Все новости

Евгений Ясин: не обирайте бедных, а стимулируйте экономику и инвестиции

Евгений Ясин Станислав Красильников/ТАСС
Описание
Евгений Ясин
© Станислав Красильников/ТАСС

10–13 апреля 2018 года в Москве состоится XIX Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества, проводимая Национальным исследовательским университетом "Высшая школа экономики" при участии Всемирного банка. Научный руководитель НИУ ВШЭ, профессор Евгений Ясин в интервью ТАСС рассказал о том, чем будет эта конференция отличаться от предыдущих, а также о перспективах развития российской экономики и о том, какие изменения в налоговой и пенсионной системах необходимы России.

— Евгений Григорьевич, Апрельская международная научная конференция в этом году пройдет уже в 19-й раз, какая тема станет ключевой? Какие основные вопросы развития российской экономики будут обсуждаться на ее площадке?

— Апрельская конференция — это прежде всего научное мероприятие, возможность для профессоров и сотрудников со всей страны и из-за рубежа высказаться по проблемам современной экономики. Наш формат не предусматривает выделение какой-то одной ключевой темы. Все доклады равноценны и объединены вопросами российской экономики и перспективами ее развития. В частности, по этой теме будет выступать министр экономического развития Максим Орешкин, который, кстати, был студентом ВШЭ.

На конференции также будут обсуждаться вопросы, касающиеся человеческого капитала и социальной политики. По этой теме главные докладчики — наш ректор Ярослав Кузьминов и директор Института социальной политики НИУ ВШЭ Лилия Овчарова. Мы ожидаем, что в сессии примет участие заместитель председателя правительства Ольга Голодец. Министр финансов РФ Антон Силуанов будет читать доклад по теме бюджетной политики для обеспечения экономического роста. Руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев расскажет про новый этап антимонопольной политики.

— То есть во главе угла все равно стоит экономика?

— Это не совсем так. В рамках конференции есть сессии, посвященные национальной системе управления данными, взаимодействию общества, бизнеса и государства в цифровую эпоху. Также будут обсуждаться проблемы, перспективы и задачи образования, технологического будущего российской экономики и структурной политики. Повестка у нас достаточно насыщенная и разнообразная.

— То есть программа этой Апрельской конференции сменила приоритеты? С чем связано такое изменение?

— Действительно, прежде мы, как экономически ориентированный вуз, концентрировались только на этой стороне дела, на промышленности, вопросах ее развития. Сейчас ситуация несколько изменилась.

Поскольку исключительную роль для развития российской экономики будет играть человеческий капитал, речь уже идет о подготовке людей, об их экономических интересах, об образовании, здравоохранении. Нет ни одного явления общественной жизни, которое бы не попадало в область интересов экономики.

Какой путь развития мы намечаем? Что позволит ускорить экономический рост и повысит благосостояние? Как изменит жизнь цифровизация? Все эти вопросы также будут обсуждаться на конференции.

— Какой аспект цифровой экономики, на ваш взгляд, сейчас наиболее важен? Государство уделяет этой программе большое внимание…

Любое новаторство у нас в стране начинается с политической воли. Государство дает толчок для развития, а уже после к инновациям подтягиваются частные инвесторы

— За последние годы цифровая экономика очень быстро развивалась в США, в Японии и ряде стран Европы. Россия на сегодняшний день определенно отстает от них. Для нас чрезвычайно важно преодолеть этот разрыв. Мы делаем ставку на ускорение развития.

Потенциал человеческого капитала накладывается на вектор развития цифровой экономики, поскольку без людей, носителей этих новых знаний, ни о каком прорыве не может идти и речи.

— На ваш взгляд, обязательно ли участие государства в развитии цифровой экономики? Заинтересован ли частный сектор в государственных инвестициях в развитие новых секторов?

— Любое новаторство у нас в стране начинается с политической воли. Государство дает толчок для развития, а уже после к инновациям подтягиваются частные инвесторы. Конечно, это совершенно не обязательно, лучше, чтобы такие направления поднимались и развивались независимо от государства. Мы, к сожалению, имеем более высокую долю государственного участия в этих начинаниях, причем речь идет не только о цифровой экономике.

— Вы считаете, что долю государства в экономике надо снижать, правильно я понимаю?

— На мой взгляд, развитие российской экономики зависит не только от деятельности государства, но и от самого рынка, оно предполагает сокращение доли государства в управлении российской экономикой.

— По вашим оценкам, какова сейчас доля государства в экономике и к чему надо стремиться?

— Некоторые эксперты считают, что доля государства в экономике составляет 70%. Я считаю, что она составляет около 50%.

По нашим расчетам, за последние десять лет доля государства повысилась с 39% до 47%, и это очень много.

Если говорить про целевой показатель, то, на мой взгляд, надо стремиться снизить долю до 20–25%. Это неплохой показатель для нашей страны, который помог бы повысить активность населения и создать стимулы для развития экономики.

— В послании к Федеральному собранию президент сказал, что темпы роста российской экономики должны быть выше среднемировых. На ваш взгляд, какой потенциальный рост есть на сегодняшний день у российской экономики?

Нужно сделать колоссальную ставку на рост технологий и инновации. Мы должны перекроить нашу экономику

— В стране происходит сокращение населения, уменьшается численность занятых граждан. Если сохранятся те темпы роста производительности, которые сейчас имеются, то мы будет наблюдать спад в российской экономике за счет сокращения трудоспособного населения.

Если мы хотим иметь позитивные темпы экономического роста, то при этих условиях мы должны иметь темпы роста производительности существенно выше чем динамика валового внутреннего продукта.

Например, для роста ВВП на 4% в год, мы должны иметь рост производительности 5–6 % ежегодно.

— По оценке Минэкономразвития, производительность труда в России в 2017 году выросла всего на 1,9%.

— Совершенно верно. Это означает, что нужно сделать колоссальную ставку на рост технологий и инновации. Мы должны перекроить нашу экономику. Я не берусь говорить, сколько времени для этого нужно, поскольку это очень трудный вопрос, который мы будем обсуждать.

— То есть вернуться к докризисным темпам роста будет проблематично?

— В нулевых у нас были хорошие условия для роста: быстро дорожавшая нефть, реформы Гайдара. Сейчас ситуация изменилась, цены на нефть упали почти вдвое. Мы пришли к рыночной экономике, она стала более эффективной, способной к развитию, тем не менее мы должны искать какие-то стимулы.

Я думаю, сейчас правительству следует делать ставку на человеческий капитал, на новые технологии и инновационную экономику, соответствующий рост науки, образования. Это те направления, которые должны дать возможность развиваться, подниматься быстрее, чем наши партнеры на Западе.

— Сколько времени на эту трансформацию потребуется?

— Увы, не могу сказать, что это произойдет завтра. Это довольно трудная работа, требующая определенной политической поддержки, трансформации правовой и судебной системы.

— Если не учитывать возможность реформ по консервативному сценарию, какой рост ВВП в этом и следующем году вы прогнозируете?

— Я считаю, что 1,5–2% — это тот предел, выше которого мы не можем прыгнуть до тех пор, пока не произведем структурные и институциональные изменения в обществе.

— Что вы ожидаете от нового правительства? Считаете ли вы, что оно вплотную займется новым циклом реформ?

— Я вижу много толковых людей, которые работают в Министерстве финансов, в Министерстве экономического развития и в правительстве. При этом уже который год мы наблюдаем столкновение противоположных взглядов в правительстве. Есть либеральный блок, отстаивающий дальнейшее развитие рыночных реформ, и есть сторонники патернализма как в экономике, так и в политике.

На мой взгляд, экономика, которая не будет стимулироваться конкуренцией, не станет более эффективной.

За последние десятилетия мы продвинулись по пути реформ и уже вступили в другой этап развития. Теперь нам нужны силы, которые бы повысили значимость экономических стимулов, институтов и ценностей, связанных с рыночной экономикой.

— Одна из рыночных реформ, которая никак не закончится, это реформа пенсионной системы.

— Вы уверены, что все эти рыночные изменения сработали? Я хочу напомнить, что нынешняя пенсионная система очень похожа на советскую. Мы фактически вернулись к распределительной системе. Проблема состоит в том, что тогда пенсионеры составляли 12% в общей численности населения, и государство могло выделять деньги из бюджета и за счет работающего населения поддерживать достаточно приличный уровень обеспечения пенсионеров. Сейчас речь идет о 30%, и этот показатель будет расти.

— И что вы предлагаете?

— Я хочу обратить внимание, что в России деньги на пенсии финансируют государство и работодатель, сами люди, они себе пенсии из своей зарплаты не откладывают. А почему? Потому что зарплата низкая у большинства россиян.

Правительству следует делать ставку на человеческий капитал, на новые технологии и инновационную экономику, соответствующий рост науки, образования

Я считаю, что нужно повысить заработную плату на 30%, и часть средств можно будет перечислять в Пенсионный фонд для формирования своей будущей пенсии в ближайшие три года. Сначала норма может быть обязательной, а потом станет добровольной. 

— А повышение пенсионного возраста?

 Само по себе только повышение пенсионного возраста должного эффекта не даст. Реформа должна быть комплексной, как и повышение благосостояния населения перед ее реализацией.

— Сейчас активно обсуждается еще одна реформа — налоговая. Что бы вы изменили в налоговой системе России? На повестке дня вопрос НДФЛ…

— Я категорически против прогрессивной шкалы НДФЛ, поскольку она может способствовать большому количеству злоупотреблений. Принцип "забери у богатых — отдай бедным" не восстановит социальную справедливость. Изменение шкалы приведет к утечке капиталов за рубеж и к сокращению вложений в экономику.

Я не против того, чтобы поднять эту процентную шкалу, скажем, на 2%, при повышении заработной платы. Россияне должны иметь достойные заработки и вести нормальную жизнь, тогда можно говорить о повышении ставки налога, но не раньше. Думать о сокращении расходов и одновременном повышении государственных доходов за счет населения неправильно.

У нас есть два основных сценария для развития экономики: один путь реформаторский, другой — консервативный. Повысить до 15% НДФЛ — это консервативный вариант, он ничего не даст для повышения эффективности российской экономики и ускорения ее роста. Чтобы было больше доходов в бюджете, не нужно обирать бедных, следует развивать экономику и стимулировать инвестиции.

Беседовала Лана Самарина