Все новости

"Я остаюсь непростым парнем". Найк Борзов о Гречке, дурачках и желании "разбить себе нос"

Рок-музыкант Найк Борзов умеет пропадать: в нулевых он исчез со сцены так надолго, что в Сети ходили слухи о его смерти. Его последний альбом вышел в 2016 году, следующий ожидается в 2019-м. Уже готовы два сингла, один из которых — кавер на песню Егора Летова. Найк шутит с серьезным лицом, и никогда не знаешь, не дурит ли он тебя прямо сейчас. Так что многое из того, что он рассказал в интервью ТАСС, может быть неправдой. Или нет.

Про Гречку, Монеточку, Face и "треш"

— Я начну с вопроса, который возник случайно, но успел взорвать мозг мне, моим коллегам и друзьям. Ваш пэтэушник Вова, который ходит "в дискотеку", знает три матерных слова, и на этом его словарный запас исчерпан. Но в современном русском языке общеупотребимых матерных корня четыре. Какое слово недоучил Вова?

— А какие есть?

— Ээээ…

— В принципе, Вова не знаком ни с одним из них. Три матерных слова — это такой магический треугольник. Сообразить на троих, святая троица… Ведь если копнуть, то пэтэушник-то непростой. А с каким-то таким инфернальным уклоном. Его радость сродни разным сатанинским ток-шоу, где люди вроде бы веселятся, но на самом деле все это очень грустно и античеловечно.

— Вы говорили, что песня про Вову — это жесткий стеб…

— Ну не жесткий. Если бы он был жесткий, то люди, про которых эта песня написана, не стали бы ходить на мои концерты. Парень, которого я описал, недалекий, но он умеет наслаждаться жизнью. В отличие от многих людей с десятью высшими образованиями. Иногда полезно побыть тупым.

— Вова — это такой "герой времени" конца 90-х. А кто бы мог быть героем времени сейчас?

— Герой сегодняшних дней… Суицидально настроенный айтишник?

— Почему?

— Не знаю. Первое, что пришло в голову. Просто современное информационное поле делает людей грустными. Оно как большая свалка в чистом океане. Я в новостях читаю только заголовки, но по ним все понятно. Но я стараюсь моделировать реальность для себя, своих близких, для людей, которые любят то, что я делаю. У нас свой мир. Ну и я его божество, конечно.

— Главный вопрос наших дней, без которого интервью не интервью. Гречка или Монеточка?

— Ха. Мммм… Miranda Sex Garden (британская группа, существовавшая в 1990–2000 годах, изначально состоявшая из трех девушек — прим. ТАСС).

— К чему этот вопрос. Мне кажется, в русском роке наметился конфликт отцов и детей — ну, условных отцов и условных детей. Сначала Монеточка сказала, что Гречка "покруче" Земфиры. Земфира в ответ "высказала мнение" об обеих, сказав, что одна некрасивая и не умеет петь, а у другой "омерзительный" голос. Потом Диана Арбенина ее поддержала. Что обо всем этом думаете?

— Молодость и старость — это вечный конфликт. Я не вижу проблемы: в свое время так же говорили и про Земфиру, и про Диану Арбенину. Это нормальная абсолютно история. Ну и, как говорится, хайпануть людям не вредно иногда. Я тоже о себе постоянно слышал: "Противный голос, странные наркоманские тексты, музыка, не вписывающаяся ни в какие рамки…" Пока человек не начнет собирать стадионы, к нему будут так относиться. Но причина всех этих наездов в том, что люди завидуют или реализуют какой-то внутренний комплекс.

— То есть когда Земфира нелестно высказывается о Гречке и Монеточке, она им завидует?

— Не знаю. Но здесь что-то не так. Возможно, у нее есть свои причины. Но я не могу об этом говорить, потому что это не мое дело.

Я сам перестал наезжать на исполнителей: мне все нравятся, все делают круто, молодцы. Хотя иногда говорю дочке (дочери Найка Вике 15 лет — прим. ТАСС): "Что за треш ты слушаешь!" А она мне: "Ну папа, ты не врубаешься". И я думаю: наверное, я правда не врубаюсь.

— А какой "треш" она слушает?

— "Пошлую Молли", например. Хотя это не то что бы треш, там есть нормальные треки, я даже на их концертах был вместе с дочкой. Мне у Face (российский рэп-исполнитель — прим. ТАСС) пара треков очень зашла. Хотя я не фанат рэпа.

— А как вам рэпер Oxxxymiron, которого все обожают? 

— Наверное, хорошо, но очень много слов, я не могу уследить. А сесть и внимательно послушать не хватает времени. Но судя по тому, что я видел и слышал, у него все очень складно.

Про "дурачков в комментах", Грудинина и птицу феникс

— Ваш последний клип — кавер на песню Егора Летова "Про дурачка". Сейчас многие обращаются к музыке прошлых лет — взять хотя бы фильм "Лето" Кирилла Серебренникова. Почему эта тема так волнует?

' YouTube/Naik Borzov'

Ностальгия, наверное. Людям хочется вернуться в то прекрасное время, когда не было компьютеров, а искусственный интеллект существовал только в книгах фантастов. Для большинства там было лучше: ни такого количества кризисов, ни такого страха перед будущим, деревьев больше, трава зеленее, газировка слаще. Но насчет песни — я решил ее сделать не ради "возврата в прошлое", меня это меньше всего интересовало. Эта песня вне времени, и сейчас она мне показалась дико актуальной.

Я из текста специально убрал один куплет ("Моя мертвая мамка вчера ко мне пришла, все грозила кулаком, называла дураком…" — прим. ТАСС). Я считаю, что он слишком личный и принадлежит именно Егору Летову. Пусть остается в его версии. А у меня это современная история, я записал ее, чтобы люди немножечко посмотрели на себя. "Ходит дурачок по миру, ищет дурачок глупее себя" — это очень похоже на то, что сейчас происходит. Вся эта ненависть друг к другу, весь этот Facebook… Мне кажется, дурачок сейчас ходит по миру в золотых ботинках и ездит на навороченной машине.

— А не страшно было брать одну из самых знаменитых песен культового музыканта? Ведь всегда найдутся те, кто скажет, что вы ее испортили.

— Я и на это тоже рассчитывал. Это была провокация, и она сработала. На YouTube было много хейтерских комментариев. Мне понравилось — под ними какая-то девочка написала: "Ходит дурачок в комментах". 

Мне песня "Про дурачка" сразу показалась недоделанной, еще в 90-м, когда я ее впервые услышал. И я тогда подумал, что когда-нибудь к ней вернусь и сделаю ее так, как хочу. Мне в ней нравилось то, что какую аранжировку там ни сделай, она будет звучать по-другому. А большинство песен Егора Летова "по-другому" сделать сложно.

— А когда вы делаете кавер, вам важнее привнести свое или сохранить чужое?

— Мне, конечно, важнее, чтобы песня звучала, как моя. После концертов, где я исполнял кавер на "Не любовь" Цоя, ко мне люди подходили и говорили: "Классная песня, клево написал". Хотя говорят, что Цой — это наше все. И после песни "Про дурачка" многие говорят: "Прекрасную песню написал, отличный новый трек у тебя". Я на это отвечаю: "Спасибо". Ну чего я буду людей обламывать?     

Иногда чужая песня так нравится и настолько становится частью тебя, что ее надо спеть у костра. А так как у костра я не пою, то беру и записываю свою версию. Когда-нибудь выпущу пластинку с каверами, может, даже двойную. Бывает, вещь так хочется сделать, что аж чешется везде. И пока не сделаешь, не отпускает.

— Ваш свежий сингл "Кислотный бог" очень легко считать как песню о наркотиках. Но на сайте "Нашего радио" вы рассказали, что на самом деле она о пороках и вообще написать ее вас сподвигло 100-летие Октябрьской революции. Ленин бы сильно удивился…

— На самом деле это просто песня о кислоте. Когда я про нее рассказывал, мне хотелось не объяснить ее смысл, а сказать о чем угодно, только не о смысле. Отсюда и "Октябрьская революция", и так далее.

— То есть вы обманули своих поклонников?

Нет, ну конечно, в ней можно найти все что угодно. Просто я когда-то видел кадры, на которых снято, как кожу человека разъедает кислота. "Я лежу на полу в кислоте" — это когда человек настолько обнажен, что дальше некуда. Это песня о перерождении, о выходе на новый уровень. А я еще та птица феникс, я периодически сам себя убиваю и возрождаюсь. Как было в 2003 году, когда я просто взял и исчез. Это была маленькая смерть, в интернете писали, что я умер, и многие в это поверили. И даже сейчас многие, увидев афиши, спрашивают: "Как, он еще жив?"

— Что-то про революцию в таком "перерождении" все-таки есть.

' YouTube/Naik Borzov'

Конечно! И песне стали приписывать политические смыслы. Там в клипе есть клубника, и люди связали это с Грудининым (директор Совхоза имени Ленина, крупнейшего в России производителя клубники, и кандидат в президенты РФ на выборах-2018. Клип на песню "Кислотный бог" вышел в январе этого года, когда президентская гонка была в разгаре — прим. ТАСС). Писали, что я наезжаю на независимого кандидата. Это было смешно. Люди нашли в песне даже политику, и это прекрасно. Значит, я все еще остаюсь не таким уж и простым парнем.

— Вам нравится, что в ваших песнях можно прочесть 10–12 смыслов?

— Очень. Мне нравится, когда у людей начинает работать мозг. 

Про убийство ради любви и разбитый нос

— А вас бесят вопросы "а объясните, о чем эта песня"?

Ну не то что бесят, скорее вводят в какой-то ступор. Я стараюсь не объяснять, предлагаю залезть в "Википедию". Но мне нравится слышать чужие версии. Я думаю: "О, забавно, человек здесь и это увидел!" Мне это что-то открывает в моих же песнях. Потому что я иногда не сразу понимаю, что написал: это чаще всего поток сознания. Я вот чисто кепку снял, ручку взял и записал то, что мне через темечко зашло.

— А расскажите про такие неожиданные смыслы.

— Я сейчас расскажу, а меня потом распнут, потому что эта песня нравится многим, хотя и не стала всенародным шлягером. Это "Упасть, пропасть". Блин, не знаю, стоит ли об этом рассказывать… В общем, песню я написал совершенно не о том, о чем всем кажется. У нее есть версия на английском языке, и там она называется "Осень дальнобойщика". Кто прочитает об этом — пусть включает фантазию.

Или песня "Начало дня", которую все воспринимают как романтическую балладу. Там молодой человек обращается к своей девушке, которая лежит с ним в постели утром. Она еще спит, он уже проснулся, видит ее спящую и поет эту песню. Вроде попсово и банально. Но в последнем припеве звучит: "Прекрасное начало дня, ты в луже крови так мила". И многие не понимают — о чем речь, причем тут лужа крови? А там изначально был длинный куплет с описанием убийства: парень берет торшер и начинает бить по голове спящую девушку, она проснуться не успевает. То есть человек задерживает это идеальное состояние навсегда, убивая свою любовь и делая ее при этом вечной. 

— То есть люди думают, что это песня о романтике и любви, а она об убийстве?

— Ну, ради любви. Убийство ради любви — это не просто убийство.

— А вы себя считаете скорее автором романтических баллад или чего-то "хулиганистого"?

— Ну у меня даже в романтических песнях есть всегда что-то, что не дает расслабиться до конца. Вот представьте: человек идет по улице, думая, что сейчас он придет на работу, отсидит свой день, вернется домой, там жена, телек. Ему классно, птички поют, он машет портфелем — и вдруг спотыкается, падает, разбивает себе лицо, и день меняется. Он попадает в больницу и получает совершенно новый опыт, который сделает его чуть-чуть другим. В моих песнях всегда есть вот этот камень, об который ты, спотыкаясь, разбиваешь себе нос в денек, когда ничего не подозреваешь.

Но я больше люблю писать грустные песни, и петь их мне нравится больше. Веселые — это хобби. А романтические и грустные — работа. Шучу, конечно. Это все части меня. Кто заставлял меня записывать альбом "Инфекции" (панк-группа, основанная Найком Борзовым в 1986 году — прим. ТАСС) в 2016 году? Сиди, пиши свои романтические песни, собирай стадионы и не парься. Но у меня периодически возникает желание самому себе разбить нос. Выйти из зоны комфорта и пойти в другом направлении.

— Когда выйдет ваш новый альбом, в который войдут "Кислотный бог" и "Про дурачка"?

— Не знаю пока. Но синглы и клипы будут выходить. А, альбом, наверное, в 2019 году все-таки. Потому что мне нравится: 1+ 9 = 10, а 9 – 1 = 8. Хорошие цифры. А 2018 что? 1 + 8 = 9, девятка — это сатанизм. А 8 – 1 = 7, семерка — цифра в виде топора. Агрессивно. А вот 10 и 8 — чудесно.

Беседовала Бэлла Волкова