITDA — 2 млрд рублей, по группе компаний, входящих в периметр "Калашникова" в целом, но не консолидированных в отчете по МСФО, выручка составит порядка 40 млрд рублей, EBITDA — на уровне 5,5 млрд рублей. По чистой прибыли мы должны выйти в этом году на 2,7 млрд рублей в целом по группе компаний и около 300 млн рублей — в концерне "Калашников". При анализе финансовых показателей "Калашникова" нужно учитывать, что в периметр отчетности по МСФО входят не все компании, которые находятся во владении или под управлением концерна. Основные активы в группе МСФО — это "Ижмаш", Мытищинский машиностроительный завод, ZALA Aero (ЦСТ), Рыбинская верфь. За периметром консолидации в группе "Калашников" состоят Ижевский механический завод, "Вымпел", а также Верфи братьев Нобель. Должен сказать, что даже сейчас, всего за несколько недель до конца года, наши окончательные результаты могут поменяться, если часть выручки перетечет в январь 2018 года.

— 2018 год будет более успешным? Какие финансовые показатели прогнозируете?

— Прогноз по выручке на 2018 год у нас такой: концерн "Калашников" планирует выручить около 22,5 млрд рублей по МСФО, группа компаний в целом — порядка 55 млрд рублей. Чистую прибыль по концерну мы ждем на уровне 1,3 млрд рублей, EBITDA — 2,8 млрд рублей, по группе чистая прибыль ожидается порядка 3,9 млрд рублей, EBITDA — 6,5 млрд рублей. В первую очередь успешные показатели будут также благодаря росту экспорта стрелкового оружия, по продукции дивизиона высокоточных вооружений также закрывается большая часть экспортного контракта в следующем году. Кроме того, в ожидаемом финансовом результате группы мы учитываем приобретения этого года, в первую очередь Мытищинского машиностроительного завода, который, по нашим ожиданиям, даст прибавку к выручке более 10 млрд рублей.

— Предприятиям ОПК поставлена задача увеличить выпуск гражданской продукции до 50% к 2030 году — какие новые направления планирует развивать "Калашников", какую долю занимает военный сегмент и гражданский?

Мы ожидаем, что скоростные суда "Комета" станут пилотной программой, которая обеспечит наше развитие в гражданском судостроении. Также мы планируем построить восемь сухогрузов и создаем своего оператора — Волго-Донскую судоходную компанию

В части развития выпуска гражданской продукции предприятия нашей группы также ведут активную работу. На сегодняшний день этот показатель составляет порядка 20%, на Ижевском механическом заводе, где производится большая часть охотничьего оружия России, он существенно выше. Мы рассчитываем, что с приобретением активов в судостроении мы также будем развивать их в гражданском русле. Например, мы ожидаем, что скоростные суда "Комета" станут пилотной программой, которая обеспечит наше развитие в гражданском судостроении. Также мы планируем построить восемь сухогрузов и создаем своего оператора — Волго-Донскую судоходную компанию. Это позволит нам закрепиться в новой рыночной нише на фоне роста агроэкспорта, дефицита морских терминалов и зависимости перевозок зерна от инфраструктуры железной дороги. Мы видим, что наш бренд ассоциируется не только с оружием, а также с качеством, с надежностью. Также мы активно развиваем производство одежды, беспилотных летательных аппаратов, мотоциклов, используя бренд "Калашников", восстанавливаем легендарную торговую марку мотоциклов "Иж".

— "Калашников" имеет несколько перспективных проектов, однако такие концепты, как, например, "летающая" машина, тяжелый мотоцикл, наверняка являются затратными, при этом не обещают быстрой рентабельности. Сколько средств "Калашников" направляет на инициативные разработки и планирует ли увеличивать объемы в дальнейшем? 

— Наши вложения носят долгосрочный характер. Мы используем гейтовую систему для управления жизненным циклом продукта, сейчас большая часть новых продуктов на стадиях НИР и ОКР, в зависимости от результатов перспективных продуктов на проектных работах будем принимать решения по инвестициям. К примеру, на проект по созданию электромотоцикла, как мы видим, нам нужно инвестировать на первом этапе до 2 млрд рублей. Если мы запускаем проект электрических мотоциклов, а в перспективе и электродвигателей, а потом, возможно, и электробатарей, то эта сумма увеличивается в разы. Немалая часть наших новых проектов будет запущена в производство уже в 2018 году.

— В связи с увеличением планов по реализации перспективных проектов какой будет динамика по чистому долгу в этом году? И в следующем?

— Чистый долг АО "Концерн "Калашников" на конец года составит 15,3 млрд рублей, по группе в целом внешняя задолженность будет на уровне 17 млрд рублей. Мы в этом году выпустили облигации на 10 млрд рублей, из которых 5 млрд рублей направлено на покупку Мытищинского машиностроительного завода. В течение следующего года долг уменьшится на 1 млрд рублей и составит 14,2 млрд рублей по концерну, по группе также снижение на 1 млрд — до 16,3 млрд рублей. Показатель долг/EBITDA на конец следующего года мы ожидаем на уровне 2.2х — это комфортный уровень. В прошлом году было 1.5х, цифра красивая, но реально мы были недозагружены. Мы понимали, что можем взять больше долговых обязательств для инвестиций. Сейчас основная фаза инвестиций в производственные фонды закончена, поэтому в течение ближайших пяти лет мы ожидаем обратную ситуацию с отдачей и планомерным снижением долговой нагрузки.

— В первом квартале 2018 года вы намерены закрыть сделку по приобретению Верфей братьев Нобель, какие-то еще крупные приобретения планируете?

— Предложения принять в управление или приобрести какие-либо активы к нам приходят постоянно, на данный момент какие-то конкретные планы озвучивать преждевременно.

— В этом году "Калашников" успешно разместил бонды на 10 млрд рублей, несмотря на санкции. Как вам удалось провести выпуск?

— С середины 2016 года мы взяли курс на то, что нам нужно диверсифицировать источники финансирования. За 2016 год мы перешли на отчетность по МСФО, и теперь именно на ее основании принимаются управленческие решения. Мы получили кредитные рейтинги в "Эксперт РА" и АКРА и провели большую работу с инвесторами. 26 апреля этого года мы сделали дебютный выпуск облигаций на 3 млрд рублей. Выпуск был на тот момент переподписан более чем в пять раз, на уровне размещения он был также переподписан в три раза. Это была рыночная сделка, в которой участвовало более 30 институциональных инвесторов: крупные банки, управляющие компании. Участие приняли и физические лица. Мы остались очень довольны этим выпуском. Хочу сказать, что мы могли закрыть книгу заявок даже на более низком уровне, но тогда нам бы пришлось размещаться только со стратегическими инвесторами. Мы несколько пожертвовали процентной ставкой, чтобы провести нормальную рыночную сделку и получить желаемую диверсификацию финансирования.

— Какие преимущества вы получили благодаря выпуску облигаций?

Мы активно развиваем производство одежды, беспилотных летательных аппаратов, мотоциклов, используя бренд "Калашников"

— Не секрет, что оборонная промышленность должна работать по госзаказу с уполномоченными банками, а их не так много. Условия финансирования, предлагаемые банками, могут быть разными, но они не дают нам той операционной гибкости, которую мы хотим иметь в связи с нашими амбициозными планами по росту, по новым продуктам, по приобретению новых активов, по инвестициям в НИОКР и модернизацию производства. Выпуск облигаций также позволил нам вести переговоры с коммерческими банками уже на другой основе, ведь когда есть альтернатива, проще вести переговоры об условиях финансирования. Для нас это было важно еще и потому, что МСФО и выпуск облигаций выдвигают также требования по раскрытию информации, по корпоративному управлению. Данные требования предъявляются уже не только нашими акционерами и нашим желанием самодисциплины, но и независимыми инвесторами. Основным триггером второго размещения на 7 млрд рублей была покупка Мытищинского машиностроительного завода. Мы еще раз подтвердили нашу надежность как заемщика. Во втором размещении также поучаствовали более 20 инвесторов. Наш успех не остался незамеченным, первый выпуск облигаций стал лауреатом премии Cbonds Awards в номинации "Лучшая сделка первичного размещения корпоративных облигаций".

— Это было российское размещение, может, планируете выпуск в иностранной валюте, например "панда-бонды"?

— Концерн находится под американскими санкциями, поэтому зарубежные рынки облигаций для нас закрыты. По "панда-бондам", конечно, в рамках нашей деятельности мы смотрим на различные источники финансирования и не можем исключать ничего в будущем. Но выпуск бондов в экзотической валюте, в которой у нас нет экспортных контрактов, имеет свои риски. Пока мы ограничиваемся рублевым рынком, что нас вполне устраивает.

— Планируете ли новые выпуски облигаций в 2018 году?

— Мы видим, что рынок облигаций для нас более комфортная зона, где мы хотим видеть большую часть наших заемных средств. Работа с банками активно продолжается, но теперь, имея в своем арсенале другие инструменты, мы можем спокойно обсуждать более выгодные и гибкие условия сотрудничества. Например, не только стандартные продукты — кредиты, полученные под залог выручки, под конкретные продукты, но и кредиты по требованию, чтобы мы могли получать средства в момент, когда нам это необходимо, а не в момент, когда банк согласился их нам дать. По 2018 году мы рассматриваем различные варианты, в том числе продолжение финансирования за счет новых выпусков облигаций. Мы ожидаем снижения долговой нагрузки в следующем году, поэтому если и будут новые выпуски облигаций, то только в качестве замещения и удешевления действующих кредитов.

— В перспективе возможно ли применение такого инструмента, как выход на IPO, или с учетом того, что предприятие оборонное, это невозможно?

— Первичное размещение на рынке акций — это один из классических вариантов привлечения финансирования быстрорастущих компаний и монетизации инвестиций основных акционеров. Мы не исключаем в будущем и первичное размещение акций. Однако наше предприятие имеет стратегическое значение для страны, поэтому для того, чтобы оборонное предприятие могло выйти на этот рынок, необходимы очень серьезные согласования и решение на уровне правительства России.

Беседовала Юлия Темерева