Все новости

"Вселенная брауни". Как мама троих детей основала бизнес, используя шоколад и счастье

Ульяна Юрьева Личный архив Ульяны Юрьевой
Описание
Ульяна Юрьева
© Личный архив Ульяны Юрьевой

Владелица компании "BrownieMama" и многодетная мама Ульяна Юрьева рассказала ТАСС о том, почему малый бизнес будет успешен только за счет желания сделать мир лучше и о том, что вдохновляет ее при создании вкусов для маленьких пирожных.

— Начну с того, что по профессии я художник и архитектор. Но данная профессия обязывает ставить работу во главу угла, что не вполне совместимо с моими семейными ценностями. Поэтому большую часть жизни после окончания института я посвятила воспитанию своих детей — их у меня трое. Параллельно с этим я увлеклась кондитерским искусством: мне нравилось воплощать свои ощущения от различных жизненных событий в тортах, создавая определенные вкусовые шлейфы и работая с различными текстурами — воздушными, хрустящими, кремовыми. Это очень захватывающе. Потом через это увлечение начала задумываться о профильном бизнесе, но история с муссовыми десертами достаточно плохо масштабируется, а мне хотелось масштабного производства. Так, я подумала о маленьких пирожных, которые могли бы содержать различные вкусы, были просты в исполнении и чтобы много людей смогло бы их попробовать, заплатив за это невысокий ценник. Все это привело к брауни.

— Что стало решающим при запуске бизнеса?

— Ну, во-первых, этот бизнес вполне сочетается с материнством, а для меня это очень важно. Во-вторых, я поняла, что смогу сделать большое число людей немного счастливее за счет своих пирожных. Второй пункт сочетается с моей жизненной философией — каждый день делать мир лучше. Без этого, на мой взгляд, можно даже не начинать бизнес — ни малый, ни большой. Ну, и третье: брауни, как пирожное, позволяет работать с большим количеством вкусов — с ним можно сочетать различные ингредиенты. Это бесконечный вкусовой конструктор для творчества. Но непосредственно к физическому действию меня подтолкнули знакомый предприниматель и муж. До этого момента начинать было страшно.

— Задели вас за живое?

— Можно и так сказать. В мае 2016 года на одном из мероприятий я познакомилась с совладельцем нескольких ресторанов в Москве Мурадом Калаевым. В разговоре с ним я начала сетовать на тему того, что никто делает крутых кондитерских проектов. К примеру, я могла бы печь брауни с разными вкусами. И тут Мурад резко говорит мне, что если не сделаю я, то никто и не сделает. Я опешила от таких слов — у меня ни соответствующего образования, ни опыта. Потом думала два месяца — металась. В очередной раз муж как-то пришел с работы и спросил, действительно ли мне хочется печь брауни, и я сказала: "Да". До сих пор помню его слова, ставшие главным толчком: "Тогда пеки только брауни, отрабатывай рецепт". Вот с тех самых пор и пеку. Первоначально на составление технических карт по приготовлению брауни ушло три недели и 15 кг шоколада. После отработки рецепта во "вселенную брауни" начали постепенно вовлекаться и покупатели.

— Помните, с каким вкусом был ваш первый брауни?

— Первый брауни был классический: три шоколада — с темным, горьким и белым шоколадом. Сделала по просьбе мужа — этот брауни до сих пор его любимый. Потом были брауни из белого шоколада: мятный, лимонный, тархуновый. Дальше были самые разные эксперименты — я создавала брауни со вкусом фиалки, со вкусом горького шоколада и горгонзолы. В общем, отрабатывала вкусы на совесть — много шоколада "полегло на поле боя", да и слез было пролито немало.

— А вообще чем вдохновляетесь при создании вкусов? И какой ваш любимый вкус?

— Я вдохновлюсь буквально везде: на улице, в кино, но самый любимый источник — это путешествия. К примеру, лечу из Стамбула в Москву — в голове возникает рецепт очередного десерта. Думаю, как перенести это впечатление на брауни. Если говорить о моих любимых вкусах, то это всегда последний рецепт брауни, который я разработала. Сегодня это брауни с тыквой и апельсинами — пряный и осенний вкус.

— В нелегком бою был добыт?

— Безусловно. Рецепт был добыт с отдыха в одной деревушке на севере Франции. Мы гостили у старушки, похожей на добрую лесную фею, звали ее мадам Ламбер. Общаться друг с другом было непросто: она не знала английский, а мы не знали французский язык. Под конец нашего пребывания она решила сделать нашей семье подарок, записав на листочке рецепт своего тыквенно-апельсинового мармелада. Мне повезло, что я знаю названия многих ингредиентов на французском языке, так как в свое время разбирала много рецептов в кулинарных книгах французской кухни. В итоге появился еще один чудесный десерт — совершенно неповторимый и уникальный.

— Когда был первый бизнес-успех?

— Первый бизнес-успех я "словила" в августе 2016 года, приняв участие в гастрономическом столичном фестивале "Маркет Местной еды". Это был не самый первый фестиваль уличной еды, в котором я участвовала, но именно он показал мне, что бизнес-шалость удалась и можно запускаться по-взрослому.

Сколько финансово вложились во все это?

— Мы вложили порядка 60 тыс. рублей собственных средств, из которых половина была потрачена на покупку шоколада, а остальное пошло на аренду, наше участие и мелкие вещи. Фестиваль длился два дня, за все это время мы с мужем не могли отойти от прилавка даже украдкой попить воды. Около 1,5 тыс. брауни, рассчитанные на два дня, продались за один день. Первая цена у нас была 100 рублей за две штучки брауни и 150 рублей за три кусочка.

— Какое-то воспоминание с того мероприятия осталось с вами навсегда?

— Я никогда в жизни не забуду взаимный обмен энергией с покупателями и кайф от того, когда человек, впервые попробовав мой брауни, от удовольствия слегка закрывает глаза, а потом еще раз откусывает кусочек. Я прямо видела, как покупатели не ожидали за такие небольшие деньги получить такое большое удовольствие. Брауни для второго дня пришлось печь уже в ночи.

— Когда наступил переломный момент в переходе бизнеса с кухни на профессиональное производство?

— В декабре 2016 года. На тот момент ко мне активно шли заказы с таких социальных сетей, как Facebook и Instagram, а также через сарафанное радио, но работала я уже официально. В предновогодний сезон я сама принимала заказы и пекла в арендованных на время цехах порядка 800–1000 брауни в сутки. Мы с мужем активно искали цех, но на тот момент ничего не нравилось. Перед последней неделей Нового года я спала буквально по полтора-два часа ночью и надеялась, что потом буду со смехом вспоминать эти экстремальные бизнес-моменты моего маленького производства. И вот накануне Нового 2017 года я отдала свой последний заказ курьеру.

— Успели загадать новогоднее желание?

— Да, я загадала на Новый год свое собственное производство неподалеку от дома. Это было очень искреннее желание, наверное, поэтому оно и исполнилось достаточно быстро — через неделю после Нового года. И 7 января я уже арендовала цех недалеко от дома, а 13 февраля было запущено производство. Мне повезло, что раньше там была булочная, от которой осталась часть оборудования, санитарные документы, вытяжка. Поэтому вложиться пришлось немного — около 270 тыс. рублей пошли на покупку дополнительного оборудования, создания входной и офисной зон. Думаю, что в тот момент не было никого счастливее меня. Это уже было маленькое производство, маленький бизнес, но лично мой.

— Если про счастье вопрос уже закрыт, то давайте о материальном. Насколько этот бизнес по деньгам сегодня для вас рентабелен?

— Пока бизнес не совсем стабилен в плане четко прогнозируемого оборота: за два последних года мы вышли к цифре 1,5 млн рублей ежемесячно. Если говорить об объемах, то сейчас производится порядка 8 тыс. брауни в месяц, в декабре, естественно, цифры кратно больше. Бизнес рентабельный, но не дешевый. Все продукты натуральные, в том числе сливочное масло. И даже при переходе из малого в средний бизнес, я эту марку сохраню. Потому что счастье может быть только натуральным, даже если оно порционное, — никак иначе. Сейчас я на стадии постоянного улучшения своего бизнеса: появились свободные 300–400 тыс. рублей — сразу идут на приобретение оборудования, открытие своей новой точки продаж и так далее.

— Зарплату себе хоть платите?

— Себе начала платить совсем недавно, до этого вообще не получала зарплату из бизнеса. Но по большей части все это время у меня была мощная "энергетическая подпитка" от клиентов. Когда мужчина-клиент говорит, что его любимой жене надо срочно доставить брауни, чтобы она не плакала, а он в командировке и не может ее успокоить. Или другая история, когда звонит девушка и говорит, что ей срочно — в течение часа — нужны наши брауни, так как она поругалась с мужем. Мой бизнес в первую очередь не про деньги, а про вот это вот все. Но думаю, что сейчас уже начнем потихоньку выходить на прибыль. Тем более, все делали без кредитных средств, поэтому рост был достаточно небыстрый.

— Насколько вам комфортно, как малому бизнесу, развиваться в существующей среде?

— Вы знаете, в последнее время я чувствую себя комфортно с учетом того, как власти начали поворачиваться в сторону малого бизнеса. Так, например, я открыла для себя такой сервис, как "Бизнес-навигатор МСП" (электронный онлайн-сервис поддержки малого бизнеса — разработка "Корпорации МСП" — прим. ТАСС), в нем можно смотреть помещения для малого бизнеса с уже посчитанным трафиком посетителей. Для меня экономия налицо. Ну и кроме того, там много полезных ресурсов, заточенных именно под малых предпринимателей. Такого раньше не было. Кроме того, я вижу, что и сознание людей по отношению к предпринимателям и предпринимательству как основному занятию постепенно меняется в лучшую сторону, в том числе и усилиями властей, но все равно еще нужно время.

— На ваш взгляд, чего-то не хватает в сфере господдержки предпринимателей?

— На мой взгляд, нашим предпринимателям пока не хватает образования. В этом нет вины государства, но с их стороны для улучшения ситуации можно распространять культуру бизнес-образования  в сфере малого и среднего бизнеса, больше говорить о существующих образовательных госпрограммах. Иногда случайно что-то находишь и думаешь, какой классный образовательный ресурс для предпринимателей, а знает в итоге немного людей.

— Вам чего не хватает для полноценного бизнес-счастья?

— Это извечный вопрос. В данный момент времени я хочу, чтобы как можно большее число моих клиентов и потенциальных покупателей знали, что мой малый бизнес представляет собой семейную кондитерскую — это ни в коем случае не фабрика, как многие сегодня думают. Наши люди пока не всегда верят в то, что малый бизнес способен выдавать такую качественную продукцию. Но я надеюсь, что через два года будет лучше, чем сейчас.

Беседовала Юлия Ермилова

Теги