Все новости

Георгий Вилинбахов: геральдика — это не бирюльки…

Георгий Вилинбахов Петр Ковалев/ТАСС
Описание
Георгий Вилинбахов
© Петр Ковалев/ТАСС

В середине ноября Владимир Путин утвердил состав и положение о Геральдическом совете при президенте России. Заместитель директора Эрмитажа по научной работе Георгий Вилинбахов, с 1992 года возглавляющий Геральдическую службу России, а затем и этот совет, сохранил пост. Остался он и государственным герольдмейстером.

В интервью ТАСС Георгий Вадимович рассказал об особенностях геральдики и том, почему игра в солдатики — это серьезно.

— Ищу глазами в кабинете ваш родовой герб и не вижу.

— А ему тут быть не положено. Мы же встречаемся на работе. Зачем отвлекать посетителей лишними деталями, не имеющими отношения к делу?

Герб есть на одном из вариантов моей визитной карточки. Вот, пожалуйста. Возьмите.

— Тут ни должностей, ни номеров телефонов. Только герб и имя с фамилией.

— Настоящая визитная карточка и должна быть такой. А дальше человек сам вносит ту информацию, которую считает нужной. Если, допустим, приглашаю кого-то к себе в гости, пишу домашний адрес. Когда хочу, чтобы позвонили, указываю номер телефона. На деловой карточке уместны данные учреждения. Ну и так далее. Я дал вам личную.

— А что за рыцарь, убивающий льва, изображен на вашем гербе?

— Он не убивает, они сражаются. И результат неизвестен, есть только легенда, которая является частью геральдической поэзии и мифологии. Собственно, функция геральдики проста. Изначально герб служил различительным знаком без специальной смысловой нагрузки. Она появилась потом.

Самый простой пример — государственный флаг России и традиционный вопрос, что значат его цвета. Определенный порядок трех горизонтальных полос — белой, синей и красной — и указывает, что перед нами именно российский флаг. Но людям часто мало столь простого объяснения, и дальше начинаются фантазии

Пишут, что это символ Троицы, трех стихий — неба, земли и морских просторов. Еще одно распространенное толкование — единство трех братских славянских народов: русских, украинцев и белорусов.

— Думаю, братья будут возражать против подобной версии.

— Почти наверняка…

Что касается нашего фамильного герба, попытка внести его в гербовник дворянских родов Российской империи предпринималась еще в ХVIII веке. Надо отдать должное моим предшественникам, работавшим в тогдашнем департаменте геральдики: они вернули герб, сказав, что не хватает исторического обоснования.

— Их тоже смутил лев?

— Требовалась документальное подтверждение, с какого времени существует герб. Мой предок приехал в Россию из Тюрингии в XVI веке. В германских источниках первое упоминание о представителях нашего рода относится к XIII столетию, есть гипотеза, что кто-то из них участвовал в крестовых походах, отсюда и рыцарь, сражающийся со львом. Но это легенда, я на ней не настаиваю.

— Вы ведь тоже рыцарь. Если не ошибаюсь, Белой розы?

— Да, это финский орден.

— И рыцарский крест у вас есть?

— Несколько. Шведский, польский, датский, нидерландский, итальянский, французский офицерский.

— А какой выше — рыцарский или офицерский?

— Офицерский.

— Вам не кажется, что в XXI веке нелепо зваться кавалером Белой розы, Георгий Вадимович? Выглядит игрой в бирюльки.

— Было бы смешно и нелепо, если бы со званием связывались какие-то привилегии или, допустим, награжденный претендовал бы на особое к себе отношение. Дескать, извольте ко мне обращаться "шевалье". Но этого нет, есть нормальный, как я уже говорил, знак отличия, подчеркивающий определенные заслуги. И все, не более того.

— Мы же помним, как в начале 90-х расплодилась куча дворянских обществ, которые с необычайной легкостью жаловали княжеские и графские титулы кому ни попадя…

— Вот это и были бирюльки. Нельзя самому себе пожаловать герб и звание. Дело даже не в процедуре, есть определенные правила, кто может наделять титулом. Это первое. Второе — вопрос сферы использования.

Говоря современным языком, гербом прежде маркировали частную собственность, поскольку иных способов не существовало

А, допустим, герольды определяли гербы рыцарей, приезжавших на турнир. Те не могли предъявить паспорт либо иное удостоверение личности. Вот герб и представлял каждого участника. Ради этого и составлялись первые гербовники, куда зарисовывали гербы и записывали имена их владельцев.

— А теперь каков функционал?

— Семейная традиция, ее сохранение, фирменный знак. Как фамилия.

— Кто сегодня имеет право на герб?

— В разных странах по-разному. Скажем, в России право есть у тех, чья семья прежде имела герб.

— А если человеку вступило, он сильно захотел?

— Здесь нет противоречий, никто не может запретить любому желающему нарисовать себе какую-нибудь картинку. Пожалуйста, называй ее личным, гражданским гербом. Главное — грамотно оформить, избежать дополнительных элементов, указывающих, допустим, на определенный ранг или титул. Если не дворянин, значит, без щитодержателей, короны, намета...

— Без чего, извините?

— Намет — часть оформления герба. Сейчас мало кто может объяснить, откуда взялось это украшение, хотя, в общем-то, все просто. Оно связано опять же с крестовыми походами. Рыцари, оказавшись на Ближнем Востоке, переняли многое из военного обихода сарацинов — арабских всадников. В частности, увидели, что те покрывают шлемы тканью, чтобы закрываться от солнца. Европейцы начали делать то же самое. В бою ткань нередко секли сабли, мечи, стрелы. Когда рыцари возвращались в Европу, ткань становилась неким свидетельством боевой жизни. Ее сохраняли и размещали в родовых замках вместе со шлемами, а потом стали графически изображать на гербах в виде декоративного элемента.

— А президенту герб положен по чину?

— В наших традициях этого нет, поскольку по Конституции Россия — не сословное государство. Обозначения чинов идут через знаки различия.

У главы государства должностным знаком является штандарт, который поднимается над резиденцией, стоит в рабочем кабинете, находится в помещениях, где президент проводит совещания или переговоры. Штандарт на автомобиле, корабле, самолете... Символ власти
Сенатский дворец на территории Московского Кремля Михаил Джапаридзе/ТАСС
Описание
Сенатский дворец на территории Московского Кремля
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

— И ничего личного?

— За то время, которое возглавляю Геральдический совет, ни от одного президента России просьб о персональном гербе не исходило.

— С Медведевым было бы проще, с Путиным и Ельциным пришлось бы покумекать...

— Вы говорите о так называемом гласном гербе, где присутствует изображение, соответствующее фамилии, но, повторяю, подобных запросов не поступало. В Европе давно была введена практика гражданских гербов для представителей не дворянского, а иных сословий — с титульными элементами, указывающими, кто перед нами: купец, лавочник или крестьянин. Традиция осталась, визуальные знаки можно изобразить на визитной карточке, воротах дачи, столовом сервизе…

Как говорится, никому не запрещено.

— В России это может быть востребовано?

— Сейчас, слава богу, практически нет желающих.

— Значит, все-таки "слава богу"?

— Ну конечно. Мы ведь живем не в Англии или где-нибудь в Скандинавии. С новшествами всегда есть риск, что сделают не очень грамотно, нарушат закон, геральдическую грамматику.

— Откуда взяться традициям, если с 1917 года здесь выкорчевывали все с корнями?

— С этим не поспоришь. Могу лишь сказать, что каждая семья переживала тот драматический период по-своему. Кто-то отрекался от прошлого, писал в анкете: происхождение — из служащих.

— А у вас как?

— Сначала дед, потом отец сохранили и изображение герба, и родословную. Я с детства знал, что наш предок по имени Филипп появился на Руси во времена Ивана Грозного. Но знал и о том, что не надо болтать во дворе или школе о домашних разговорах. Четко зарубил себе на носу.

— Вы не жгли архивы?

— Куда же без этого? Так, прабабка со стороны отца уничтожила все письма, которые с фронта Русско-японской войны каждый день писал ей прадед. Или, допустим, есть фотография старшего брата бабушки, от которой осталось лишь вырезанное лицо. Брат был офицером царской армии, вот снимок и кастрировали на всякий случай. Хотя какие-то вещи сохранились. Например, портрет прадеда в форме. Правда, он в фуражке и шинели, знаков различия не видно...

— Правильно понимаю, Георгий Вадимович, что лично у вас весь 2019 год — сплошные юбилеи? Отпраздновали собственное 70-летие, полвека работы в Эрмитаже, 25 лет в должности государственного герольдмейстера…

— Как писали в советское время, трудовые будни — праздники для нас. Справедливости ради скажу, что Геральдическую службу Российской Федерации возглавляю 27 лет, с 1992 года, а в 94-м нас перевели в администрацию президента, и тогда у меня появился титул государственного герольдмейстера.

— Пришлось в 90-е разгребать завалы, оставшиеся после СССР?

— Многое делали заново.

Первое, чем занялись, — вместе с Федеральной пограничной службой выбирали окраску для… основного пограничного столба

— Красно-зеленого?

— Да, решили сохранить традиционные цвета, существовавшие еще с дореволюционного времени.

Пограничная зона в Хасанском районе Приморского края Юрий Смитюк/ТАСС
Описание
Пограничная зона в Хасанском районе Приморского края
© Юрий Смитюк/ТАСС

— Были возражения?

— Когда начали оформлять новую госграницу между бывшими союзными республиками, всерьез обсуждалась идея сделать российский столб бело-сине-красным. В цвета государственного флага. И хотя я всячески поддерживал восстановление триколора, в случае с пограничным столбом защищал классический вариант.

Работы было много. Таможне сделали эмблему. Помогли с оформлением первого конвоя МЧС, который шел в Северную Осетию, где случились природные катаклизмы.

Сотрудничали со всеми структурами, имевшими форму, вводили изменения в их эмблематику.

— Зачищали советскую символику, все эти мечи и орала?

— Удивитесь, ее было относительно мало. А официальных гербов городов, краев или областей тогда и вовсе не существовало.

Другое дело, что в какой-то момент города сами стали их возрождать или создавать. Это касалось в первую очередь туристических объектов Золотого и Серебряного колец. Начали выпускать значки, открытки и прочие сувениры с историческими гербами.

Любопытно, что ни городская, ни территориальная геральдика не были отменены советской властью. Нет таких свидетельств

Имперские герб и флаг убрали, царские титулы, чины, звания и награды — тоже, издали специальный декрет, а вот территориальные гербы Российской империи не тронули. Они существовали не только де-факто, но и де-юре. Где-то их оставили без изменений, в других местах подправили в меру своего понимания.

— А нелепостей много встречалось?

— Они всегда бывают, для этого мы и нужны, чтобы исправлять чужие огрехи. Уже говорил, что геральдика — язык знаков, способ сохранять и передавать информацию. Следовательно, языковые нормы приемлемы и в нашем случае. Есть грамматика, морфология, правила составления гербов.

Но встречаются и исключения из правил. Вот и все.

Мы ввели понятие сравнительной геральдики. Отталкиваемся не от отличий, наоборот — ищем общее. Когда находим, начинается самое интересное. Ведь геральдика царской России отличается от современной, как язык Пушкина от того, на котором говорят сегодня. В этом нет ничего страшного, все должно иметь свое развитие.

— А когда в гербе Серпухова — павлин, а у Иркутска — бабр, черный тигр, которого нет в природе, это нормально?

— Абсолютно!

Геральдика — не орнитология и не зоология. Поэтому у нас может быть двуглавый орел, которого, как известно, вы нигде не встретите

Помню обсуждение вопроса об изменении геральдики еще РСФСР. В конце 1990 года работала специальная комиссия. Приходили министры, депутаты, художники. Как-то забрел космонавт. Внимательно изучил эскиз и изрек: "Даже на околоземной орбите не видел двуглавого орла". Но на гербе России он теперь есть.

Выставка геральдической символики в Москве, 2002 год Игорь Зотин/ТАСС
Описание
Выставка геральдической символики в Москве, 2002 год
© Игорь Зотин/ТАСС

В геральдике присутствует набор фантастических животных и фигур. От русалок до единорогов. К ним надо спокойно относиться…

— И к тому, что каждая пожарная команда хочет иметь свой герб?

— В этом тоже не вижу трагедии. Такой корпоративный знак.

В Великобритании у любого университета есть эмблема. Даже у колледжей и факультетов. Отсыл к незыблемым традициям. Мы только начинаем их создавать.

Говорить надо о другом — о вкусе, о том, чтобы все делали грамотно и красиво. Скажем, не должно быть украшательства или тавтологии, повторяющихся элементов. В советское время на бескозырках из соображений секретности перестали писать не только название корабля, но даже обозначение конкретного флота. У всех шла по ленточке стандартная надпись: Военно-морской флот. Бессмыслица! Ведь по форме и так было видно, что идет военный моряк.

Или на погонах у курсантов вдруг возникла буква "К". Она не несла никакой дополнительной нагрузки, курсантские погоны внешне отличались от остальных, по периметру шел галун.

Повторюсь, геральдика системна, как язык. Если ввели "К", надо было писать буквы и у других категорий военнослужащих. У рядовых — "Р", у сержантов — "С", у офицеров — "О", а у генералов, извините, "Г". На этом, думаю, все и закончилось бы… В итоге только курсанты ходили, помеченные буквой.

Хотя в советское время пробовали повторить традиции русской армии, когда на погонах указывали сокращенные названия училищ. Скажем, "1ЛАУ" обозначало 1-е Ленинградское артиллерийское училище, 2ЛАУ — 2-е... Это было понятно. А то, что появилось потом, выглядело глупостью.

— А вы служили, Георгий Вадимович?

— Да, в замечательном местечке Пинозеро за Кандалакшей. Это в Заполярье. Призвали на год после университета. Уходил в армию из Эрмитажа и туда же вернулся в высоком звании сержанта.

— Не с того ли времени собираете оловянных солдатиков?

— О, это целый мир! Но коллекционирую я не все подряд, стараюсь брать правильных солдатиков — плоских, классического размера 30 миллиметров. Они удобны для игры.

— Неужели до сих пор продолжаете?

— К сожалению, редко удается. Раньше со мной играл отец, потом уже я с сыном. Жду, когда подрастет внук, начну его учить. Георгию восемь лет. Это младший внук, а есть еще Георгий-старший. И сын Вадим.

 — Какие правила игры в солдатики?

— Если подробно рассказывать, до завтра не закончим… Беру коробочку солдатиков и выстраиваю их, допустим, в парадные колонны. Это парад. А если захотелось немножко повоевать, зову партнера, и мы собираем две армии. Заранее договариваемся о количестве войск — скажем, по 100 пехотинцев, 30 кавалеристов и три пушки. Топографическими знаками рисуем местность или делаем ее, если есть домики, деревья. И начинаем битву. Бросаем по очереди кубик. Кавалерист, понятно, скачет быстрее, пехотинец идет медленнее. И так — вплоть до рукопашного боя. Сошлись двое в схватке, у кого больше очков выпадет, тот и победил. А второй, значит, убит. Разные есть варианты...

— И долго можно рубиться?

— Иногда по несколько дней. Когда бабушка с дедушкой уезжали на дачу, мы с отцом раздвигали обеденный стол, расставляли армии и… Если победителя не удавалось выявить, делали перерыв на ночь, папа утром шел на работу, возвращался вечером, и мы продолжали. Вплоть до капитуляции одной из сторон.

— Сколько бойцов насчитывает сегодня ваша армия?

— Давно не считал, несколько тысяч — точно. Когда еду за границу, стараюсь заглянуть в антикварные магазины, ищу что-нибудь любопытное. У меня есть заповедные места, где водятся отличные солдатики! Скажем, в Berliner Zinnfiguren всегда можно отыскать что-нибудь интересное. Еще в Стокгольме есть хороший магазин старых игрушек, в Амстердаме... Мне там всегда рады, мало идиотов, которые покупали бы только солдатиков. Люблю порыться на развалах, барахолках, часто вылавливаю там какое-то количество фигурок. Беру, конечно, не комплектами, а лишь самое интересное.

В итоге собрал хорошую коллекцию. Сразу купить все было бы сложно — и дорого, и физически тяжело. Не дотащить! Поэтому вывозил коробку за коробкой, где в каждой лежали несколько сотен фигурок. Называю это освобождением из плена.

— Кого у вас больше всего под ружьем?

— Самые многочисленные — французская, русская и немецкая армии. Потом идут англичане и прочие шведы.

— А в Геральдическом совете сколько народу?

— Сейчас в совете 22 человека. Еще должно быть пятеро сотрудников аппарата. Не сказать чтобы много…

— Считаете себя стойким оловянным солдатиком, Георгий Вадимович?

— Если убежден в правоте, не отступлю. Но важно не перешагнуть черту, не превратиться в упрямца. И лобовая атака — не лучший способ добиться успеха. Стойкость в другом. Победа любой ценой мне точно не нужна.

— Интересно, кто выиграл схватку между рыцарем и львом, изображенными на вашем гербе? Как думаете?

— Я — собачник, люблю животных, поэтому надеюсь, что противники нашли общий язык, зауважали друг друга. Мне видится такая романтическая сцена: стоит рыцарь, а у его ног лежит лев. Живой…

Беседовал Андрей Ванденко