Все новости

Магический круг: как организовать социальный бизнес на керамике

Марина Мень Артем Житенев/ТАСС​
Описание
Марина Мень
© Артем Житенев/ТАСС​

Предприниматель и сооснователь творческого объединения "Круг" Марина Мень рассказала ТАСС, как открыть керамическую мастерскую и при этом помочь людям с различными формами нарушений здоровья.

— Марина, у многих социальный бизнес все равно начинается с коммерческой истории. А у вас наоборот.

— Совершено верно. Я изначально думала, как разнообразить жизнь людей с ограниченными возможностями, еще будучи в конце восьмидесятых медсестрой. Сначала я просто им помогала как волонтер в Сергиево-Посадском доме-интернате слепоглухих для детей и молодых инвалидов. И даже выучила тактильную азбуку. Со временем я пришла к пониманию, что эмоциональной помощью дело ограничиваться не должно. Ведь они такие же люди с аналогичными потребностями в работе, общественной жизни и так далее. Но тогда я вообще не имела никакого практического опыта и возможности это обеспечить.

— Дело случая?

— В 2010 году потеряв близкого человека, я почувствовала потребность о ком-то полноценно заботиться. В то время я стала общаться со своими старыми друзьями и тогда же познакомилась с Сергеем Флейтиным (слепоглухой эксперт по тифлотехнике, соучредитель творческого объединения "Круг"). С ним мы и начали организовывать мероприятия для слепоглухих: ставить театральные этюды, заниматься рукоделием, гулять. Я о бизнесе и тогда не задумывалась. Но тут вмешалась самая настоящая рождественская история, она и стала уже толчком к коммерческой деятельности.

— Каким образом?

— Однажды мы с группой слепоглухих писали список желаний на Рождество: кто-то хотел кофеварку, а кто-то бамбуковое одеяло. Список получился внушительный — на 50–60 тыс. рублей. Чтобы собрать эту сумму, я предложила ребятам сделать поделки из глины, продать их и купить на эти деньги всем подарки. Идея была воспринята на ура. Так, в 2014 году мы начали делать поделки — поначалу за работу я платила из собственных средств, но зато все буквально загорелись идеей. Тогда-то я окончательно и поняла, что для наших подопечных по-настоящему важно быть трудоустроенными и быть кому-то нужными за счет этой работы.

— А с чего начали?

— Начинали с самого простого — с колокольчиков, которые, кстати, потом достаточно хорошо продали на ярмарках. Ребята очень старались. Чтобы их вылепить, один слепой из нашей группы, Миша, тратил по четыре часа на дорогу, забирал глину и вез к себе домой. Часть из них ломалась — глина была необожженной, но он не мог остановиться, такой для него это был душевный подъем. Я была невероятно растрогана такой самоотверженностью. Хорошо, что у нас потом появилась возможность снять квартиру и устроить там социальную гостиницу, чтобы ни один из наших ребят столько времени на дорогу не тратил.

— А дальше?

— В самом начале пути нам пожертвовали 140 тыс. рублей, на которые мы купили нашу первую печь. Потом еще две печи подарил частный спонсор. А уже в 2019 году мы выстроили большую печь объемом шестьсот литров, что дает нам сегодня надежду на более масштабное развитие мастерской. И сегодня, конечно, мы уже не в моем 50-метровом офисе, в котором  когда-то начинали. У нас есть полноценная мастерская на Новодмитровской улице. Любой может заехать, посмотреть, пощупать, почувствовать энергетику от каждой вещи, а поверьте — она чувствуется, обычно никто с пустыми руками не уходит.

— Насколько удается быть коммерчески востребованными?

— У нас есть корпоративные заказы, как правило, они сезонные: Новый год или Пасха, например. Есть свой интернет-магазин, социальные сети — стараемся все полноценно развивать. Могу сказать, что мы вполне можем быть конкурентоспособными. Так, декоративная роспись на тарелках от нашей неслышащей художницы Оксаны Ковнер интересна многим. То есть наши изделия покупают не только из-за желания помочь, но и потому, что нравится, — это ведь красиво. Одно блюдо, расписанное по мотивам Нико Пиросмани (грузинский и русский художник-самоучка, представитель примитивизма, один из крупнейших мастеров наивного искусства — прим. ТАСС), чего стоит. Красота неописуемая!

— Какой оборот дает такая красота?

— В прошлом году нам удалось заработать около 5 млн рублей. Мы научились делать тарелки и в скором времени надеемся начать работать с ресторанным сегментом и отелями. Кроме того, у нас заключен договор с "Вкусвилл" (российская розничная сеть супермаркетов и собственная торговая марка продуктов, позиционируемых как "продукты для здорового питания" — прим. ТАСС). Мы делаем для них пиалы, значки и брошки, деревянные сувениры и доски. В настоящее время уже достигли уровня, когда можем брать такие серьезные заказы.

— С юридическим аспектами бизнеса проблем не возникает?

— Как правило, нет. Все настроены достаточно позитивно и доброжелательно. Но если у меня возникают какие-либо вопросы по коммерческой деятельности в той или иной ситуации, то я могу посмотреть раздел "Жизненные ситуации" на портале бизнес-навигатора МСП (разработан корпорацией МСП для помощи предпринимателям в открытии или расширении своего дела — прим. ТАСС). Там можно посмотреть различные проблемные ситуации бизнеса с последующим шагами их решения поэтапно.

— Власти  вам помогают?

Конечно. В конце 2019 года мы получили грант мэра Москвы Сергея Собянина — это уже в третий раз. Еще грант "Добрая Москва" от департамента соцзщиты и грант от Фонда президентских грантов. В совокупности это сумма в размере больше 10 млн рублей. Все это покрывает порядка 60% нашего бюджета  — коммерческая аренда, помещения мастерских, заработная плата мастеров и кураторов, вознаграждения для людей с инвалидностью, материалы. Ведь к концу 2020 года мы рассчитываем обеспечить трудовой и социальной занятостью 140 человек с тяжелыми нарушениями здоровья. Гранты — свидетельство того, что эксперты, оценивающие  заявки, подтверждают значимость наших программ. Еще одно подтверждение этого — благодарность мэра Москвы, которой я удостоилась в этом году. Когда Сергей Семенович вручал мне благодарность, я его попросила о предоставлении помещения от города на льготных условиях. Мы очень на это надеемся.

— Сколько людей у вас сегодня работает?

— Когда мы только начинали в 2014 году — работали порядка 20 человек. А сегодня у нас задействовано 40 человек: это 30 человек с инвалидностью и 10 — без нее. Сегодня у нас работают не только слепые или глухие, но и люди с различными формами нарушений здоровья.

— Сколько в среднем у вас может заработать один сотрудник?

— Каждый человек, который у нас трудится, получает доход в зависимости от проделанной им работы. Люди с ограниченными возможностями здоровья получают у нас от 3 до 20 тыс. рублей в месяц, в зависимости от занятости и выработки — оплата сдельная. Например, у нас есть слепоглухой Миша, он просто трудоголик и работает иногда до шести дней в неделю. Но это его личное желание. Его зарплата составляет порядка 20–25 тыс. рублей. Те, кто по состоянию здоровья не может приходить ежедневно, получают гораздо меньше, но для них это тоже важный стимул к труду. 

— Еще планируете нанимать?

Конечно. Мы вообще хотим расширять дальнейшие сферы деятельности: планируем начать работать с текстилем, полиграфией и столярными изделиями. Но мы не сможем взять всех: только тех, кто способен и желает работать. В некоторых случаях, если мы видим, что человек старается, мы его тоже берем. Не все из того, что они создают, можно продать, но мы стараемся для каждого найти нишу, в которой человек будет максимально продуктивен.

Беседовали Юлия Ермилова, Виолетта Ханенева