24 ноября 2022, 14:30
Статья

Пройти путем конструктивистов: как в центре "Зотов" знакомят с эпохой авангарда

Новое культурное пространство на Пресне открылось 23 ноября выставкой "1922. Конструктивизм. Начало"

Пройти путем конструктивистов: как в центре "Зотов" знакомят с эпохой авангарда
Центр "Зотов" в здании бывшего хлебозавода №5

Свое название центр получил по наследству — он располагается в здании бывшего хлебозавода №5 имени Зотова. В отреставрированных цехах хлеб теперь не найдешь (разве что круассаны в музейном кафе), а вот зрелища здесь задумали масштабные. "Зотов" — первая в России институция, полностью посвященная конструктивизму. Дебютная выставка "1922. Конструктивизм. Начало" рассказывает о том, как зарождалось направление и как авангардисты стирали границы между искусством и повседневностью. Правда, чтобы понять эти истории, для начала придется заблудиться. 

Как закалялся стиль

О природе конструктивизма и его идеях можно говорить невероятно долго, а теперь есть целый центр, который займется этим. Если кратко — художников и архитекторов в 1910–1930-х годах вдохновлял технический прогресс. "Конструируя" новое искусство, они делали его функциональным и доступным, упрощали линии и язык. Менялось представление о прекрасном, росли города, пролетарии всех стран соединялись. Вместо "красиво" на первый план вышел принцип "полезно". 

Темп современности быстрый, динамический и ритм ясный, точный, прямолинейный, математический, материал и целесообразность определяют строй создаваемой современным художником вещи
Александр Веснин
архитектор
Хлебозавод №5 им. В.П. Зотова, 1990 год

Вот и цилиндрическая форма хлебозавода №5 — результат полета не художественной мысли, а технической. Ее выбрали, чтобы разместить внутри вертикальный кольцевой конвейер — новаторскую систему, которая автоматизировала процесс выпекания хлеба. Архитектуру продиктовало назначение объекта, поэтому здание можно смело назвать воплощением миссии конструктивистов и ценным экспонатом. На фасаде белым кирпичом выложены крупные цифры "1931" — год постройки.

Не хлебом единым

Функциональным здание остается и сегодня, теперь уже по отношению к выставке. Когда двигаешься внутри огромного цилиндра — без углов, окон и привычных музейных залов, голова в какой-то момент начинает идти кругом, а мысли путаться: "Я, кажется, проходила здесь уже?" Куратор Анна Замрий говорит, что экспозицию выстраивали таким образом специально: "Для начала на втором этаже нужно немножко заблудиться и пройти теми путями, которыми шли конструктивисты. Посмотреть, что они искали в поле авангарда, какие находки собирали".

Эскизы декораций Казимира Малевича к опере "Победа над солнцем" Михаила Матюшина и Алексея Крученых, 1913 год

Эффект полного погружения усиливают полупрозрачные стенды из металлической сетки. Благодаря такому решению можно, во-первых, увидеть тыльные стороны картин. Во-вторых, заметить, как произведения вступают в диалог: например, эскизы Казимира Малевича с "Черным квадратом" Николая Суетина, его самого преданного ученика. В-третьих, еще сильнее дезориентироваться в пространстве: сквозь "сетку" с одними работами просвечиваются ряды следующих. 

Искусство будущего не будет уютным украшением семейных квартир. Оно будет равно по необходимости 48-этажным небоскребам, грандиозным мостам, беспроволочному телеграфу, аэронавтике, подводным судам и прочему
Александр Родченко
художник

Впрочем, заблудиться в музее — дело вполне приятное, даже романтичное. А если помнить, что ты повторяешь путь конструктивистов, еще и ответственное: ты не просто путаешься в стендах, а исследуешь авангардное поле. То встретишься взглядом с "Чемпионом Африки" (1919) Александра Родченко, то упрешься в "Фигуративную композицию" (1919) Варвары Степановой, обернешься, а перед тобой макет Владимира Татлина. Героями выставки стали практически все ключевые для конструктивизма авторы: Василий Кандинский, Александра Экстер, Моисей Гинзбург, Любовь Попова, Эль Лисицкий, Ольга Розанова, братья Веснины и многие другие. В экспозиции более 300 экспонатов из крупнейших музеев России и частных собраний.

В объятиях беспредметности

Эпоха авангарда — довольно короткое и очень яркое время, когда стерлись границы между разными видами искусства. Архитекторы рисовали и фотографировали. Поэты, экспериментируя со слогами, превращали свои стихотворения в мозаику, художники искали связь между цветом, звуком и танцем. Кураторы выставки сделали акцент на этом синтезе искусств, поэтому картины соседствуют с чертежами, макеты — с партитурами для оркестра, а скульптуры — с театральными афишами.

Посреди экспозиции сделаны "островки", на которых через наушники можно послушать музыку эпохи авангарда. Самое заметное произведение — опера "Победа над солнцем", манифест беспредельного расширения границ искусства. Над ее созданием вместе работали Казимир Малевич, Алексей Крученых, Велимир Хлебников и Михаил Матюшин. По сюжету "будетляне" (группа футуристов) отправляются завоевывать Солнце. Понимается это как мотив победы технологий будущего над старой природой (а также над "солнцем русской поэзии" Пушкиным, которого пытались сбросить "с парохода современности"). 

Футуристы хотят освободиться от этой упорядоченности мира, от этих связей, мыслимых в нем. Мир они хотят превратить в хаос, установленные ценности разбивать в куски и из этих кусков творить новые ценности, делая новые обобщения, открывая новые неожиданные и невидимые связи
из совместного интервью Казимира Малевича и Михаила Матюшина
"Театр и жизнь", 1913

То, что получилось у создателей оперы, сегодня назвали бы перформансом. Поэты играли со слогами и рифмовали несуществующие слова, Матюшин наполнил музыку диссонансами, Малевич сделал аскетичные беспредметные декорации. Кстати, во время работы над ними он и придумал черный квадрат — заменил им солнечный диск. 

Конструктивизм и труд все перетрут

Если первый этаж выставки целиком посвящен творческому поиску и экспериментам, то второй — реализации: тому, как наработки художников, архитекторов, музыкантов воплощались в реальные здания, проекты, постановки, как конструктивисты меняли оптику других людей. Здесь же становится понятным, почему в названии проекта выделены цифры "1922". Это год, когда термин "конструктивизм" был впервые официально обозначен теоретиком искусства Алексеем Ганом. К тому же в 1922-м братья Веснины начали работу над теперь уже хрестоматийным проектом Дворца труда, который попал во все учебники по истории архитектуры, но так и не был осуществлен.

В 1920-е годы конструктивистский образ мышления проявляет себя практически во всех сферах. Кинематографисты отказываются от "искусства ради искусства" и называют себя инженерами, Дзига Вертов и Сергей Эйзенштейн с помощью камеры пытаются конструировать новую реальность. Всеволод Мейерхольд разрабатывает биомеханику — систему упражнений, согласно которой актерское искусство — это труд, доступный каждому. Александр Родченко создает новый образ города с помощью рекламы (обратите внимание на его коллажи, они и сегодня выглядят ультрасовременными). Хореографы и танцовщики продвигают идею трансформации человека через правильно сконструированные движения, а Институт труда в 1922 году анализирует, как рациональнее двигаться рабочим на заводах, чтобы повышались производительность и качество их жизни. Все эти процессы на выставке проиллюстрированы кадрами из фильмов, редкими снимками спектаклей, макетами декораций, рисунками, обложками.

Сознание, опыт, цель, математика, техника, индустрия и конструкция — вот что выше великого и всего искусства. Да здравствует конструктивная техника! Да здравствует конструктивное отношение к делу!
Александр Родченко
художник

В 1922 году, к первому юбилею революции, сформировалась новая концепция жизнеустройства, где все подчинялось рациональности. Конструктивисты активно этому поспособствовали, ведь они эстетизировали и индустриальный бум, и пролетарскую культуру, и процессы труда. Убеждали, что красота и будущее — в шуме цехов, в линиях машин, в движениях рабочих. Но главная заслуга конструктивистов, пожалуй, в том, что они заложили фундамент среды, привычной нам сегодня: яркие цвета, броские заголовки, динамичное кино, современный балет, электронная музыка, развитые технологии. Как они и хотели, искусство влилось в жизнь, и этот дуэт не разрушить.

Дарья Шаталова