Все новости

Игорь Артамонов: регион — не Сбербанк, у атамана нет золотого запаса

Игорь Артамонов Александр Рюмин/ТАСС
Игорь Артамонов
© Александр Рюмин/ТАСС

​У Липецкой области уже больше месяца новый глава — в октябре президент Владимир Путин предложил возглавить регион вице-президенту Сбербанка Игорю Артамонову. Временно исполняющий обязанности главы сразу удивил липчан: он начал первый рабочий день с 10-километровой пробежки, заявил о планах вывести регион в тройку лучших в стране, приступил к созданию интеллектуальной системы управления. Но и Артамонов тоже был удивлен: оказалось, на его новом месте работы по старинке пишут доклады на бумаге, не пользуются мессенджерами, а необходимые для планирования оперативные цифры выдают не сразу. Плюс ко всему, как сам шутит о себе Артамонов, "у атамана золотого запаса нет".

С кем он воплотит планы, для чего нужен стресс-менеджмент, как освоить современные технологии и почему не надо бояться танков — об этом врио главы Липецкой области Игорь Артамонов рассказал в интервью ТАСС. 

— Игорь Георгиевич, сложно из кресла одного из топ-менеджеров Сбербанка — из "белых воротничков" — пересесть в кресло губернатора?

— Тут тоже не серый воротничок, честно говоря. Более того, в Сбербанке мы могли уже без галстука ходить, а здесь строгий дресс-код.

Но есть все же другая разница в уровне развития Сбербанка и остальных территорий. Видите, у меня в кабинете установили две большие панели? На одной — видеосвязь, на другой — почта, рабочий график, материалы для встреч. Так убираем кипы бумаг, которые мне заносили в первые дни работы. Сбербанк много лет инвестирует колоссальные деньги в технологическое продвижение, в своих людей. Они в совершенстве знают английский, у них пояса по lean-технологиям (технологии т.н. бережливого производства — прим. ТАСС). У субъекта для этого возможностей существенно меньше, но мы будем совершенствоваться.

Люди верят только делам. Поэтому сейчас моя главная работа — создание, становление, поддержка обновленной команды

Не будет хорошо сбалансированной и амбициозной команды — не будет никакого результата ни в длинной, ни в кроткой перспективе.

— Команду будете готовить самостоятельно? Говорят, чиновникам после вашего прихода стали читать лекции по стресс-менеджменту, ораторскому искусству… 

— Без знания современных тенденций невозможно двигаться вперед и невозможно представлять современный регион. Поэтому пробелы, которые мы нащупываем, — ликвидируем. То, чего не было, — создаем. В моей команде есть люди, которым не надо объяснять, как строят цели, как они каскадируются, как проводят перформанс-диалог, как происходит оптимизация структуры.

У таких людей глаза горят: они видят очень много интересной работы. Есть люди, которых только деньги мотивируют, а есть люди, которым, как говорится, "денег не надо — работу давай". 

— А вас что мотивировало?

— Есть учение, что жизнь человеческая длинна, можно построить не одну успешную карьеру. Считается, что на успешную карьеру уходит 15–20 лет. Поэтому смысла продолжения карьеры в Сбербанке больше не было — у меня шел 27-й год работы в банке. Было очень интересно попробовать себя в другой отрасли.

— Вы проходите обучение на "курсах губернаторов" в РАНХиГС… Уже успели и под танки, и с горы?

— Я два года служил срочную службу на границе. Танков не боюсь. Подумаешь, ну танки…

— Танки вам, наверное, не страшны с Буденновска, где вы родились и работали…

— В те годы, когда в Буденновске происходили теракты, я был заместителем управляющего местным отделением Сбербанка. Банк был в эпицентре всех событий, но божий промысел меня два раза оберегал. Первый раз — я задержался с обеда, встречался с клиентом и уже возвращался, когда до меня успели добежать и предупредить.

А мой руководитель погиб, еще 11 человек были в заложниках

Страшная история. И второй раз — если помните, в Нальчике был тоже теракт с боевиками, в то утро я его миновал, очень быстро объехал. А должен был заехать...

Так что, если на курсах будут танки — это, конечно, страшно, но надо же понимать, что кругом профессионалы. И есть просвет между гусеницами, не надо поднимать голову и биться в днище танка.

Вообще программа курсов интересна, многообразна, с западными и российскими преподавателями. В команде учатся интересные люди, в нашей группе — временно исполняющие обязанности глав регионов из Курска, Кургана, а также уже избранные губернаторы из Магадана, Ямала и Благовещенска.

Главная ценность на любой обучающей программе — это общение с преподавателями, с сокурсниками, среди которых и федеральные чиновники, и региональные. После того как я стал врио главы Липецкой области — а до этого я не интересовался, что там курируют заместители министров, которые учатся со мной, — я обошел каждого, спросил, уточнил. Да-да (смеется)… Для чего нас судьба свела? Для того, чтобы облегчить сотрудничество и коммуникацию. Идет поиск общих интересов, и вся группа нацелена на помощь друг другу. Но когда узнал, что направлен в Липецкую область, советоваться не было времени. Скорость была ракетная.

— После вашего назначения многие ждали, что вы смените всех замов экс-главы региона Олега Королёва…

— Недавно было заседание администрации по итогам работы за девять месяцев.

По вводу жилья субъект на пятом месте в стране. Почему у меня должны быть вопросы к человеку, который обеспечивает пятое место по вводу жилья?

В Липецке население 500 тыс. человек. Сколько у нас городов-миллионников? 16. Понимаете? Ну-ка, Ленинградская и Московская области еще — 18. А Липецк пятый. Или сельское хозяйство — еще один из заместителей моих — тоже пятые в стране.

Но в особой экономической зоне "Липецк" изменения нужны, и мы к ним уже приступили. Там не выстроен процесс привлечения инвесторов, при том что сейчас конкуренция между субъектами в борьбе за инвестора очень высока. Нужна более активная позиция: мы должны идти к инвестору, правильно угадывая, что ему предложить. Кому-то нужно много электроэнергии, кому-то — рядом вода, кому-то — другие сети. У них очень разные требования. Наша задача — повысить коэффициент успеха, а этого не сделать без перестройки механизма. Сейчас механизм работает — не то чтобы впустую, но с невысоким КПД. 

— Вы заявили, что внедрите в Липецкой области интеллектуальную систему управления. А когда? 

— Эта задача сложнее, чем я предполагал. Потому что нет построенных систем целеполагания… У нас большое количество национальных проектов, в которых подпункты, и все контролировать очень сложно. Плюс есть различные индексы привлекательности региона, рейтинги по разным направлениям. Собрать это все воедино — это с первого раза у нас не получилось. Но мы сейчас заканчиваем первый подход к целеполаганию: у каждого моего заместителя идет обсуждение, какие у него цели, что мы вписываем, как они измеряются, как они каскадируются. Затем уже я начну понимать, какие цели и задачи должны быть у глав районов. Как только будет трактование целей, их приоритет, то будет отписан и комплекс мероприятий, которые приведут к достижению цели. Это все должно быть автоматизировано.

И вот это и называется интеллектуальной системой управления: человек приходит на работу, открывает компьютер и видит, где у него сбой. Но, кстати, всплыла еще одна проблема, которая для меня была давно забыта, — отсутствие данных. Когда мы начали разбирать понедельное оперативное управление регионом, оказалось, что у меня нет анализа по цифрам. Цифры попадают ко мне раз в месяц с задержкой на полмесяца. 

— И вы решили отказаться? 

— Нет, обсуждаем, что мы должны сделать, чтобы у нас появились эти данные. Сколько надо денег, чтобы они появились, чтобы было как в Сбербанке, где в режиме реального времени ты можешь ткнуть кнопку и все увидеть. Есть и дефицит специалистов, мы пытаемся понять — сможет ли сделать такую работу для нас Липецкий технический университет.

— Бюджет уже сформирован? 

— В общем и целом — да. Приоритеты сложились из предпочтений и критики граждан.

У меня на столе лежат данные, что самая проблемная отрасль в Липецкой области — это медицина, с ней спорят ЖКХ и дороги

Мы увеличили расходы на медицину и назначили куратором нового человека, с большим авторитетом во врачебной среде, сильной энергетикой. Мне и нужны такие люди, которых я лучше буду останавливать, чем подталкивать.

Увеличили расходы и на транспорт. Сделали предложение коммерческим перевозчикам: субсидируем 15% от стоимости автобусов. Муниципалитетам будем выделять деньги на условиях софинансирования. Также вместе работаем над обновлением транспорта с Новолипецким металлургическим комбинатом. Задача стоит — в ближайшее время заменить 60% автобусов. Цена вопроса — 3 млрд рублей. Но у атамана такого золотого запаса нет. Вот если бы часть автобусов купил НЛМК, часть — регион, еще часть — частники, то это был бы прекрасный сценарий. Но пока он нереализуем. Потому что частники пока подписались на 50 автобусов. Но мы с ними продолжаем дискуссию. 

— А как на НЛМК с технологиями очистки выбросов? 

— НЛМК за последний год вложил в систему очистки 6 млрд рублей. Липецк прошел очень большой путь от сильного загрязнения до нормального города, и сейчас ситуация намного лучше, чем в других промышленных центрах. На сегодня возможности Новолипецкого металлургического комбината по выбросам исчерпаны. Но есть в регионе и другие истории — хранилище ила, например, и надо на решение этой проблемы 4 млрд рублей. Опять золотого запаса у атамана нема. Но мы думаем, как включиться с этой историей в федеральные программы.

Но ведь еще у НЛМК высокая культура производства: операционная эффективность, внедрение технологий. Они вложили очень много денег и получили очень хороший результат. А у нас проблема — здравоохранение: я пришел в регистратуру, а там как были в моем детстве бумажные истории болезней, так и остались. Очень много нужно изменить, чтобы сделать жизнь людей проще и лучше. Но нет знаний.

Не желания нет, а знаний. Поэтому делиться знаниями будут все, кто их имеет

— Кстати, в первые дни работы вас всюду поджидали люди с жалобами и просьбами. На днях вы запустили свой сайт artamonovigor.ru, чтобы люди могли обращаться туда… 

— За первые двое суток на сайт пришло 330 обращений, основная масса — по ЖКХ. Сейчас в администрации люди разбирают этот поток жалоб. Дальше сайт будем развивать, создавать прозрачную систему — и мне должно быть видно, и людям, которые написали, — что происходит по жалобе. Когда-то и в Сбербанке было много жалоб на его работу, но сейчас 80% — на "железо", то есть на банкоматы, связь, а на людей — максимум 5%. Сбербанк смог обучить персонал правильно реагировать и очень внимательно относиться к жалобам. Нам до этого — как до Китая. Но путь осилит идущий: пока мы будем использовать человеческий ресурс, "работать напильником", потом и до компьютера дойдет. 

— Говорят, вы с первого дня работы в Липецкой области совершаете перед работой 10-километровые утренние пробежки. Откуда берете силы и время, Игорь Георгиевич?

— Когда меня перевели в Тюмень, на первой неделе работы я уже в 7 часов вечера играл в футбол с Александром Мором, нынешним губернатором региона. А мои коллеги из соседних областей жаловались, что работают день и ночь. Мне стало стыдно — я тоже хочу умирать на работе! — и отправил помощницу в соседний регион посмотреть, что и как там делает руководитель банка. Она вернулась и сказала: делает все то же, но в три раза медленнее. После этого я успокоился, а потом пришли победы. Столько раз занимать первые места, сколько их занимали банки, где я работал, — это вряд ли кто-то повторит.

Скорость принятия решений, скорость их проведения и точность позволяют мне иметь время для отдыха

— Будете в сентябре 2019 года участвовать в выборах губернатора Липецкой области? 

— А был ли смысл сюда идти, но не принять такое решение? Считаю, что "влип" на шесть лет.

Беседовала Елена Рузанова