Все новости
Обновлено 

Валерий Лимаренко: я приехал в Сахалинскую область на 17 лет

Валерий Лимаренко Сергей Красноухов/ТАСС
Описание
Валерий Лимаренко
© Сергей Красноухов/ТАСС

Сахалинской области, больше двух месяцев остававшейся без руководителя региона, 10 декабря был представлен новый врио губернатора Валерий Лимаренко, до своего назначения возглавлявший группу компаний АСЭ (инжиниринговый дивизион госкорпорации "Росатом") и имеющий многолетний опыт государственной службы в правительстве Нижегородской области.

В 2015 году Сахалин оказался в центре внимания всей страны в связи с задержанием главы региона Александра Хорошавина. По версии следствия, в должности губернатора он при участии членов созданной им организованной группы в 2014 году получил более 10 крупных взяток за содействие в подготовке и ведению избирательных кампаний на выборах депутатов городской думы Южно-Сахалинска пятого созыва. После его громкой отставки в связи с утратой доверия область возглавил Олег Кожемяко, за которым закрепилась репутация эффективного антикризисного менеджера. Но после его назначения в конце сентября на пост врио губернатора Приморского края область оставалась без руководителя более 70 дней, и 29 ноября депутаты Сахалина приняли обращение к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой скорейшего принятия решения о назначении врио. Без руководителя острова столкнулись с невозможностью принять бюджет на 2019 год и реализовать стоящие перед областью задачи. 7 декабря стало известно о том, что Путин назначил Лимаренко временно исполняющим обязанности губернатора Сахалинской области. 

О том, как полученный в "Росатоме" опыт работы в экстремальных условиях помогает на государственной службе, на что необходимо обратить внимание при выстраивании отношений с Японией и о возможности осуществления программы реновации в Южно-Сахалинске Валерий Лимаренко рассказал в интервью ТАСС.

— Валерий Игоревич, как дался переезд в Южно-Сахалинск и как отреагировала семья?

— Перелет из центра России на Сахалин, учитывая мой предыдущий опыт работы, — это не испытание и не экстремальная ситуация. Для меня такая неожиданная необходимость переезда не стала стрессом. Семья же… Вы знаете, сначала они растерялись, потом огорчились, но после моей первой недели вдали от них — мы не виделись со дня назначения еще — моя семья собралась вместе и решили, что главу семьи нужно поддержать. А семья у меня большая: жена, трое сыновей, две внучки, два внука, моя мама, теща с тестем. В ближайшее время планируют приехать.

— Разница во времени не мешает поддерживать связь с родными? Все-таки восемь часов — вы в Южно-Сахалинске, они в Нижнем Новгороде?

— Нет, я в шесть утра делаю утреннюю пробежку и в это время успеваю позвонить маме, узнать о самочувствии, поделиться с женой планами на день и узнать, как прошел ее день. Какого-то ощущения отрезанности от семьи и от "большой земли" после переезда не возникло. Напротив, стало понятно, что здесь Россия начинается. Когда над Сахалином встает солнце, мне хочется сказать тем, кто в Москве: "Дорогие друзья, все в порядке, солнце встало".

— Как вы узнали о своем назначении на пост врио главы Сахалинской области?

— О назначении я узнал просто — меня пригласил руководитель администрации президента и озвучил предложение, потому что моя фамилия была в кадровом резерве.

— То есть вы проходили курсы подготовки в РАНХиГС, через которые прошли многие главы регионов?

— Да, со мной работали специалисты, я прошел несколько интервью, ряд собеседований и таким образом попал в резерв.

— Экстремальные испытания пришлось проходить? Говорят, что некоторым претендентам в губернаторы приходилось ложиться под едущие бронетранспортеры, например, или прыжки с большой высоты проделывать.

— Знаете, я прошел больше испытаний, и они были посложнее, чем лечь между гусениц движущейся военной техники, потому что работал в "Росатоме" — в по-настоящему экстремальных условиях. Фактически жил в самолете, перелетал на расстояния в тысячи километров — Китай, Бангладеш, Индия — работал в невыносимой, страшной жаре… Я упоминал, что неожиданный перелет на Сахалин — это не стресс и не экстремальная ситуация для меня. Наоборот, здесь, на островах, прекрасные условия климатические, а расстояние от городов центральной России до Южно-Сахалинска, по моим меркам, совсем небольшое.

— Надолго ли планируете оставаться в Сахалинской области, или уже есть карьерные планы, связанные с переездом?

— Я приехал надолго. Могу сказать с точностью до года — на 17 лет. Объясню почему: будучи молодым специалистом я прибыл в Саров в Нижегородской области и прожил там 17 лет. Потом меня пригласили в правительство региона, и я прожил в Нижнем [Новгороде] 17 лет. Теперь же для меня начинается новый жизненный этап, и я уверен, что это будут те же 17 лет. Кстати говоря, через 17 лет мне будет 75 — отличный возраст для мужчины, когда еще можно и трудиться, и продолжать заниматься спортом.

— Что касается кадров — имеющийся у вас опыт работы в крупной компании планируете как-то применять по отношению к членам правительства Сахалинской области? Может быть, есть отработанные управленческие механизмы, которые будут внедрены вами на острове?

— Что будет мной перенесено из работы в "Росатоме" в работу с правительством области? Многое, потому что это огромный, выверенный опыт, принадлежащий атомной отрасли и формировавшийся десятки лет. Он включает в себя уважение к безопасности и порядку, к дисциплине, к временным и финансовым затратам — это отдельная культура, которую мне и хотелось бы перенести на острова.

В целом могу сказать, что, если хочешь получить результат в каком бы то ни было процессе, то необходимо этот процесс выстроить, при условии, что сначала сформированы индикаторы эффективности. Нужно выделить главные задачи, определить, какие показатели должны быть достигнуты,— и выполнить задачу.

— Первые промежуточные итоги работы новых руководителей регионов принято подводить по прошествии 100 дней после их назначения. По мнению экспертов и жителей Сахалина и Курил, для вас основными задачами являются на данный момент принятие бюджета 2019 года и решение точечных социальных проблем. Вы это мнение разделяете или уже сформировали для себя несколько иные задачи и индикаторы эффективности своей работы?

— Наверное, не раскрою тайну, если расскажу, что на встрече с председателем правительства области уже дал поручение дать мне предложения — каких показателей и в каких сферах мы их должны добиться в ближайшие 100 дней. Жить без задач, без определенных целей невозможно, поэтому мы себе в самые кратчайшие сроки поставим. На данный момент для меня очевидно, что за эти 100 дней, во-первых, предстоит решить срочные проблемы людей, во-вторых, заложить стратегические задачи на период среднесрочной и долгосрочной перспективы, то есть на три года и на 10 лет.

— Разумеется, в первую очередь это будет социальная сфера?

— Совершенно верно. Но при этом нельзя забывать и о том, что перед регионом стоят очень важные геополитические задачи. Да, многим обывателям кажется, что Сахалинская область — это окраина России. На самом же деле острова находится в центре событий. Именно мы, Сахалинская область, находимся в центре очень большого и серьезного рынка, на котором присутствуют такие игроки как Китай, все страны АТР, США. Регион становится в течение последних 10 лет центром мира, и для того, чтобы в этом центре достойно были представлены интересы России, эта территория должна быть, с одной стороны, форпостом — с точки зрения оборонных задач, а с экономической точки зрения — флагманом. Должны быть созданы условия, при которых острова смогут выполнять эти важные функции, а они элементарны — должна быть отлажена работа жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения, образования, решены проблемы социально-культурных объектов, жилья и транспорта. Сейчас общемировая тенденция такова, что люди стремятся жить там, где экологически чистая среда. В этом отношении Сахалинская область — один из регионов-претендентов на то, чтобы стать неким "райским уголком".

— Вы упомянули о решении транспортных проблем. К развитию транспортной системы вы относите реализацию таких амбициозных проектов, как Сахалинский мост? Или его строительство может привести к наплыву на остров желающих жить, как вы сказали, в "райском уголке"? 

— Руководитель региона не может быть против масштабных строек на территории региона, потому что они способствуют развитию территории, помогают привлечь денежные средства, новых инвесторов, появляются строители, архитекторы — создается дополнительное движение. Но очевидно, на Сахалине должна быть создана такая экономическая база, чтобы вложения в мост были эффективны. Поэтому я считаю, что сначала должны быть достаточно быстро созданы такие условия жизни, чтобы людям не хотелось куда-либо уезжать, а было желание работать здесь, а уже после нужно строить мост.

— Определение Сахалина как форпоста заставляет вспомнить о якобы включении в повестку переговоров по мирному договору с Японией вопроса о передачи части Курильских островов. Действительно ли рассматривается такой вариант?

— Я не слышал, чтобы руководство страны хоть раз упоминало о возможной передаче Курильских островов. Такого просто не было. Япония предлагает диалог на основе договора от 1956 года. Зачем отказываться от этого разговора?

Россия — и это постоянно подчеркивает наш президент — открыта для диалога, мы готовы общаться по любым вопросам, что и происходит сейчас

Россия — и это постоянно подчеркивает наш президент — открыта для диалога, мы готовы общаться по любым вопросам, что и происходит сейчас. Думаю, вместо ведения жарких дискуссий лучше спокойно продолжать работать над улучшением качества жизни на Сахалине и Курилах, развитие которых — задача государственного уровня, над ее решением совместно работают федеральные и региональные власти. Нужно продолжать работать над развитием экономического сотрудничества, и при этом использовать все преимущества региона для того, чтобы, возможно, в чем-то обойти соседей.

— В каких отраслях это возможно?

— Вы же знаете, что мы стоим на пороге четвертой промышленной революции, и мы должны готовиться к этому явлению. Поэтому мы должны быть на первой линии цифровизации и понимать, что именно цифровая культура станет основой развития экономики в ближайшие годы.

— Сейчас Сахалин готов к цифровому порыву?

— Считаю, что потенциал островов в сфере развития цифровой экономики ничем не ограничен. Другое дело, что сейчас нужно мобилизовать работу таким образом, чтобы создать условия, при которых составляющие цифровой экономики правильно развивать, но, если сравнивать с другими территориями, Сахалинская область к этому готова. Мы должны создавать необходимую инфраструктуру инвесторам, которые занимаются цифровыми технологиями, чтобы они как можно быстрее пришли к нам. Конечно, предстоит пройти большой путь, но под лежачий камень, как известно, вода не течет.

— Возвращаясь к бюджету и к вопросу кадров, вы на рассмотрении бюджета в правительстве региона заявляли о том, что у региона есть деньги, но они не осваиваются эффективно. В этой связи не планируете провести кадровые перестановки в правительстве области?

— Нет, я бы хотел, чтобы максимальное количество людей, которые работают в правительстве, остались на занимаемых ими должностях, потому что должна быть преемственность. Более того, хочется опираться именно на тех людей, для которых эта земля — родная, и свою жизнь они связывают именно с Сахалином и Курилами. Но мой жизненный опыт подсказывает, что когда начинается действительно активная работа, то выясняется, что не хватает каких-то компетенций, знаний, и в связи с этим возникает необходимость назначений. При назначении предпочтение будет отдаваться местным кадрам.

— А что с бюджетом на 2019 год в Сахалинской области?

— Закон о бюджете вступает в силу с 1 января и действует по 31 декабря финансового года, мы еще успеваем выслушать все предложения жителей и депутатов, общественных представителей и внести необходимые корректировки. Все действующие соцпрограммы, само собой, будут сохранены — мы это отдельно проговорили и на публичных слушаниях бюджета, и на заседании думы.

Первое, что хочу отметить: такой проблемы, как нехватка денег, в принимаемом сейчас бюджете Сахалинской области нет

Первое, что хочу отметить: такой проблемы, как нехватка денег, в принимаемом сейчас бюджете Сахалинской области нет. В 2019 году собственные доходы региона составят 130,6 млрд рублей, что на 17,6 млрд рублей больше, чем в этом году, еще порядка 30 млрд планируем получить от федерального центра. Ожидается рост поступлений по нефтегазовому проекту "Сахалин-1" и других доходов, не связанных с шельфовыми проектами.

На 2019 год заложено более 85 млрд рублей — это примерно половина бюджета — на социальную сферу (образование, здравоохранение, соцполитика, культура, спорт), в том числе на расширение и введение новых мер поддержки. С нового года планируется на 20% поднять зарплаты всем работникам бюджетной сферы.

Около четверти средств региона — это бюджет развития, ситуация с исполнением которого пока оставляет желать лучшего, но если мы научимся тратить эффективно деньги и рачительно, то можем бюджет развития увеличить в два раза.

— Сколько времени может уйти на то, чтобы эффективно и рачительно осваивать эти средства?

— Как раз в течение 100 первых дней необходимо разобраться, что является помехой, и принять соответствующие решения. Но мне кажется, есть простые и действенные механизмы решения. Например, муниципалитетам областные власти могут помочь в строительстве социальных объектов, взяв на себя специфические составляющие работы — заказ проектов строительства, то есть выполнять функции технического заказчика. Я глубоко убежден, что необходимо разрабатывать уникальные объекты строительства для Южно-Сахалинска — областному центру необходимо свое, узнаваемое лицо, а в ряде территорий — речь не только о столице региона — можно прибегать к типовым проектам при строительстве объектов культуры, спорта, соцучреждений.

Если уже намеченную нами трехлетнюю программу развития региона мы сможем выполнить за два года, я буду считать это большим успехом. Этот успех достижим при условии, что главы муниципалитетов проявят смекалку, заинтересуют всех местных жителей в том, чтобы объединиться и благоустроить свой город, определиться с потребностями в сфере медицины, образования, а деньгами мы их поддержим.

— Вы озвучили интересную мысль о строительстве уникальных объектов в Южно-Сахалинске и создании неповторимого облика города. Значит ли это, что столицу региона может в будущем ожидать масштабная программа реновации?

— Мне бы действительно хотелось, чтобы Южно-Сахалинск был красивым и узнаваемым, и руководство города эту идею поддерживает. Нам нужно приглашать хороших архитекторов, вовлекать население, чтобы вместе найти решения и разработать проект развития города.

Что касается реновации, я не исключаю, что часть объектов на застроенных территориях можно снести, чтобы строить новое жилье вместе с объектами социальной инфраструктуры, а собственникам жилья предоставлять соответствующее жилье в новостройках, то есть идти по тому же пути, что и Москва. В области для этого потребуется принять ряд решений и внести изменения в законодательство.

При этом не стоит думать, что я предлагаю вообще снести город и отстроить заново — при разработке плана развития города нужно обязательно учитывать существующие объекты. Но необходимо деликатно убирать старое и некомфортное жилье, увеличивая в фонде региона долю арендного, муниципального, служебного и ипотечного жилья. На данный момент учреждения здравоохранения почти на 40% неукомплектованы кадрами, а служебное жилье поможет привлечь специалистов. 

— Вы утверждаете, что необходимо строить как можно больше новых объектов, но при этом стоимость стройматериалов на островах в несколько раз выше, чем на материке, что сказывается и на стоимости жилья. Есть уже понимание того, как эту проблему решить без ущерба для бюджета области, муниципалитетов и для самих сахалинцев?

— Думаю, что надо создавать конкурентную среду, нужно вовлекать крупных игроков на рынок, конкурсные процедуры перестраивать таким образом, чтобы возникли ограничения для ненадежных компаний, которые иначе как "Рога и копыта" не назовешь.

С другой стороны, должна быть создана квалифицированная служба заказчика, потому что я уже почувствовал, что существуют нарекания в сфере строительства, во многом из-за низкого качества объектов, построенных в массовом порядке. Кто-то говорит, что это зависит от строителей, но я считаю, что это зависит от заказчика и только от него. Мы работаем в рыночных условиях, строителей много, и вопрос не только в отборе подрядчика, но и в требованиях, которые формируют заказчик, — они играют решающую роль. Нельзя принимать некачественную работу, нужно привлекать недобросовестного подрядчика к ответственности.

— То есть, если выстроить правильную систему формирования заказа и проведения конкурсных процедур, то стоимость материалов не станет помехой для создания необходимого количества качественного жилья?

— Более того, я думаю, что это приведет к значительному снижению их стоимости, а, как вы знаете, именно затраты на стройматериалы составляют до 70% общей стоимости капитального сооружения.

— Вы уже говорили, что хотели бы пойти на выборы в 2019 году как самовыдвиженец. Чем обусловлена такая позиция?

Мне бы не хотелось, чтобы выборы превращались в конкуренцию политических партий, это должна быть конкуренция программ, идей по развитию островного края

— Я глубоко убежден, что выборы, которые будут проходить в Сахалинской области, должны быть нацелены не на партийные интересы, а на государственные. Мне бы не хотелось, чтобы выборы превращались в конкуренцию политических партий, это должна быть конкуренция программ, идей по развитию островного края. Губернатор должен представлять всех жителей Сахалинской области, сотрудничать со всеми политическими партиями и конструктивными общественными силами. Поэтому самовыдвижение мне кажется правильным и честным шагом.

Беседовали Галина Полоскова и Анна Ом