Все новости

Основатель Gett: профессия водителя останется актуальной в ближайшие 20 лет

Глава Gett Дэйв Вайсэр John Phillips/Getty Images for TechCrunch
Описание
Глава Gett Дэйв Вайсэр
© John Phillips/Getty Images for TechCrunch

Десять лет назад проще всего было вызвать такси, позвонив по телефону, а сейчас приложения онлайн-такси пользователи устанавливают сразу после покупки нового смартфона. О том, что будет происходить дальше с рынком персональных перевозок, в интервью ТАСС рассказал основатель и глава Gett Дэйв Вайсэр. Он поделился планами компании по внедрению беспилотных автомобилей и объяснил, почему Gett выгодно объединение "Яндекс.Такси" и Uber в России, а также развитие каршеринга.

— Какие изменения на российском рынке онлайн-услуг такси вы видите спустя семь с лишним месяцев после закрытия сделки по объединению "Яндекс.Такси" и Uber?

— Когда летом прошлого года "Яндекс.Такси" и Uber только объявили о планах объединить бизнес в России и ряде других стран, я говорил, что на рынке останется только два сильных игрока — "Яндекс.Такси" и Gett. Это облегчает выбор как для водителей, так и для пользователей и в результате приводит к упрощению операционной деятельности и стабилизации маржинальности бизнеса онлайн-такси в целом в России. Также я отмечал, что после объединения сервисы будут поднимать цены, а также комиссию для водителей.

Что произошло спустя более полугода после закрытия сделки — можно увидеть, почитав отзывы пользователей и водителей в AppStore и Google Play. Про изменения цен и комиссии для водителей мне говорить некорректно. Но я вижу, что масштабные ценовые войны закончились, и это хорошо для нас. Мы много лет выстраивали качественный сервис и видим в этом главный фактор роста для бизнеса Gett.

— На рынке онлайн-сервисов такси сейчас активно развиваются и другие игроки — например, группа компаний "Везет". На столичном рынке этим летом была заметна экспансия "Ситимобил". Видите ли вы конкурентов для Gett в этих игроках?

— Стратегия, при которой рост бизнеса основан на серьезных маркетинговых инвестициях — акциях, скидках, доплатах, не может быть долгосрочной.

— Конкурентами для онлайн-сервисов такси могут также быть и сервисы каршеринга — они съедают определенную часть рынка перевозок. Чувствуете ли вы конкуренцию с их стороны?

— Я сторонник всего, что упрощает для людей перемещение по городу из точки "А" в точку "Б". Чем проще и надежнее людям перемещаться в городе — тем больше шансов, что они откажутся от своих машин. Это очень хорошо и для города, и для нас. Люди без машин активно пользуются нашими услугами. На мой взгляд, каршеринг не является по-настоящему массовым сервисом. Нужно найти машину, дойти до нее, самому быть за рулем… Зачастую люди хотят во время поездки заниматься какими-то другими делами — например, работать. По факту на каршеринг приходится небольшая доля — они съедают 3–5% рынка, но при этом выращивают его примерно на 10%.

— Каков сейчас объем всего рынка?

— Рынок перевозок — второй по величине после рынка недвижимости. В мире человечество тратит $10 трлн на персональное перемещение — это стоимость машин, страховок, бензина, парковок и так далее. Сам рынок растет на 5–15% в год. Но внутри него происходит сдвиг — люди перестают покупать свои собственные машины, а те, у кого автомобили уже есть, отказываются от них. Каждый год все плотнее становится наш сервис и подобные ему, и это помогает людям отказаться от машины. Сегодня средний возраст получения прав в США поднялся с 16 до 20 лет — это нонсенс. И такое происходит везде.

В этом сдвиге есть огромное преимущество для города — через 10–15 лет освободится огромное количество парковок. Это пространство можно будет использовать, например, для озеленения города. У всех новых городов есть специальные руководители по направлению "умный город", которые работают вместе с такими компаниями, как наша. Мы работаем и в Америке, и в Великобритании, и в Израиле, и в России. Везде наблюдаем этот тренд — облик городов планируют на 10–15 лет вперед и понимают, что они будут выглядеть иначе.

— А как обстоят дела на российском рынке перевозок?

— В России нет каких-то особенностей рынка, которые отличали бы его от рынков других стран. Поэтому для России актуально все, о чем мы говорили в отношении мирового рынка перевозок. Скорость развития меняется от страны к стране и зависит от благосостояния, но тренд абсолютно одинаковый.

— Какие планы по развитию на этом рынке у Gett?

— Gett продолжит развиваться в тех сегментах, где мы сильны: в сервисе с лучшими водителями во всех классах — эконом, комфорт и бизнес, а также в корпоративном сегменте. Также в первом квартале 2019 года Gett выйдет на операционную прибыль во всех странах. Таким образом, мы будем первой компанией в нашем секторе, которая выйдет на прибыльность глобально и во всех странах.

— Собираетесь покупать другие компании?

— За всю историю бизнеса мы купили три компании. Последняя сделка была в Америке (Gett приобрел Juno за $200 млн), и она оказалась очень успешной. В России M&A мы пока не планируем. Но это не значит, что в будущем такого не произойдет.

— Расскажите про работу Gett в направлении беспилотных авто.

— Лидирующий на мировом рынке производитель автомобилей Volkswagen стал одним из крупных инвесторов Gett в 2016 году, инвестировав $300 млн. Наша работа по беспилотным авто тесно связана с планами нашего акционера. Volkswagen тратит на R&D $14 млрд в год — это больше, чем General Motors и Toyota, вместе взятые.

Мы верим, что наш стратегический партнер разработает самую лучшую и качественную технологию беспилотников, которую можно будет масштабировать.

В рамках этого партнерства у нас происходит разделение функций: Gett занимается технологией и построением маркетплейса для качественной услуги, а Volkswagen развивает беспилотники. В Volkswagen говорили, что первые беспилотники появятся в их системе и в системе Gett. У нас есть возможность запустить их беспилотники первыми на тех территориях, где мы работаем. Это позволяет нам не тратить деньги на автономные машины, а сфокусироваться на качестве нашего основного бизнеса.

— В какой перспективе беспилотные автомобили появятся в такси?

— Точно сказать никто не может — слишком много факторов. Консенсус-прогноз экспертов по срокам начала коммерческого использования беспилотников — пять-семь лет, а через десять лет половина всех продаваемых автомобилей будут беспилотными.

Я уверен, что благодаря нашему партнерству с Volkswagen мы будем одними из первых в России, кто запустит беспилотники в коммерческую эксплуатацию. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на Международном юридическом форуме заявил, что Россия будет одной из передовых стран, которая подготовит законодательную базу для внедрения беспилотников.

— А когда, по-вашему, все такси могут перейти на беспилотники?

— Это не произойдет в один момент. Через пять лет появятся первые беспилотные такси, через десять лет их будет много. Но это по-прежнему будет микс, не везде беспилотники будут разрешены. Я считаю, что профессия водителя будет актуальна еще минимум 20 лет. После этого такси уже будет 100% беспилотными.

Беседовала Екатерина Казаченко

Теги