Все новости

Президент "Абрау-Дюрсо": доверие россиян к российскому вину растет, но средний чек падает

О том, как "Абрау-Дюрсо" планирует создавать туристический кластер, как растет популярность отечественного вина и какие меры необходимы винодельческой отрасли для ее развития, рассказал в интервью ТАСС президент Группы компаний Павел Титов.

— Расскажите, пожалуйста, о планах "Абрау-Дюрсо" на этот год. Планируется ли наращивать объем продаж?

— "Абрау-Дюрсо" является публичной компанией, поэтому мы не можем раскрывать конкретные цифры по планам на будущее. Однако могу сказать, что мы планируем рост. Если в 2018 году нам удалось продать 38 млн бутылок вина, то в текущем году этот показатель будет больше.

— За счет чего планируется наращивать объем продаж?

— Во-первых, мы усиливаем дистрибуционное направление. Сейчас продукция "Абрау-Дюрсо" присутствует в большом количестве точек продаж, но мы заключаем и будем заключать новые договоры с контрагентами. Во-вторых, продолжим работу над узнаваемостью брендов в нашем портфеле. Кроме того, мы делаем все возможное, чтобы удержать рост стоимости продукции.

Какой объем инвестиций "Абрау-Дюрсо" закладывает на реализацию проектов в этом году?

— Мы планируем направить на эти цели около 2 млрд рублей, из которых половина будет направлена на совершенствование туристической инфраструктуры, включая строительство большого четырехзвездочного отеля в Абрау-Дюрсо. Примерно столько же пойдет на развитие виноградарства и виноделия.

— Есть ли у компании другие планы по развитию туристического направления деятельности, помимо строительства отеля?

— Пока мы занимаемся строительством одного отеля, но потенциально рассматриваем возможность открытия еще нескольких объектов гостеприимства.

— Они тоже будут находиться в Краснодарском крае?

— Мы всегда ведем речь только об Абрау-Дюрсо. В принципе, мы уже создали там туристический кластер, но строительство и расширение инфраструктуры позволит создать условия для того, чтобы туристы смогли приезжать к нам на большее количество дней. Также в наши планы входит открытие нескольких ресторанов, гостиницы и еще одного спа-комплекса. Помимо этого, мы направим свои усилия на организацию интересных культурно-развлекательных мероприятий и досуговых локаций.

— Давайте еще немного поговорим о рынке вина в России. Какие основные тенденции на нем вы можете отметить?

— Основная тенденция удручающая. Мы видим большой отток потребителей в пользу дешевой продукции. Мы связываем это с падением потребительской способности. Исследования показывают, что происходит очень быстрый рост потребления не игристого вина, а игристых напитков, перехода с натуральных продуктов на более дешевые и зачастую некачественные.

Какое вино пользуется большей популярностью у россиян, отечественное или зарубежное?

— Сейчас российское вино по популярности немного обгоняет импортное, но это недостаточно значимая цифра, на мой взгляд. К тому же на рынке присутствует огромное количество дешевых зарубежных вин, с которыми нам приходится конкурировать. Однако надо сказать, что восприятие россиянами отечественного вина меняется в лучшую сторону.

— То есть можно говорить о том, что доверие россиян к российскому вину растет?

— Да, пусть и небыстро, но положительная динамика есть. Особенно заметна она в премиальном сегменте российских вин. Конечно, пока ситуация неидеальна и необходимо продолжать работу над повышением имиджа российского вина в целом, но это, я думаю, вопрос времени.

— Как относитесь к решению о запрете госучреждениям закупать иностранные вина? Может ли оно позитивно отразиться на имидже российского вина?

— Эта инициатива обсуждалась достаточно давно, и отрадно, что теперь она внедряется в жизнь. Мы относимся к решению положительно. Коммерчески оно для нас не очень значимо, но это важный шаг на пути укрепления репутации российского вина. Ведь если вы зайдете в итальянское посольство, то вряд ли там нальют французское вино. И это правильно, нам тоже так надо делать. Государственные учреждения и государственные мероприятия — это хорошая площадка для продвижения отечественных продуктов.

— У меня есть еще один вопрос по регулированию рынка. Как вы относитесь к предложению по маркировке алкоголя?

— Прежде всего мы негативно относимся к тому, что идут постоянные изменения, влекущие за собой достаточно серьезные затраты производителей. И это точно не помогает развитию отрасли.

— Но, может быть, эти меры помогают уменьшить долю нелегального сектора продаж?

— Наверное, внедряемые механизмы чуть-чуть помогают в борьбе с контрафактом, но проблема в другом. Если в России будут отслеживать соблюдение уже существующих законов, то ситуация с контрафактом и фальсификатом и так значительно улучшится.

— Какие меры, на ваш взгляд, должно принимать государство для более активного производства и продвижения российского вина?

— Мы считаем, что государственную поддержку необходимо оказывать по нескольким направлениям. Во-первых, нам надо начинать совместно продвигать не какой-то отдельный бренд, а в целом концепт вин России. Это должно делаться регулярно и на тех площадках, которые нужны виноделам. Я имею в виду площадки, на которых можно найти потенциальных потребителей и завязать международные контакты.

Во-вторых, необходимо сделать так, чтобы российское вино стало конкурентоспособным на полке. Для этого надо снизить зарегулированность отрасли. Нигде в мире винодельческий сектор так не зажат, как у нас. России нужен отдельный закон о вине для того, чтобы оно перестало приравниваться к другим алкогольным напиткам. Нельзя одним законом и водку, и вино регулировать. Как только мы ослабим регуляторную нагрузку, например освободим от помарочного учета, себестоимость производства вина сразу же снизится и нам будет легче конкурировать с импортной продукцией.

— Насколько в среднем повысилась стоимость вина в связи с введением помарочного учета?

— Стоимость вин "Абрау-Дюрсо" не повысилась, произошла компенсация за счет маржинальности. Но вообще, это довольно веский показатель. Для нас, крупной компании, в меньшей степени, но для производителей среднего или небольшого размера такие траты стали серьезными, что не может не отразиться на цене конечного продукта.

Каким еще образом можно помочь отрасли в этой ситуации?

— Виноград — это, наверное, самая длинная инвестиция, которую можно найти в аграрном секторе. Только через пять лет после засадки виноград вырастет и станет пригодным для виноделия, потом минимум два года на то, чтобы сделать вино, а еще нужно время на его реализацию, пооэтому нам требуются длинные деньги, и пока отрасли их очень не хватает.

В России в целом и в Краснодарском крае в частности существует программа по поддержке посадок винограда, но она незначительна по сравнению с аналогичными программами в Евросоюзе. Допустим, в Венгрии субсидии покрывают две трети затрат, у нас пока этого даже и близко нет. Соответственно, себестоимость венгерского вина всегда будет ниже российского, а значит, и на полке оно дешевле нашего. Если оказать релевантную финансовую поддержу отрасли, то мы сможет идти вперед семимильными шагами. Пока же нам не хватает сырьевой базы, и мы высаживаем виноградники практически без помощи государства.

— Вы обсуждали свои предложения с Минсельхозом? Какой они позиции придерживаются на этот счет?

— Надо смотреть на вещи реально. Понятно, что ни у Краснодарского края, ни у Минсельхоза на это денег нет. Надо создать агентство по развитию виноградарства и виноделия России, которое с импорта будет собирать небольшую таксу для финансирования развития нашей отрасли. Мы уже выступали с подобной инициативой и очень надеемся, что наши предложения будут услышаны.

Беседовали Полина Гриценко и Виктория Андреева

 

 

 

Теги