Все новости

Эрнст Неизвестный: желаю России победы в борьбе с терроризмом

Известный скульптор рассказал ТАСС о том, как для него сложился юбилейный год
Эрнст Неизвестный  ИТАР-ТАСС/Федор Савинцев
Описание
Эрнст Неизвестный
© ИТАР-ТАСС/Федор Савинцев

В преддверии новогодних праздников известный скульптор Эрнст Неизвестный и его жена Анна Грэм рассказали в интервью ТАСС, как они готовятся к встрече Нового года, почему не планируют приезжать в Россию в ближайшее время, о том, почему их не интересует выставка работ Неизвестного, которая состоится в январе в Москве, а также о планах выпустить собственную книгу мемуаров.

- Эрнст Иосифович, приближается Новый год, что вы ждете от него?

Э. Н.: Я ожидаю продолжения своей жизни, если Богу угодно. Творческих планов нет никаких. Я буду делать то, что я буду делать. А я и есть мое творчество. Я хочу продолжать жить. Я буду продолжать рисовать в своем альбоме. И, если будет возможность, что-то слеплю. Пока что очень сильно болят руки.

- Что бы вы могли пожелать России и россиянам в новом году?

Э. Н.: Победить в борьбе с терроризмом. И поднять жизненный уровень простых людей, простого российского человека.

Гордитесь своей культурой, следите за своей культурой, и, пожалуйста, если над вашей культурой пытаются надругаться и сделать какие-то мерзости, встаньте и скажите: "Мы против". Что-то сделайте.

Уважайте и будьте рядом со своей культурой. Вспомните о том, что было у вас в начале прошлого века и кого успели погубить. Разговор идет не обо мне. Разговор идет о вашей культуре.

Огромный пласт эпохи уходит или уже ушел. Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Юрий Любимов, Василий Аксенов, Майя Плисецкая, Эльдар Рязанов и очень многие другие.

- Вы планируете в новом году приехать в Россию?

Э. Н.: В Россию я не собираюсь, потому что я туда долететь не смогу. В силу своих обстоятельств по здоровью. Может быть, мог бы полететь в Россию, если бы прислали чартерный рейс, и то с большим трудом.

- Эрнст Иосифович, в уходящем году вы отпраздновали 90-летие. Каким для вас был этот юбилейный год? Какие работы или встречи хотели бы выделить?

Э. Н.: В 2015 году о своем юбилее я не думал. Но когда 9 апреля я отпраздновал свое 90-летие, после всего того, что со мной случилось, я подумал: "Слава тебе, Господи, еще живой".

Интересные работы и встречи в 2015 году… Ну какие… Ну приезжают люди, иногда берут интервью, вот как сейчас.

Интересных работ особенно не было. Я сижу в своем доме, слава тебе, Господи, смотрю на парк своих скульптур. Вижу плоды рук своих. Лепить больше не могу. Рисую. Встречи... Ну приходят те, кто приходят. Задают вопросы. Я не всех принимаю. Потому что, честно говоря, нет сил.

- Как обычно в вашей семье отмечают Новый год?

Э. Н.: В нашей семье отмечают два Рождества: католическое и православное. Мы же растили малышку, которой сейчас 27 лет (дочь супруги Неизвестного Анны от первого брака - прим. корр. ТАСС).

Мы отмечали католическое Рождество, потому что она росла в Нью-Йорке. Училась в школе, где все отмечали католическое Рождество. Потом празднуем русское православное Рождество.

Я крещеный православный, хотя и еврей по крови. Поэтому мы отмечаем сначала 25 декабря, ну а потом - 7 января. А посредине - Новый год.

- Без каких традиций не обходится праздник?

А. Г.: Я наряжаю елку. Жарю гуся по рецепту Молоховец из старой книги XIX века (имеется в виду книга Елены Молоховец "Подарок молодым хозяйкам, или Средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве" 1861 года - прим. корр. ТАСС).

Покупается свежий гусь, не мороженый, и начиняется кислой капустой с тмином. Ну и потом, в зависимости от того, какой вес, он жарится в духовке в течение трех с половиной, четырех или пяти часов при температуре 450 градусов по Фаренгейту. Одновременно его поливают бульоном.

На этот раз впервые с 2000 года будем отмечать праздники на Шелтер-Айленде (городок на одноименном острове в штате Нью-Йорк - прим. корр. ТАСС), где Эрнст сейчас живет, а не в городе (имеется в виду Нью-Йорк - прим. корр. ТАСС).

- Эрнст Иосифович, в Москве в январе открывается выставка ваших работ. Как бы вы могли ее представить?

Э. Н.: Эта выставка меня не интересует.

А. Г.: Сейчас объясню, почему. В апреле 2015 года Феликс Комаров, который является не только коллекционером Эрнста Неизвестного, но и его представителем на территории Российской Федерации, связался с нами по поводу организации выставки в Манеже, приуроченной к 90-летию Эрнста. Я сказала, что подниму восемь работ из парка скульптур на Шелтер-Айленде, перевезу их в Россию, но с гарантией того, что они вернутся в Америку. Плюс созвонюсь с музеем в Екатеринбурге, где есть малые формы, и с музеем в Швеции, которому 35 лет, где есть 23 холста, которые называются "Апокалипсис. XX век".

Но 10 мая, то есть месяц спустя после его 90-летия, которое было 9 апреля, нам прислали фотографии о том, что произошло с "Древом жизни". Был построен второй потолок, который практически перекрыл одну треть шедевра.

Я начала разбираться с этим. И сейчас правительство Москвы приняло, наконец, решение, что двойной потолок, который был построен над "Древом жизни", является юридически незаконным. И теперь они собираются восстановить все, что было, до 15 декабря.

Эрнст молчал, сжав зубы, до сентября месяца. А в сентябре он сказал: "Насильно мил не будешь".

Э. Н.: Не хотят, ну что же. Позвоним шведам. Там мой музей уже 35 лет, а в России всего два года, в Екатеринбурге. Поговорим с правительством Швеции. Может, демонтируем и увезем?

А. Г.: Теперь мы ждем 15 декабря. А предстоящая выставка в Москве никакого прямого отношения к Эрнсту Неизвестному и его студии в Нью-Йорке или на Шелтер-Айленде не имеет. Сначала нужно исправить ситуацию с "Древом жизни", а потом мы устроим выставку, потом я привезу работы, потом я все покажу.

- Как можно описать обычный день Эрнста Неизвестного? Из чего состоят ваши будни?

Э. Н.: Я живу за городом, в своем доме, который является частично музеем. Потому что внутри дома находятся мои работы, картины. Дом напрямую связан с мастерской. В ней, например, и было сделано 18 лет тому назад "Древо жизни". День начинается примерно в 12 часов, завтракаю. После этого сажусь в кресло и либо читаю книгу, либо смотрю какой-то фильм онлайн на лэптопе, либо беру альбом и что-то в нем рисую.

Пересмотрел практически все фильмы Рязанова, потому что не успел их увидеть в то время, когда они проходили в Москве, посмотрел пару спектаклей своего друга Юрия Любимова, пару фильмов из старых с Жан-Полем Бельмондо, с Луи де Фюнесом, комедии. Иногда просто сижу и смотрю диснеевские мультфильмы.

А. Г.: Он живет тем, что он создал в течение 75 лет. Это все, что я смогла сделать. Я сохранила дом, где есть камин, где есть отопление, где все замечательно. И парк скульптур, который можно видеть через окна, через двери. Он видит плоды своих трудов. В Америке. По крайней мере такое счастье у него есть. Потому что у его коллег такого счастья не было.

- Кого вы могли бы выделить из ныне живущих мастеров, кого могли бы назвать своими учениками?

Э. Н.: Никого. Видите ли, все ребята, которые были моими помощниками, рано или поздно становились моими учениками. Школы я не создал. И я об этом совершенно не жалею. Я могу научить лепить кошку и медведя, то есть кого угодно, на определенном уровне. Но школы у меня нет. Да, есть люди, которые следуют моей школе. Они подражают. Они делают то, что делают.

Но я создал свою студию? Пригласил учеников? Нет. Я никого никогда не учил. Я стоял и говорил: "Делайте как делаю я".

- Планируете ли вы выпустить книгу мемуаров?

Э. Н.: Да, планируем, первая часть этой книги мемуаров уже написана, Аня (супруга скульптора Анна Грэм - прим. корр. ТАСС) ее отредактировала. Что будет дальше, поживем - увидим. Но в планах есть.

Беседовал Иван Пильщиков (Нью-Йорк).