Все новости

Ректор БелГУ: качественное образование невозможно без живого диалога

Белгородский государственный национальный исследовательский университет на рубеже 150-летней истории в условиях пандемии организовал онлайн-обучение для своих студентов изо всех регионов России и 92 стран мира. Тем не менее ректор вуза доктор политических наук, профессор Олег Полухин считает, что переход на дистанционное образование не сможет обеспечить нужное качество знаний. В интервью ТАСС ректор рассказал о новых подходах к образованию.

​​​— Олег Николаевич, в условиях пандемии вузы вынуждены были отказаться от очного обучения и перейти в онлайн-формат. Как пережили переход?

— Наш университет один из старейших в России, он был создан в 1876 году как учительский институт, а за последние 25 лет сумел попасть в мейнстрим мировых научно-образовательных процессов и сформироваться как классический, а затем и национальный исследовательский университет. За период ограничений, связанных с пандемией, мы перестроили работу и оптимизировали административно-управленческие и образовательные процессы. Нам не надо тратить время на дорогу, чтобы провести оперативное совещание, для этого есть видеоконференции; студенты могут слушать лекции и общаться с преподавателем, не выходя из дома.

Хочу отметить, что работу по дистанционному образованию мы начали не сегодня. Технологии ввели еще в 2014 году, а с 2015-го экзамены и зачеты наши студенты уже сдавали дистанционно. Нынче мы масштабировали накопленный опыт. Хотя, безусловно, это был непростой переход и с технической, и с финансовой, и с психологической точки зрения.

Нам пришлось перевести на дистант сразу все 23 тыс. обучающихся, расширить каналы связи, закупить новые серверы и компьютеры, обучить преподавателей. Многие преподаватели до ситуации с пандемией опробовали технологии проведения занятий и промежуточной аттестации с использованием прокторинга, но в таком объеме и масштабе им работать с техникой не приходилось.

— Справились?

— Мы организовали для преподавателей дополнительное обучение, были разработаны видеоинструкции, оказывались удаленные консультации. Очень помог сформированный на базе института инженерных и цифровых технологий отряд "цифровых волонтеров" из числа студентов.

— То есть теперь вы готовы сохранить дистант и после пандемии?

— Я уверен, что качественное образование не может быть полностью дистанционным, и мы не стремимся заменить традиционное обучение электронным. Например, мы не можем отказаться от очного взаимодействия во время лабораторных работ, освоения сложного оборудования, практических занятий. Что касается непосредственно дистанционного обучения, то сейчас нужны методики его разумного использования. Это уже становится отдельной темой исследований.

Карантин абитуриенту не помеха

— Пандемия внесла коррективы и в приемную кампанию. Заметили снижение активности абитуриентов?

— На 27 июля через электронную приемную комиссию подали документы около 6 тыс. абитуриентов — немного меньше, чем в прошлом году на эту же дату, что, безусловно, связано с нынешней обстановкой. Плюс электронной подачи в отсутствии необходимости тратить время и деньги на дорогу, а минус в том, что и дети, и родители, понимая, что дистанционная подача документов ускоряет процесс, не торопятся. Думаю, к концу приемной кампании мы приблизимся к прошлогоднему результату, когда было подано более 10 тыс. документов.

— Направления, открывшиеся в этом году впервые, оказались востребованы?

— Практически все предлагаемые нами направления подготовки пользуются спросом: педагогические, медицинские, инженерные; направления, связанные с экономикой и управлением, гуманитарные и юридические. Дальновидные абитуриенты выбирают и новые перспективные направления, например "Биотехнические системы и технологии", "Мехатроника и робототехника", "Техносферная безопасность", "Ландшафтная архитектура", "Машиностроение".

— Существующая в вузе целевая магистратура помогает привлекать молодые кадры в науку?

— Целевая магистратура у нас давно, мы только расширяем и меняем линейку направлений подготовки, исходя из потребностей работодателей. Например, у нас разработано десять магистерских программ по направлениям научно-технологического развития России и научно-образовательного центра мирового уровня, созданного в Белгородской области, "Инновационные решения в АПК". В 2021 году в сотрудничестве с ведущими вузами России — МГУ им. М.В Ломоносова и МРСХА им. К.А. Тимирязева — запланировано открытие еще одной уникальной программы — "Генетика и селекция". Также готовится к запуску новая магистерская программа "Цифровая трансформация АПК" на стыке информационных технологий и сельского хозяйства. 

— Планируете ли расширить количество бюджетных мест в аспирантуре?
— В прошедшем учебном году в аспирантуре открыли пять новых программ, в том числе подготовки кадров по направлениям научно-образовательного центра, увеличили и количество бюджетных мест по ряду направлений. Насколько будут востребованы программы, покажет время. Для этого у нас есть все условия: лаборатории, научные руководители, 22 диссертационных совета по 13 отраслям науки, обладающие правом самостоятельно присуждать ученые степени кандидатов и докторов наук. Так что мы, конечно, планируем увеличить количество аспирантов.

Преимущество нашего университета, кстати, в том, что это многопрофильный классический университет. "Физики" и "лирики" здесь не только учатся бок о бок, общаются, взаимно обогащая друг друга, но и проводят совместные исследования. Мы сейчас уделяем большое внимание созданию таких междисциплинарных исследовательских групп, где находится место всем — программистам и филологам, математикам и социологам, физикам и журналистам, юристам и горным инженерам. 

— Вы отмечали, что университет расширяет линейку программ на английском языке. Это привлекает иностранных студентов?

— Если мы хотим двигать науку вперед, повышать конкурентоспособность выпускников не только на российском, но и на международном рынке труда, привлекать к нам в страну иностранных студентов, мы обязаны создавать в университете многоязычную среду и вести обучение как минимум на двух языках. Сейчас у нас восемь программ на английском языке, 20 совместных образовательных программ с зарубежными вузами-партнерами, три из них имеют знак качества EUR-ACE.

Сегодня в университете обучаются более 3 тыс. иностранных студентов из 92 стран мира. За семь лет их количество увеличилось в три раза. К 2024 году нам предстоит удвоить и этот показатель. Решению задач помогает активное международное сотрудничество, в этом году вуз в пятый раз станет площадкой для Молодежного форума университетов стран ШОС.

Научные перспективы

— Университет стал интегратором созданного в регионе научно-образовательного центра мирового уровня "Инновационные решения в АПК". Планируется ли расширить направления разработок и исследований в НОЦ?

— Итогом первых полутора лет работы стали 16 патентов на изобретения по приоритетным областям научно-технологического развития страны. Что касается проектов, которые мы инициировали и активно реализуем, то все они имеют результаты в виде научных разработок и технологий, инновационных продуктов и препаратов. Расширять направления исследований в рамках НОЦ нет необходимости, они и так имеют максимально широкий спектр, а вот количество проектов, конечно, будет увеличиваться.

— Насколько перспективны эти разработки? Нет опасности, что они устареют ко времени внедрения?

— Все проекты проходят тщательный отбор, поэтому могу с полной уверенностью сказать, что все, что мы делаем, актуально сейчас и будет востребовано в будущем. Например, совместно с индустриальными партнерами уже ведутся работы по разработке передовых технологий производства аминокислот и белкового сахарозаменителя. Итогом проекта будет создание промышленного штамма — продуцента полученного белка, разработка технологии производства и его запуск. Другой коллектив наших ученых работает над технологией производства микробиологических удобрений для управления ростом и развитием растений.

— Помогают ли международные рейтинги в поиске новых партнеров для реализации крупных научных проектов?

— Безусловно, позиции в рейтингах являются репутационной составляющей и привлекают партнеров со всего мира. Нам за последние годы удалось создать шесть международных лабораторий. К примеру, наша международная лаборатория радиационной физики участвует в таких проектах уровня MegaScience, как DarkSide (поиски темной материи), MPD и SPD (NICA), программе "УниверСат" в рамках космической программы РФ.

Беседовала Марина Ризнык