Все новости

Глава агрохолдинга в Дагестане: закладка виноградников — это как капитальное строительство

Яхья Гаджиев Низами Гаджибалаев/ТАСС
Описание
Яхья Гаджиев
© Низами Гаджибалаев/ТАСС

Урожай винограда в Дагестане в прошлом году стал рекордным за последние 30 лет, в этом году в республике рассчитывают собрать не меньше — на уровне 185–195 тыс. тонн. Ежегодному росту результатов способствует государственная поддержка отрасли — в частности, аграрии получают субсидии на закладку и уход за молодыми виноградниками, а также на приобретение сельхозтехники. В одном из крупнейших агрохолдингов республики — "Агрофирме "Татляр" в Дербентском районе — благодаря господдержке за последние годы удалось заложить более 1 тыс. га новых виноградников, которые сегодня дают рекордную для региона урожайность — до 150 центнеров с га.

В настоящее время общая площадь виноградников агрохолдинга составляет 1600 га, в его состав входят три предприятия — еще несколько лет назад бывшее убыточным МУП "Татляр", СПК "Питомник" и ООО "Виноградарь". О том, как развитие виноградарства в Дагестане позволило обеспечить работой сотни сельских жителей и что нужно для дальнейшего эффективного развития отрасли в республике, в интервью ТАСС рассказал директор агрохолдинга Яхья Гаджиев.

— Яхья Магомедэрифеевич, в последние годы Дагестан собирает рекордные урожаи винограда, объемы растут каждый год. Как обстоят дела в этом году?

— Закладка урожая в этом году была очень хорошей. Правда, мы боялись, что будет недостаток воды (из-за небольшого количества осадков весной — прим. ТАСС), но вода пришла вовремя… Мы ожидаем буквально рекордный урожай, более того, ждем урожайность 140–150 центнеров с га (средняя урожайность по республике в 2019 году составила 92,7 ц с 1 га — прим. ТАСС). В целом по холдингу ожидаем около 20 тыс. тонн, возможно, даже больше. А на тех участках, где мы восемь лет назад впервые посадили виноград, в прошлом году собрали 11 тыс., в этом ждем около 14 тыс. тонн.

В 2012 году мы там посадили первый куст и за пять лет заложили 1 тыс. 15 га виноградников.  Конечно, этих успехов не было бы без очень серьезной поддержки со стороны республики, государства. Потому что все субсидии, выделенные в эти годы, на 100% пошли на этот виноградник. Но сегодня я могу сказать, что такого эффективного вложения государственных средств нет, наверное, больше ни в одной отрасли. У нас в хозяйстве каждый гектар дает более 300 тыс. рублей — какая еще культура может дать такой результат? Со многих сельхозугодий в республике и 5 тыс. невозможно получить. При этом каждый сданный килограмм винограда государству приносит в виде акцизов 26,6 рубля — только в прошлом году мы заплатили более 10 млн рублей налогов.

— Агрохолдинг "Татляр" сейчас самый крупный в республике. Сколько человек у вас работает? Сколько рабочих мест удалось создать благодаря расширению?

— Постоянных сотрудников около 300 человек. Но в сельском хозяйстве есть работа сезонная, и в сезон около 1 тыс. человек работает, люди приезжают из всех ближайших сел. Я считаю, что главная задача любого руководителя — создать рабочие места у нас, в республике. А виноград — это особая культура, нет второй такой культуры, которая могла бы дать столько рабочих мест. Особенно здесь, в Дербентском районе, — здесь же все растет. Надо просто с любовью относиться к земле и верить в себя.

— Как возникла идея создать холдинг, который будет заниматься выращиванием винограда?

— Изначально здесь было МУП "Агрофирма "Татляр", с 1985 года я работал директором этого предприятия. Прекрасное было хозяйство — тут было 600–700 га, собирали по 5 тыс. тонн винограда, урожайность — 90–100 центнеров с га, для тех времен это был хороший результат. Но в 1990-е все пришло в упадок — ничего не работало, виноград никому не нужен был… В 2000 году мы собрали всего 300 тонн винограда.

В 2001 году в республике был создан комитет по виноградарству — решили возрождать отрасль, искать инвесторов. И тогда я сказал — помогите нам, дайте землю, поддержите — и мы все сделаем! Правительство начало нас поддерживать — субсидиями, вниманием. Мы начали работать, сажать виноград, и уже в 2007 году собрали 5 тыс. тонн, за шесть лет полностью восстановили "советские" объемы.

В 2012 году мы собрали уже 7 тыс. тонн. К тому времени мы закончили закладки виноградников на площадях МУП "Агрофирма "Татляр", свободной площади уже не было. Я тогда сказал, что хочу создать второй "Татляр". А в других хозяйствах, рядом с нами, тогда никто не хотел виноградом заниматься, многие винсовхозы разорились, земля пустая была. Мне (в правительстве республики) ответили — бери, сажай, где хочешь, лишь бы виноград был. Так в 2012 году мы создали ООО "Виноградарь".

— То есть вы получили под закладку новых виноградников пустующие земли соседних хозяйств?

— Когда мы заложили виноградники, рабочие места создали, стали обращаться руководители из соседних сел — просили взять их земли, чтобы там тоже было развитие. В итоге в трех селах руководители хозяйств добровольно передали их нам. Понимаете, никто не мог бы дать эти земли, никаким решением правительства, если бы сами люди так не решили! Мы взяли эти хозяйства с долгами на 15 млн рублей, они по два-три месяца не могли зарплату людям платить...

Конечно, не все сразу поверили. И я понимал, что должен делом им доказать, по-другому не получится. Мы рассчитались с долгами, а главное — начали стабильно платить зарплату. Мы создали свой питомник (СПК "Питомник" — прим. ТАСС), чтобы был собственный посадочный материал, открыли шпалерный цех. А потом решили объединить все эти предприятия, создать холдинг как объединяющую структуру.

— Потому что крупные формы хозяйствования в виноградарстве более эффективны?

— Да. И сейчас я горжусь тем, что я смог руководителей всех этих предприятий объединить и доказать им, что вместе работать проще. Виноград — культура, которую надо развивать, концентрируя производство, без этого сложно. На 5 га трактор за 1,5–2 млн рублей не возьмешь, менее чем на 50 га его покупать невыгодно. А мы можем тот же трактор перебрасывать с одного предприятия на другое и работать без простоев, получать результат.

Когда мы закладывали новые виноградники, поставили задачу — на третий год получать с га 80–100 центнеров урожая. Мне в Минсельхозе республики не верили — не может такого быть, говорят. И вот сейчас этот участок уверенно дает по 120–130 центнеров… Я знаю, что есть хозяйства, которые по 30–40 центнеров получают — и довольны. Но мы много средств вкладываем, и ниже 100 центнеров с га нам получать просто невыгодно.

— За счет чего именно достигаются такие результаты? Вы внедряете какие-то новые технологии, методики?

— У нас говорят, что все новое — это хорошо забытое старое. Сейчас мы переходим на широкорядные высокоштамбовые виноградники, которые способны давать урожай по 150–250 центнеров. Лет 30 назад здесь начинали это внедрять, но развития не получилось. Потому что надо идеально соблюдать всю агротехнику, под каждый куст шпалеру устанавливать, техника всегда должны быть — ни одну операцию нельзя перенести, отложить…

Вообще, закладка виноградников — это как капитальное строительство. Но если строительство дома можно приостановить и через год продолжить, то здесь — живой организм: все должно быть строго вовремя. К сожалению, в те времена по-настоящему заинтересованных людей было немного. Я это видел и все время мечтал заложить такие виноградники. Сейчас у нас широкорядных виноградников уже около 400 га, мы их каждый год расширяем.

— Соответственно, необходимо расширять парк техники. Государство помогает вам в этом?

— Мы плотно работаем с Минсельхозом Дагестана, разработали программу лизинга — если техника приобретается за наличные, до 50% ее стоимости компенсируется из бюджета. В этом году, например, мы приобрели шесть тракторов, это примерно 12 млн рублей — из них 6 млн нам компенсировали, это очень существенно. И каждый год мы берем новую технику благодаря этой системе.

— В этом году вступил в силу федеральный закон о виноградарстве и виноделии, который должен поддержать производителей российского вина и винограда. Оправдываются ли эти ожидания? В частности, выросла ли закупочная цена на виноград?

— В последние годы в республике очень трудно было виноград реализовать. Даже по 15 рублей за килограмм не хотели принимать, он никому не нужен был, пока не приняли этот закон и не начали "порошковое" вино запрещать.

Сейчас изменения какие-то уже, конечно, есть, заводы сегодня заинтересованы в нашем винограде, но все равно не хотят платить больше 20 рублей за килограмм. Вот в Краснодарском крае, мне говорят, цена на виноград 30–45 рублей. Но мы же одинаково работаем, в одной стране живем. Я думаю, что этот закон еще заработает в полную силу и позволит защитить интересы производителей. Уже сейчас он дает огромные плюсы заводам, переработчикам.

— Два года назад вы запустили собственный цех по переработке винограда. Что дал вам этот проект, есть ли планы по его дальнейшему развитию?

— Мы работаем с Дербентским винно-коньячным заводом, и, чтобы не возить весь наш объем винограда в город, по договоренности с руководителем завода на базе брошенного предприятия поставили цех — установили шесть линий для первичной переработки винограда. Этот цех принимает виноград, через час он превращается в сусло — и вместо десяти машин его одной машиной забирают на завод. Когда запустили цех, руководство республики и района сказали мне спасибо, пообещали выделить и оформить землю под перерабатывающий завод. Но потом возникли проблемы с оформлением этого участка — оказалось, что у района нет генерального плана, а без него нельзя ничего строить.

Потом началась пандемия. Но я знаю, что сегодня все хотят решить этот вопрос. Потому что это рабочие места — не только 30–50 на самом заводе, но и тысяча в поле. Это снижение социальной напряженности, это сотни тысяч рублей налогов в бюджет района.

— По данным Минсельхозпрода Дагестана, к 2035 году в Дагестане площадь виноградников планируется увеличить на 35 тыс. га — более чем на треть. Насколько, по вашему мнению, реальна эта задача?

— Конечно, реальная. Сейчас у нас уже есть 25 тыс. га, так что все более чем достижимо. Но надо искать хозяев тех земель, которые пустуют, вводить эти земли в оборот. Например, только с нами рядом 2 тыс. га пустых — собственник есть, но он не может там ничего сделать, и его работники просятся ко мне. Так что возможности есть. Мы готовы в течение пяти лет посадить 1 тыс. га, если будет земля. Уже сейчас обращаемся в районы, чтобы увеличить площадь. 

Беседовали Низами Гаджибалаев и Елена Гриценко