Все новости

Илья Лагутенко: представить себе не мог, что "Владивосток 2000" "превратится" в деньги

Илья Лагутенко Юрий Смитюк/ТАСС
Илья Лагутенко
© Юрий Смитюк/ТАСС

Рок-группа "Мумий Тролль" и ее бессменный лидер Илья Лагутенко отмечают юбилеи: 16 октября музыканту исполняется 50, а коллективу — 35 лет. В интервью ТАСС Лагутенко рассказал, почему и он, и группа отказываются от шумного празднования, о преимуществе "штучных" концертов над глобальными турне и творчества — над разведением морского черенка в Приморье, а также признался, что сам не предполагал такого многолетнего успеха песен "Мумий Тролль".

— Илья, ваш менеджмент предупредил, что весь октябрь вы в разъездах. В каких краях намерены встретить юбилей?

— Все верно. Вот уже много лет я предпочитаю отмечать какие-то личные события не в шумной компании, а в узком семейном и дружеском кругу. И нам, поверьте, все равно, где быть — лишь бы вместе. Но когда рядом океан, это вдвойне приятно. Вы меня уж извините, но в последние годы добавилась еще и острая необходимость "цифрового детокса": хочется отключиться на время от огромного потока информации, не имеющего прямого отношения ни к твоей жизни, ни к работе. Перезагрузиться, подпитать себя новыми идеями и впечатлениями.

— Этот год для вас юбилейный вдвойне. Почему нет анонсов тура в честь 35-летия группы? Вы с таким размахом отмечали 20-летие альбома "Морская"…

— Ой, я, честно говоря, об этом даже и не задумывался. Все-таки для наших поклонников, да и в карьере группы альбом "Морская" был значимым, поворотным событием. В годы своего "подпольного" существования "Мумий Тролль" был всего лишь хобби небольшой компании друзей, увлеченных в то время разными музыкальными жанрами. Людей, кто слышал и видел нас тогда, несложно пересчитать, поверьте мне. К "Морским" же концертам мы тщательно готовились, там технически сложная сценография, свет — не у всех площадок и городов была возможность реализовать задуманное нами. Программа состояла не только из песен "Морской", но и подборки любимых песен за следующие 20 лет. Ну а вместо тура к 35-летию мы с большим удовольствием подготовили акустическую программу "Вечерний чай", недавно ее ТВ-версию показали по музыкальному телеканалу. А сейчас готовим к выпуску фанбук. Такой способ отметить юбилей мне больше нравится!

— Что за фанбук?

— Фанбук — это сборник интересных историй, происходивших с поклонниками группы и связанных с творчеством "Мумий Тролль", книга, написанная нашими поклонниками, и издается она с помощью краудфандинга — народного финансирования, при поддержке Planeta.ru. Мы назвали книгу "Вахтенный журнал".

За несколько месяцев наши слушатели со всех концов земного шара прислали несколько тысяч историй из жизни, связанных с песнями "Мумий Тролль", — смешных, грустных, фантастических, поучительных. Книгу дополнили и наши гастрольные приключения, смешные случаи и неизвестные факты, редкие фотографии, фан-арт.

Что же касается формата краудфандинга, то мне близки и понятны идеи "сделай сам" и коллективного творчества на собственные средства, а также возможность для каждого лично повлиять на результат.

Эта книга — не массовый продукт. Это что-то вроде очень специального подарка для узкого круга хорошо знакомых людей. И таким же будет концерт 23 декабря в "Мумий Тролль Music Bar". Это встреча очень хорошо понимающих друг друга людей, где мы можем позволить раствориться в ваших мечтах и желаниях. В эту ночь мы сможем представить не только всем известные хиты, но и редкие "жемчужины" нашей коллекции, и даже позволить выйти на сцену выступить тем из наших поклонников, кто об этом давно мечтал.

— Известно, что на заре своей истории, в советское время, "Мумий Тролль" была признана социально опасной группой. Это влияло как-то на вашу деятельность?

— Все верно, это было еще в 80-е во Владивостоке. Это было заявление какого-то теперь уже забытого бюрократа — из тех, которые тогда якобы боролись с рок-музыкой. Не думаю, что они видели и слышали наши песни тогда. Просто название, наверное, "страшным" показалось. Но в следующее десятилетие в стране все круто изменилось, и никто и ничего уже не запрещал. После выхода "Морской" мы отправились в тур по стране — и вот тут начались сложности, в основном технические. Потом просто человеческие. Но, как говорится, настоящие успехи рождаются только из настоящих сложностей и неудач. Об этом, кстати, вы сможете почитать в нашем "Вахтенном журнале" — вспомнили разные гастрольные истории, взаимоотношения личные и "шоубизные", обычный, в общем-то, жизненный процесс (смеется).

— Есть ли различия между "Мумий Тролль" в 1980-х и сейчас? Внутренне в коллективе как-то ощущается взросление? Может, отказываетесь от каких-то композиций, которые "не подходят" уже коллективу?

— Конечно, они есть. Я уже давно не беззаботный подросток. Однако некоторые песни, что я написал, когда был подростком, оказывается, не теряют актуальности и сегодня, их просят исполнить на концертах. "Инопланетный Гость", "Алло, попс" — мне было лет 13–14, когда я их написал, и я точно не задумывался, что они могут стать такими долгожителями. Переслушивая собственные альбомы, я сам обращаю внимание на то, что они не настолько уж застряли на десятилетия в прошлом. Как раз наоборот, такое впечатление, что все эти альбомы могли быть записаны сегодня. И это не совсем честно списывать на собственную гениальность (смеется), а, видимо, нужно понять, в каком времени нам пришлось жить и работать. Сегодняшний день не задает особых музыкальных трендов. И рок, и рэп, и классика, и джаз — все прекрасно сосуществуют, находят свою аудиторию. Когда я начинал писать песни в далеком советском детстве, от Элвиса и Beatles меня отделяло всего-то 25 лет. Хэви-метал, новые романтики, хип-хоп были, по сути, моими ровесниками, как, впрочем, и Лещенко с Пугачевой.

Совсем не удивительно, что 25 лет спустя благодаря новым технологиям по аналогии с "быстрой модой" (fastfashion) существует и "быстрая" музыка. Но искренние и грамотные записи, вне зависимости от жанра, переслушиваются вновь и вновь.

90-е, когда вышел альбом "Морская", были непростым, но полным оптимизма временем, и я слышал, что для многих наши песни — едва ли не единственное светлое и лучшее воспоминание о тех временах.

Что же касается самой группы, мы стали взрослее и опытнее и более избирательно подходим к гастрольной деятельности. Вряд ли сегодня согласимся на многомесячный изнуряющий тур. Всех денег мира не заработать, да и незачем. Лучше будем играть специальные, "штучные" концерты с особым подходом для тех, кто действительно понимает и ценит вкус от "Мумий Тролль".

— Что вы считаете самым главным достижением, успехом группы?

— Признание и любовь настоящих людей, как бы это банально ни звучало. Вы вместе с нами уже столько лет, спасибо!

— Наверное, о популярности и влиянии, которого добилась группа "Мумий Тролль", во многом говорит то, что, представляя новую купюру номиналом в 2000 рублей, Центробанк вспоминает о вашей песне. Вы лично как это оцениваете?

— Насколько я помню, Центробанк организовал голосование, где можно было выбрать, какой город будет изображен на купюре. Так что нашей какой-то собой заслуги в этом нет. Но в 90-е, когда песня "Владивосток 2000" была написана, я и представить не мог, что она будет интересна кому-то еще, кроме меня и моих дальневосточных друзей. В ней были отражены местные реалии того времени — прямо скажем, не самые радостные. Даже и представить себе не мог, что спустя десятилетия песня "превратится" в деньги таким вот необычным образом.

— Вы много внимания уделяете продвижению молодых артистов. Одним из таких проектов был фестиваль V-ROX во Владивостоке. Почему фестиваль пришлось закрыть?

— Вместе с моими коллегами по V-ROX мы приняли в этом году непростое решение о приостановке его деятельности в том виде, в котором нам удавалось его реализовать в течение пяти лет. Несмотря на успех фестиваля у публики и его общественное признание, последние два года были связаны с непрекращающимися финансовыми трудностями. "Ноги" у которых растут, в свою очередь, из глобальных политических и экономических проблем в обществе. Отдавая себе отчет в том, как сложен путь реального развития Дальневосточного региона, несмотря на его уникальное географическое положение и потенциал развития, оргкомитет фестиваля V-ROX пытался найти финансовую поддержку у бизнес-структур, у местных администраций и даже у министерств. Но что поделать, подобные частные инициативы не всегда вписываются в громадье грандиозных планов. Надо было честно сказать себе, что задуманный нами формат международного креативного общения в разных областях современного искусства несколько опередил свое время. Наши коллеги в столицах до сих пор пытаются построить что-то подобное нашему шоукейс-фестивалю и тоже пробуксовывают. Нужно было время и волевое решение обдумать происходящее и попытаться найти новые подходы.

— Есть ли надежда возродить фестиваль?

— У нас уже есть вполне оформившиеся идеи и планы на V-ROX-2019 в новом формате! Ведь я до сих пор остаюсь в душе тем же тихоокеанским романтиком и фантазером, что и 35 лет назад.

— Не могу не спросить про недавнее заявление, что вы хотели, но не смогли выбрать "дальневосточный гектар". Даже Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке было готово вам помочь. В итоге подобрали землю?

— Что касается гектара, то, когда программа была объявлена, мне даже выдали какой-то диплом (не совсем понятно зачем, но, видимо, для какой-то отчетности), что я могу получить такой гектар. Я и несколько моих друзей детства, охваченные небывалым энтузиазмом, решили подыскать несколько га на юге Приморья, для того чтобы там разводить морского черенка — это такой вкусный моллюск, который неплохо, по идее, должен был прижиться в тех местах. К сожалению, наших способностей не хватило для того, чтобы найти нужный нам участок. Сайт то зависал, то не открывался. В конце концов нам не удалось найти ничего подходящего на береговой линии. Видимо, все уже разобрали. Потом посмотрел на свои счета за квартиру и понял, что обслуживание гектаров все равно не потянуть. Решил сконцентрироваться на текущих музыкальных делах и подготовке V-ROX-2019.

Беседовала Анастасия Силкина