Все новости

Рапота: у РФ и Белоруссии есть желание урегулировать споры

Григорий Рапота  Виктор Драчев/ТАСС
Описание
Григорий Рапота
© Виктор Драчев/ТАСС

Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота в интервью ТАСС рассказал о планах по совместному празднованию 75-летия Победы, экономических проектах, сроках отмены роуминга, а также поделился оценкой перспектив разрешения противоречий, которые возникли между Москвой и Минском.

 Для народов Белоруссии и России, как и других государств на постсоветском пространстве, предстоящее 75-летие Победы в Великой Отечественной войне — важнейшая, священная дата. Какие мероприятия в честь юбилея Великой Победы запланированы по линии Союзного государства?

— У нас два ключевых проекта — это Брестский и Ржевский мемориалы. Есть также проект в рамках сотрудничества музеев, которые занимаются вопросами исторической памяти о Великой Отечественной войне, включая Музей Победы на Поклонной горе и Музей Победы в Минске, запланированы многие другие встречи и конференции. Это обширный план, который мы приняли и будем выполнять. Я назвал просто ключевые вещи, которые будут на слуху.

 Вы упомянули про Ржевский мемориал. Запланированный бюджет реализации проекта был порядка 650 млн рублей, из которых 200 млн предоставляет Союзное государство. Удалось ли собрать остальные средства и возникали ли какие-то трудности?

— Финансовых трудностей не возникало. 200 млн рублей Союзное государство предоставило сразу же. Остальные деньги собирались методом, так сказать, народных пожертвований, этим занималось Военно-историческое общество. По последним данным, они укладываются. Тех сумм, которые удалось собрать, вполне хватит для того, чтобы завершить строительство мемориала.

— Как, по вашему мнению, на развитие Союзного государства могут повлиять противоречия между Москвой и Минском в нефтегазовой отрасли, которые обострились в конце прошлого года?

— Этого я прогнозировать не могу. Конечно, ничего хорошего в этом нет. Всякое противоречие осложняет жизнь, это понятно, но интенсивно ведутся переговоры — недавно встречались главы правительств, они эти темы обсуждают. Я результатов не знаю, но уверен, что ни у российской, ни у белорусской стороны нет желания как-то обойти молчанием эти проблемы и не найти решение. Очень хочется верить, что оно будет найдено.

— А в целом текущую атмосферу в Союзном государстве, взаимоотношения сторон вы бы как сейчас охарактеризовали?

— Как обычно, все нормально. У нас состоялось множество разных встреч, мероприятий, совещаний, прошла совместная коллегия министерств сельского хозяйства, также проходят встречи по линии силовых структур. Сейчас работаем в том режиме, которого требует эпидемиологическая обстановка в мире.

— Существуют ли проблемы с формированием бюджета Союзного государства, учитывая, что не состоялось заседание Высшего государственного совета?

— У нас есть такой инструмент — принять бюджет в рабочем порядке. Мы его приняли и уже работаем в рамках бюджета.

 На какой стадии находится проработка соединения Москвы и Минска высокоскоростной магистралью, а также идеи по сопряжению Санкт-Петербурга, Москвы и Минска с Варшавой, Берлином и Гамбургом?

— Сама идея проработана, если считать конечным результатом готовность стран в той или иной степени участвовать в этом проекте. Теперь дело за его практической реализацией, но прежде, чем приступать к ней, должно быть проведено технико-экономическое обоснование. Этим должны заниматься те люди и организации, которые будут непосредственно участвовать в реализации этого проекта, если он будет одобрен руководством России и Беларуси. Поэтому сейчас идут интенсивные консультации в наших правительственных ведомствах о том, что делать дальше.

— То есть дело за техническими моментами?

 Организационными прежде всего политическими решениями, организационными мероприятиями. Дальше — просчет всех параметров проекта, чтобы можно было окончательно определиться, насколько это все целесообразно.

— Сейчас разрабатываются концепции четырех перспективных союзных программ в сферах здравоохранения, природопользования, геологоразведки и животноводства. Когда можно ожидать начала их реализации и какие конкретные проекты в их рамках планируется осуществить?

— Если речь идет о концепциях программ, все будет зависеть от того, когда они будут приняты. Я сейчас не могу прогнозировать, просто надо иметь достаточно много материала перед собой. Но полагаю, что мы с этим определимся уже в ближайшее время и также с тем, быть этим программам или нет. Я думаю, что если не все, то большая часть этих программ будет принята, и мы их реализуем, у нас опыт в этом есть.

— Представители министерств связи Белоруссии и России обещали, что уже осенью этого года может быть решен вопрос отмены роуминга в Союзном государстве. Как вы полагаете, возникшие между сторонами противоречия в подготовке интеграционных дорожных карт могут затормозить процесс отмены роуминга?

— Я не вижу тут никаких противоречий. Идет системная работа двух министерств связи. Запланированные сроки пока остаются в силе. Сбои, конечно, могут быть, как в любом деле, но принципиальных изменений позиций в готовности довести это дело до конца нет.

— Судя по всему, стороны отказались от интеграционных проектов, предусматривающих слияние и обмен активами между крупными компаниями: МАЗ — КамАЗ, МЗКТ — Ростехнологии, "Пеленг" — Роскосмос. Как вы считаете, возможна ли промышленная кооперация между этими и другими предприятиями без поглощения одного другим?

— Такая кооперация существует. Без поглощений она прекрасно себе живет. Поэтому это необязательно. Идея была продиктована необходимостью или, во всяком случае, желанием усилить эффективность производства дублирующихся видов продукции. Не получилось в силу разных обстоятельств. Видимо, у глав предприятий, которые должны были быть вовлечены в это дело, не было достаточной экономической мотивации. Поэтому пока все остается на своих местах. Но никакого ущерба их деятельности не нанесено. Желали как лучше, но оставили как есть.

— По вашему мнению, удастся ли до конца года договориться по оставшимся дорожным картам по интеграции?

— Не знаю. Я в их составлении участия не принимал, поэтому не могу ничего сказать.

Беседовал Андрей Берец