Все новости

Президент РМК: потребление меди в мире и цены на нее будут расти

Всеволод Левин  Донат Сорокин/ТАСС
Описание
Всеволод Левин
© Донат Сорокин/ТАСС

Президент АО "Русская медная компания", входящей в тройку крупнейших производителей меди в России, Всеволод Левин считает конъюнктуру рынка благоприятной для инвестиций. Накануне празднования 15-летия РМК в рамках Международной промышленной выставки ИННОПРОМ он рассказал ТАСС, как компания наращивала мощности в прошлом и на каких проектах сосредоточится в будущем.

— Всеволод Вадимович, Русская медная компания отмечает 15-летие. Какие основные итоги обозначите в финансах, производстве и социальной сфере?

— По мировым меркам компания считается юной, но интенсивно развивающейся. Когда-то мы занимались только заготовкой медного лома, потом возникла необходимость его переработать и продать готовую продукцию. В 2004 году было принято решение уйти от сбора лома и погрузиться в добычу и переработку минерального сырья. Уже после завершения строительства Новгородского металлургического завода, ориентированного на переработку медного лома, занялись поиском новых месторождений полезных ископаемых.

Первым приобретением в рамках нового сценария развития стало предприятие "Ормет" в Оренбургской области. Небольшую фабрику с производительностью 400 тысяч тонн реконструировали, установили дополнительное оборудование, увеличили персонал, внедрили новые технологии. Выход подняли до 800 тысяч тонн. Заодно обеспечили себя сырьевой базой.

Следующий этап — приобретение казахстанского актива. Решение было очень сложным. Другая страна, другие законы, обычаи, менталитет. Многие отговаривали — такой юной компании не по силам зайти в другую страну и поднять задуманную еще в СССР новую фабрику в чистом поле. Но мы нашли в себе силы и юношеский задор, чтобы привлечь специалистов-проектировщиков из российских и западных компаний. Современный по меркам тех лет ГОК построили и запустили буквально за два года, его открывал тогда первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Это было что-то невероятное для всех, но не для нас — мы просто ставили цели и много трудились

Затем — приобретение Александринской горно-рудной компании. На перспективу для обеспечения обогатительной фабрики сырьем приобрели в Челябинской области в 100 километрах от фабрики рудник Чебачий. Там впервые в истории РМК начали строительство подземного рудника. Опытные горнопромышленники нас отговаривали — дескать, не имеете опыта подземных работ, это очень сложно и даже в советское время за такие рудники никто не брался. Мы снова привлекли специалистов и технологии, сделали ставку на опытных подрядчиков, которые построили подземный рудник и расширили Александринскую фабрику также до 800 тысяч тонн по медной руде. Это стало следующим этапом нашего развития.

Параллельно поставили перед собой задачу развития и тотальной реконструкции Карабашского завода. Мы туда пришли в 2004 году и застали допотопную технологию, шахтные печи, все кругом газует, никакой газоочистки, почерневшие, почти лунные пейзажи. При этом производительность завода на тот период была около 30 тысяч тонн черновой меди в год. Мы снова ставим перед собой задачу сделать реконструкцию, хотя имели выбор — либо найти другую площадку с менее допотопной технологией и спокойной экологией, либо построить завод с нуля. Сегодня мы оцениваем, что это было бы и гораздо дешевле. Но, тем не менее, взялись за то, что еще не имело тогда названия — проявили социально-экологическую ответственность.

В чем она заключается?

— Карабаш насчитывал тогда население 12 тысяч человек. Никакой другой работы, кроме чадящего комбината, у людей нет. Полностью депрессированное место. Если бы тогда не взяли его на себя, то, думаю, этого города сегодня бы уже не было. Люди разъехались бы в соседние Миасс и Златоуст, где хоть какая-то работа и социальная инфраструктура. Но тем не менее взяли на себя такую ответственность и приступили к разработке проектов. Точно так же выбирали отечественные и зарубежные технологии, реализовали на тот период самую современную, австралийскую.

Проект был успешно воплощен. С 30 тысяч тонн производства черновой меди в год мы буквально в первый год после пуска печей достигли производительности 90 тысяч тонн и на этом не остановились.

Учитывая, что у нас минерально-сырьевые дивизионы начали подтягиваться — Оренбургская область, Казахстан, мы поставили перед собой задачу увеличить производство на Карабашмеди. В 2018 году получили уже 139 тысяч тонн, в 2019 году после расширения сернокислотного производства и замены конвертерных печей на импортные с газоплотными напыльниками увеличим производство до 154 тысяч тонн.

В итоге — на входе в 2004 году — 30 тысяч тонн, шахтные печи, газовые выбросы, убитая окружающая среда и депрессивная социальная обстановка. На выходе сейчас — рост производства в 5 раз и сокращение выбросов в 20 раз и стабилизированное население. Конечно это потребовало значительных инвестиций, около 20 миллиардов рублей.  

 Результат налицо…

— Налицо. Мы этим проектом очень довольны.

Следующим этапом развития стало строительство Михеевского ГОКа. Этот крупномасштабный проект начали в 2011 году, первый концентрат получили 12 февраля 2014 года. Месторождение было разведано там в 1970-х годах, но развития не получило. Проект интересен и тем, что такие бедные медно-порфировые месторождения в советское время не эксплуатировали. Там содержание меди в руде 0,4%, а по советским стандартам менее 1% считалось не рентабельным. Тем не менее мы после большой проработки, консультаций с западными технологами, с отраслевыми учеными и производственниками советской школы, мы все-таки решили взяться.

Чтобы такой проект реализовать, надо было внедрить технологии, которые никогда на постсоветском пространстве не применялись. Появились большие мельницы и флотомашины — бедную руду можно взять только масштабными технологиями, чтобы экономика была положительная, чтобы зарабатывать и продавать.

Реализовав этот проект, мы значительно подняли потенциал Карабашского медеплавильного завода, увеличили его производительность. Параллельно начали развивать Томинский проект, где содержание меди еще ниже, чем в Михеевском и, соответственно, оборудование, которое мы там применяем, более производительное. В 2006 году, запуская производство в Казахстане, смонтировали огромные, самые большие на тот момент на пространствах СНГ 100-кубовые флотмашины. На Михеевском ГОКе поставили 300-кубовые, на Томинском ГОКе ставим уже 530-кубовые. Следующее Малмыжское месторождение уже планируем оснастить 630-кубовыми флотмашинами.

На какой стадии находится Малмыжский проект, что запланировано на 2019 год и когда планируете запускать предприятие?

— Если содержание меди в руде на Михеевском ГОКе в пределах 0,4%, на Томинском — 0,37%, то на Малмыжском месторождении — уже 0,33%. Чтобы эта руда была эффективной, необходимо обеспечить себя надежными запасами. На 2019-2020 годы поставлена задача осуществить полномасштабную геологоразведку, чтобы доставшиеся нам от прошлого недропользователя предварительные запасы перевести в постоянные и поставить на баланс в Государственный комитет. В 2019-2020 годах в наших планах отбурить 200 погонных километров скважин — это много. Кроме того, сегодня уже начато проектирование ГОКа. Оценочные сроки строительства и запуска — граница 2022-2023 годов.

В общем, тезисно так: 2019-2020 год — геологоразведочные и проектные работы, 2020 год — поставка оборудования, 2021-2022 годы — строительство, и конец 2022 года — запуск первой очереди ГОКа

Запуск второй очереди будет, видимо, во втором квартале 2023 года. Третья очередь — 2024 год.

— Расскажите о планах по добыче и переработке руды, а также по производству меди в катодном эквиваленте. Каковы результаты производства за прошлый год, перспективы нынешнего и планы на следующий?

— В 2018 году мы добыли больше 37 млн тонн руды. За 15 лет этот показатель у нас вырос больше чем в 30 раз. План на 2019 год — 44 миллиона. В перспективе, с запуском Томинского ГОКа в конце 2019 — начале 2020 года, мы увеличим добычу  еще на 28 миллионов тонн руды в год.

В прошлом году мы произвели порядка 217 тысяч тонн меди в катодном эквиваленте. На 2019 год прогнозируем примерно сопоставимый уровень производства.

Какие факторы будут определять динамику производства основных видов продукции РМК в текущем году и в 2019-2020 годах?

— Во-первых, внешние факторы — это цены на бирже.Наверно, еще конъюнктура. Но, должен сказать, что конъюнктура меньше не становится. Каждый год потребление увеличивается и, в общем-то, наши планы уверенные.

Говоря о внутренних факторах, в этом году мы увеличиваем мощности завода "Карабашмедь" со 130 до 154 тыс. тонн черновой меди в год, Также мы вводом в эксплуатацию новых медно-цинковых месторождений "Кундызды" и "Аралчинское" взамен выбывающего медного месторождения "50 лет Октября" в Казахстане. Это даст нам ростпроизводства цинка в концентрате. По нашим планам в этом году выпуск цинка в концентрате вырастет на четверть и превысит 100 тыс. тонн.

Какие рынки сбыта для вас основные и какие рынки видите в качестве наиболее перспективных?

Традиционно самый большой покупатель на рынке — это Китайская Народная Республика, более 50% меди покупают они. Так же это и Европа, и Америка, и Ближний Восток.

Если говорить о новых рынках, в 2020 году планируем запустить на нашем Кыштымском заводе производство медной электролитической фольги. Этот продукт востребован странами Азиатско-тихоокеанского региона, США и Европой.

Сейчас достаточно сложные торговые отношения между КНР и США. Как это сказывается на вашем сотрудничестве с этими странами?

— Потребление меди в мире не сокращается, а с увеличением производства электромобилей будет только расти. Дефицит на складах прогрессирует, и мы рассчитываем на рост цены. "Торговые войны" влияют на ценообразование на бирже, но мы уверены в растущей динамике.

В любом случае, при потенциальных расчетах мы используем самые консервативные показатели, создаем себе "экономическую подушку", управляем себестоимостью для обладания при разных сценариях, даже при понижении цены на медь, конкурентными преимуществами. А что касается названных вами стран, надеемся, что ситуация нормализуется, они договорятся.

Компания заявляла, что в текущем году инвестирует в свое развитие порядка одного миллиарда долларов. На что пойдут основные средства?

— Порядка 500 млн долларов инвестируется в строительство Томинского ГОКа. Сегодня это наш самый ёмкий проект. Сегодня мы находимся уже на финальной стадии. Строительно-монтажные работы практически закончены, идет поставка и монтаж оборудования.

Наша задача до конца 2019 года смонтировать первую очередь производительностью 14 миллионов тонн в год, до конца апреля 2020 года смонтировать и запустить вторую очередь. Итого общий объем производства Томинского ГОКа составит 28 млн тонн руды в год.

Так же в 2019 году предусмотрены инвестиции в развитие Карабашского завода, в газоочистку и анодный передел. Объем инвестиций на 2019 год около $45 млн. По Кыштымскому медеэлектролитному заводу задача увеличить производительность до 230 тысяч тонн катодной меди. Там будет проведена глобальная реконструкция, цех электролиза будет полностью заменен, будут стоять современные электролизные ванны, передовое оборудование: роботизированные краны, катодосдирочные и анодоподготовительные машины. Весь технологический процесс будет роботизирован, это снизит себестоимость готовой продукции и улучшит ее качество. В этот проект в нынешнем году вложим больше $60 млн.

Сегодня очень много внимания уделяется экологии, активно реализуется одноименный нацпроект. Что в ваших планах в частности, по Карабашу?

— Я уже говорил, что Карабаш стал для нас проектом социально-экологическим. Все решения даже по увеличению производства связаны именно с необходимостью стабилизировать ситуацию и сократить те выбросы и сбросы, которые сформировались до нас. Сегодня уже явно видны результаты рекультивации хвостохранилища, которое было организовано еще в советское время, а фабрика разрушена в начале 1980-х. Никто объекты не эксплуатировал, не ухаживал, все сточные и ливневые воды концентрировались там. Промышленные загрязнения стекали в так называемый "Желтый ручей" — это местное народное называние стало географическим.

Мы провели рекультивацию. Закрыли верхний слой природно-растительным слоем, посеяли траву, тем самым прекратив доступ осадкам. И ручей стал чистым! Если раньше зимой он не замерзал из-за высокой кислотности, то в прошлую зиму впервые за много лет замерз, вода опреснилась.

Сколько средств планируется вложить в социальную сферу в 2019 и 2020 годах и на что конкретно?

— С 2014 по 2018 годы на это мы затратили свыше 4 миллиардов рублей — строительство дорог, спортивные мероприятия, детские сады, ФОКи во многих городах нашего присутствия, строим бассейн. В плане на 2019 год — не менее 1 миллиарда рублей.

Люди в городах нашего присутствия должны чувствовать себя достойно. Так, в Карабаше нами было принято решение о строительстве и реконструкции детских садов, был построен физкультурно-оздоровительный и спортивный комплекс, строится торгово-развлекательный центр с двумя кинотеатрами. Здесь прежде не было торгового центра и магазинов, пока что нет кинозалов.

Для нас польза от социальных вложений в том, что мы, собирая персонал буквально по крупицам, рассчитываем на появление династий. Для этого надо, чтобы выросшие и отучившиеся в вузах дети возвращались в родной Карабаш и продолжали трудиться здесь, заменяя поколение своих родителей. Для нас важно то, что расходы в социальные проекты перерастают в трудовую преемственность поколений.

Беседовали Людмила Зызо и Георгий Летов

 

Теги