Все новости

Кричевский: интернет-пиратов без внедрения в России механизма "белых списков" не победить

Андрей Кричевский Пресс-служба Ассоциации IPChain
Описание
Андрей Кричевский
© Пресс-служба Ассоциации IPChain

Председатель комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям, президент Ассоциации IPChain Андрей Кричевский уверен, что уже сейчас в России следует внедрять новые методы борьбы с интернет-пиратством. Какие механизмы и платформы стоит задействовать, как защитить свои патенты в "инфраструктуре доверия", а также о том, благодаря каким международным инструментам пираты вскоре могут остаться без рекламных доходов, Кричевский рассказал в интервью ТАСС.

— Андрей Борисович, благодаря вашим усилиям понятие защиты интеллектуальной собственности в России вышло на новый уровень. Недавно в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП) появился профильный комитет, который вы возглавили. Сегодня мы видим не просто колоссальный актив, который требует деликатного обращения и защиты, но то, как формируется рынок для сделок на этом поле. Как оцениваете ситуацию на рынке интеллектуальной собственности? Насколько здоровой вам представляется существующая экосистема?

 Вы очень точно подметили важный концептуальный шаг, который мы сделали, — переосмысление интеллектуальной собственности в терминах бизнеса. Нам с самого начала было важно показать, что интеллектуальная собственность — это не просто хрупкое растение, которое нужно исключительно защищать, а полноценный актив, которым можно торговать, который можно использовать в качестве залога, в который можно инвестировать. Именно такое представление об интеллектуальной собственности должно главенствовать на рынке, именно такого взгляда на ИС мы придерживаемся в РСПП.

Рынок интеллектуальной собственности в России пока недостаточно развит, увы, это обусловлено исторически. Тому много причин — и упущенные в советские годы возможности, и высокий уровень пиратства, и недостаточный уровень предпринимательской культуры, особенно в части коммерциализации продуктов творческого труда. Для сферы инноваций и интеллектуальной собственности абсолютно губительны революции, любые общественные потрясения. При этом войны между государствами, наоборот, зачастую становятся стимулами для развития промышленности, что подтверждает, к примеру, бурное развитие техники в период Первой и Второй мировых войн. В определенном смысле мы до сих пор расхлебываем последствия октября 1917 года, когда произошел слом исторически сложившихся социальных, в том числе рыночных и правовых, институтов.

Впрочем, не стоит идеализировать и Российскую империю. Первый полноценный закон об интеллектуальной собственности появился в нашей стране в 1812 году. До этого патенты выдавались лишь особым распоряжением государя и были в буквальном смысле привилегией — как во Флоренции XV века. Патенты были необычайно дороги, процесс регистрации занимал несколько лет, а выдавались они на крайне короткий срок. Кое-что поменялось в лучшую сторону в начале ХХ века, но свои коррективы быстро внес Октябрьский переворот.

Свою лепту в торможение развития интеллектуальной собственности вносит ограничение конкуренции за счет большой государственной доли в экономике. У авторов сравнительно мало возможностей для реализации их изобретений или идей — если секторальный государственный игрок не реализует разработку, то возникает ситуация, когда дальше "бежать" попросту некуда. Безусловно, сейчас, особенно с учетом рыночной экономики и глобализации, ситуация является менее острой, чем в СССР, но для России в целом это все же остается проблемой.

Однако сейчас формационные изменения переживает вся экономика. Цифровизация, уберизация, платформенная экономика действительно коренным образом меняют нашу повседневность. И Россия уже достигла серьезных успехов. Банк России посчитал, что за прошлый год доля пользователей интернет- и мобильного банкинга достигла 45,1%. А по данным Deloitte, объем рынка финансовых технологий в России составляет 54 млрд рублей.

То же самое вполне достижимо в сфере интеллектуальной собственности. Формирование нового цифрового рынка — реальная возможность не просто вскочить на подножку уходящего поезда, но даже оказаться в числе фаворитов. Мы рассчитываем, что наша цифровая экосистема станет трамплином для инновационного бизнеса, творческих индустрий, да и для традиционной промышленности, где с каждым годом растет доля нематериальных активов. Например, согласно исследованию агентства InterMedia, оборот рынка креативных индустрий России за 2018 год составил 2 трлн рублей, из которых более 60% пришлось на онлайн-сегмент.

— Давайте поговорим о работе возглавляемого вами комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям. На новом посту вы уже сделали несколько значимых для индустрии заявлений, в числе которых замечания к готовящемуся антипиратскому законопроекту. Расскажите, пожалуйста, о целях и первоочередных задачах комитета.

 Я действительно не раз высказывался по поводу законопроекта, который сейчас находится на рассмотрении в одном из думских комитетов. Он написан на основе Антипиратского меморандума, который российские медиакомпании в ноябре 2018 года заключили с поисковыми системами "Яндексом", Mail.ru и Rambler и предполагает ровно те же механизмы борьбы с пиратством — судебные и экстренные внесудебные блокировки нелегального контента по запросу правообладателя. Мы предлагаем принципиально иной подход. Мы убеждены, что правообладатели не должны тратить огромные ресурсы на поиск пиратских ссылок и бумажную волокиту, как будто это они что-то нарушили, а не у них украли их контент. Сегодня решить вопрос с пиратством можно с помощью технических средств. Для этого необходимо ввести в правовое поле понятие "белых списков" — реестра сайтов и сервисов, которым правообладатель разрешил использовать контент. Все остальные ссылки, которые не получали от правообладателей таких разрешений, должны в автоматическом режиме удаляться из поисковой выдачи. Безусловно, реализация такого подхода потребует немало усилий, так как он затрагивает поисковые сервисы "за живое" — доход от рекламного трафика. Конечно же, поисковикам невыгодны "белые списки", потому что поиск пиратского контента — один из главных источников большого по объемам трафика. Но мне кажется, с поисковыми системами нужно разговаривать на языке бизнеса, а не принуждения или увещевания. Уверен, есть экономические модели, которые помогут поисковикам смириться с потерей соответствующих доходов.

— Что еще намерены делать?

 В любом случае, вода камень точит, особенно в контексте активных действий правообладателей — у всех на слуху "крестовые походы" издательства "Эксмо", Rambler, кинопроизводителей против крупных дистрибьюторов и агрегаторов контента. Конечно, мы и дальше будем продвигать эту идею, в том числе через РСПП. Сейчас наша ключевая задача — консолидация делового сообщества, заинтересованного в формировании современных механизмов рынка интеллектуальной собственности, в развитии соответствующей инфраструктуры, в первую очередь цифровых сервисов.

— Что еще в работе?

 На повестке дня много других вопросов, в частности разработка новых методик оценки интеллектуальной собственности. Уверен, в этом нам помогут эксперты из Финансового университета при правительстве, с которым Ассоциация IPChain и Федерация интеллектуальной собственности в этом году заключили соглашение о сотрудничестве.

Вообще, для меня интеллектуальная собственность неразрывно связана с предпринимательством, хотя бы потому, что бескорыстных инноваторов в человеческой истории было весьма немного. В стремлении к материальному успеху нет ничего предосудительного, и совершенно естественно, что художественное и техническое творчество наиболее бурно развивается там, где интеллектуальные права защищены законом, а продукты творческого труда свободно оборачиваются, позволяя людям зарабатывать.

— Давайте еще немного поговорим о возможностях ваших платформ по защите от пиратства. Какие механизмы предполагается применять?

 Сервис n’RIS Antipiracy на базе инфраструктуры IPChain уже достойно себя зарекомендовал. Главная его особенность — полностью автоматизированный процесс мониторинга интернета на предмет нелегального использования контента (Google, Yandex, VK, YouTube, OK, Mail.ru и прочие), проверки на уникальность, полное или частичное заимствование с применением технологии AI (искусственного интеллекта) и нейросетей, автоматической рассылки претензии и блокировки пиратских ресурсов и/или удаления из поисковой выдачи. Сервис производит сравнение на плагиат 5 тыс. секунд аудиозаписей за одну секунду и 4,5 тыс. секунд видеозаписи — за одну минуту. В течение одного цикла проверки обрабатывается около 50 тыс. ссылок. n'RIS Antipiracy позволяет искать пиратский контент на любых ресурсах, в том числе торрент-трекерах, а также распознавать контент, включая экранные копии и модифицированные произведения. Сервис предлагает защиту любых видов аудиовизуального контента (кино- и ТВ-премьеры, сериалы, web-сериалы, мультфильмы и т.д.), музыки, текстов и изображений. Этот инструмент уже активно используют индустриальные игроки. Насколько мне известно, например, по фильму "Война Анны" сервис сгенерировал около 4 тыс. досудебных претензий. Также планируется к запуску новая услуга по поиску и защите товарных знаков в цифровой среде.

— Андрей Борисович, а сколько средств теряют производители контента из-за пиратской активности? Что делают сейчас пираты, чтобы обходить защиту?

 В этом году наметилась позитивная тенденция. Впервые за пять лет объем рынка пиратского контента снизился на 27%. За период с начала 2019 года он составил $63,5 млн. Это произошло главным образом благодаря закрытию трех крупнейших CDN — распределенных сетей серверов, обеспечивающих доставку пиратского контента. Эта инфраструктура снабжала нелегальным контентом около 90 онлайн-кинотеатров России и СНГ. А ведь с 2015 года рынок пиратства только рос. Так, если в 2015 году он составлял $32 млн, то в 2018-м достиг $87 млн. Свою роль в улучшении ситуации сыграли меры ФНС, направленные на борьбу с букмекерами — главными рекламодателями пиратских сайтов. Разумеется, позитивно сказались развитие механизма досудебных блокировок и определенные шаги навстречу правообладателям, предпринятые поисковиками. Но пиратство — это высокотехнологичный бизнес. Социальные сети, торренты, CDN — пираты постоянно находят новые способы обойти закон. Поэтому главный вклад в искоренение этого зла будет за специалистами по кибербезопасности и новыми экономическими моделями.

— Минкультуры предлагает в корне пересмотреть механизм защиты авторских прав. Ведомство полагает, что контент должен удаляться моментально без суда, а в суд должны ходить представители площадок, а не правообладатели. Как думаете, насколько такое решение перспективно для внедрения в России?

 Само стремление защитить правообладателей можно только приветствовать. Мы давно говорим о том, что ситуация, при которой производители контента вынуждены обивать пороги судов из-за каждой пиратской ссылки, абсолютно ненормальна. Однако надо очень тонко регулировать баланс интересов общества и правообладателей, а также предусматривать возможные случаи злоупотребления правом. Ведь в таких ситуациях возникает совершенно конкретный материальный ущерб у добросовестных пользователей. И это очевидно играет не на пользу экономике контента.

— В прошлых беседах вы рассказывали о строящейся биржевой платформе интеллектуальной собственности. Расскажите, пожалуйста, о ее работе.

 Точнее говоря, речь идет о двух платформах — IPEX и Co-Fi. Первая представляет собой платформу для осуществления сделок любой сложности с объектами интеллектуальной собственности. В ее рамках мы создаем магазин юрисдикций — jurisdiction shop. Он дает возможность совершать сделки с учетом особенностей различных правовых и налоговых систем. Этот продукт позволит исключить посредничество и лишнюю волокиту при сделках с интеллектуальными правами. Например, режиссер или продюсер сможет легко выбрать музыку для фильма на любой вкус и бюджет, а очистка прав не будет головной болью. Со стороны музыкальных издательств и рекорд-компаний по IPEX есть сформулированный спрос, особенно в контексте лицензирования "синхронизации" — выдачи разрешений для использования произведений и фонограмм в кино, ТВ-программах, а также для переработки.

Вторая — краудлендинговая платформа Сo-Fi — позволяет привлечь финансирование под залог объекта интеллектуальных прав. Например, предложить инвесторам права на первый альбом в залог для финансирования нового. Многие демонстрируют интерес к сервису уже сегодня — особенно в музыкальной индустрии.

Обе платформы сейчас в стадии подготовки к запуску, который планируется в первом квартале 2020 года. Отмечу, что это сложнейшие в методологическом и техническом отношении продукты.

— Недавно в Россию приезжал глава ВОИС, он сообщил о совместной работе с Россией над созданием новой технологии по защите от пиратов, которая направлена на пресечение получения пиратами доходов от рекламы. Могли бы вы рассказать про эту технологию (WIPO ALERT Database) поподробнее? В чем ее преимущества, какой эффект сможет получить креативная индустрия?

— Речь идет об онлайн-платформе, доступ к которой будут иметь уполномоченные от каждой страны — члена WIPO, а также представители рекламного бизнеса. На этом ресурсе будет обновляемая база сайтов, нарушающих авторское право. Таким образом, у рекламодателей всегда будет под рукой черный список ресурсов, с которыми не стоит иметь дело хотя бы потому, что это вредит репутации. Отсечение рекламных доходов — важный инструмент борьбы с пиратами. Правда, в России дело осложняется тем, что рекламу на пиратских площадках финансируют не менее теневые нелегальные бизнесы — например, онлайн-казино и букмекеры.

— Глава Роспатента во время встречи с главой ВОИС, где вы также присутствовали, рассказал об объемах рынка патентов в России, назвав их ценнейшим активом и возможностью оценивать объемы развития экономики на многие годы вперед. Не могли бы дать такую оценку рынку ИС в России? О каких суммах идет речь?

 Как раз в области промышленной собственности в России предстоит много работы. Регистрируется около 40 тыс. патентов в год, тогда как в Китае — 1,3 млн. Патентный рынок активно развивается там, где есть высокая конкуренция или в ситуации экспансии на новые рынки. Российские производители, к сожалению, сконцентрированы исключительно на выпуске самой продукции и очень редко воспринимают идеи как ценный нематериальный актив. Впрочем, сфера интеллектуальной собственности — это не только патенты. Это и авторское право, которое связано с растущим сегментом креативных индустрий, и оживленный рынок средств индивидуализации, к примеру в пищевой промышленности. 

— Вы руководите Ассоциацией IPChain, которая разработала свою платформу для хранения патентов и вывода их на рынок. Какие перспективы у механизма? Есть ли уже примеры сделок?

 Инфраструктура IPChain позволяет работать с любыми результатами интеллектуальной деятельности вне зависимости от того, охраняются они патентами или авторским правом. Один из узлов нашей экосистемы — LegalTech-стартап "Онлайн-патент" — цифровой сервис для управления патентами и товарными знаками, он позволяет в значительной мере автоматизировать процесс регистрации и управления объектами промышленной собственности и средствами индивидуализации. Проект I3D предназначен для управления трехмерными моделями, которые традиционно проходят по разряду промышленных образцов. Наконец, есть ФУЧА-ФИЧА, помогающая управлять служебными изобретениями, полезными моделями и ноу-хау. Важно понимать, что выбор модели охраны сегодня во многом диктуется именно бизнес-логикой. Так, к примеру, чертежи можно охранять и как промышленный образец, и как ноу-хау, и даже как произведение искусства.

Что касается объема российского цифрового контента (музыка, кино и другие виды медиа), то он сейчас составляет около $1 млрд. Ежегодная выручка участников сектора креативной экономики — около $100 млрд.

— Недавно Роскосмос заключил соглашение с IPChain о сотрудничестве. Расскажите, пожалуйста, о совместных планах. Насколько патенты организации могут оказаться востребованными на бирже?

 Космическая промышленность как необычайно наукоемкая отрасль использует множество результатов интеллектуального труда. Для того чтобы провести успешный запуск летательного аппарата, необходимы сотни, если не тысячи технических решений, в том числе в смежных областях. Проблема в том, что исторически Роскосмос, в отличие от того же NASA, развивался вне рыночной среды. Критерием успеха всегда был сам запуск, а промежуточные результаты практически не выявлялись и не коммерциализировались. Мы рассчитываем помочь госкорпорации повысить эффективность работы с IP с помощью современных инструментов выявления, инвентаризации, монетизации и защиты научно-технических результатов. Уверен, что, будучи пионером космических технологий, Россия вправе рассчитывать не только на строчку в учебнике, но и на коммерческий успех.

— Могли бы сказать несколько слов о защите сведений, доверенных платформе?

 Корпоративный блокчейн, лежащий в основе IPChain, гарантирует сохранность и неизменность данных, фиксирует точные дату и время размещения объекта. Именно поэтому на сегодняшний день это лучший способ фиксации прав интеллектуальной собственности. Особенность технологии глобального блокчейн-консорциума Hyperledger, созданного Apache Foundation для продвижения кросс-индустриальных блокчейн-технологий, состоит в том, что чувствительная коммерческая информация видна только тем узлам сети, которым вы — правообладатель — это разрешили. В этом смысле распределенный реестр как деловой инструмент вполне оправдывает звание "инфраструктуры доверия".

— Расскажите, пожалуйста, о планах профильного комитета РСПП на будущий год. Какие амбиции планируете реализовать?

 В первую очередь, мы планируем налаживать сотрудничество между креативными индустриями, инновационными отраслями и традиционной, в том числе добывающей и обрабатывающей, промышленностью на базе общего представления об интеллектуальной собственности как о нематериальном активе. Будем добиваться распространения лучших практик масштабирования продукции, выхода на новые рынки, формирования активной общественно-профессиональной среды, заинтересованной в развитии института интеллектуальной собственности, причем не только в России. Разумеется, будем готовить предложения по точечной корректировке права, будь то антипиратское законодательство, налогообложение нематериальных активов или нормы, призванные совершенствовать процедуру патентной экспертизы.

Из наиболее амбициозных задач — подготовка проекта стратегии развития креативных индустрий и формализация этого сегмента как самостоятельной отрасли экономики.
И пожалуй, стоит отметить планы по реформированию сферы коллективного управления авторскими и смежными правами. Уже почти год мы работаем над проектом новой модели для этой сферы, задачей которой является создание законодательной основы для эффективного индивидуального управления правами, а также урегулирование оборота так называемых сиротских произведений. Проделана большая работа, проведено несколько научных исследований, изучен международный опыт. Как результат — есть формализованный подход, позволяющий, с одной стороны, дать активным правообладателям возможность самостоятельно управлять своими интеллектуальными правами в сегменте массового потребления (в частности, публичное исполнение, ТВ и радио), а с другой — облегчить жизнь пользователей и обеспечить им доступ к большому массиву "сиротских" объектов авторских и смежных прав.