Все новости

Виктория Маркова: Рафаэля можно назвать самым великим художником в истории искусства

Российский куратор выставки "Рафаэль. Поэзия образа" рассказала, почему ее стоит посетить, даже если вы не собирались
Картина "Экстаз Святой Цецилии со святыми Павлом, Иоанном Евангелистом, Августином и Марией Магдалиной Сергей Савостьянов/ТАСС
Описание
Картина "Экстаз Святой Цецилии со святыми Павлом, Иоанном Евангелистом, Августином и Марией Магдалиной
© Сергей Савостьянов/ТАСС
'ГМИИ им. А.С. Пушкина'

13 сентября в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина открылась выставка "Рафаэль. Поэзия образа", которая организована под высоким патронатом руководства России и Италии. Российский куратор проекта и один из крупнейших специалистов по итальянскому искусству Виктория Маркова рассказала ТАСС о мистической связи русских с "Сикстинской Мадонной", где найти след Джоконды и почему выставку стоит увидеть, даже если вы сначала на нее не собирались.

Начало диалога

Это первая выставка Рафаэля в России и в этом смысле это событие абсолютно уникальное. Я имею в виду масштаб художника. Можно сказать, что он самый великий художник в истории искусства, поскольку именно Рафаэлю удалось выразить суть той эпохи, когда он жил и работал, — Высокого Возрождения. Выставка "Рафаэль. Поэзия образа" посвящена образу человека. Рафаэля с полным правом можно назвать не только классиком, сумевшим соединить идеи классической римской античности с христианской духовностью, но и первым современным художником в полном смысле этого слова. Он понимает искусство как диалог со зрителем, его искусство впервые к нему обращено.

Автопортрет, 1506 г Галерея Уффици, Флоренция
Описание
Автопортрет, 1506 г
© Галерея Уффици, Флоренция

В портретах Рафаэля мы впервые видим живых людей, он отходит от несколько скованной схемы портретов Раннего Возрождения, когда люди изображались преимущественно в профиль. У его предшественников не стояла задача изображения характера человека, его психологии и движения души, да и искусство еще для этого не созрело. Искусство Рафаэля необычайно глубокое, в то же время глубина, которую достигает Рафаэль в своих творениях, никогда не разрушает целостности образа гармонии человека с самим собой и с миром. Рафаэль выразил именно это начало. Глубину Рафаэля трудно постичь, поскольку он художник незамутненный — все очень красиво и за этим иногда ускользает глубина. Надо пройти долгий путь, чтобы художник тебе раскрылся.

Код Джоконды

Непосредственным предшественником Рафаэля был Леонардо да Винчи, и все знают его великое творение — портрет Джоконды. В том, что это самое знаменитое произведение искусства в мире, нет никакого сомнения. Это не только потому, что она великая, но так сложилась ее судьба, что она самая прославленная. Но если продолжить, какой художник самый великий в истории искусства, — это Рафаэль вне зависимости от того, каковы наши собственные взаимоотношения с этим художником. Главный опыт, который вынес Рафаэль от четырехлетнего пребывания во Флоренции, это знакомство с творчеством Леонардо да Винчи.

Портрет Маддалены Дони, 1505-1506 гг. Палаццо Питти, Флоренция
Описание
Портрет Маддалены Дони, 1505-1506 гг.
© Палаццо Питти, Флоренция

И конечно же, он знал портрет Джоконды и в своем портрете, который представлен на выставке в Москве — портрете Маддалены Дони (1504–1507, галерея Уффици), — он использует схему леонардовской Джоконды. Он берет ее, практически не меняя, — это видно в том, как он кадрирует фигуру, в положении рук, в колорите и пейзаже. Но, когда мы смотрим на портрет Рафаэля, мы понимаем, что это совершенно другое решение. Портрет Джоконды — это портрет-тайна, она смотрит на нас, но она перед нами не раскрывается. Ее улыбка, полутона ее внутреннего состояния не проясняют характер и она остается образом не вполне реальным и неземным, в то время как у Рафаэля это абсолютно земные люди, они смотрят на нас прямо и как будто находятся с нами в диалоге. В лицах читаются и характер, и настроение в данный момент — все те качества, которых в портрете не было до Рафаэля.

И не только портреты

Хорошо, что на выставке представлены и композиции религиозные, в частности знаменитая картина Рафаэля "Экстаз Святой Цецилии" — покровительницы музыки (ок. 1515 года, Национальная пинакотека, Болонья). В XIX веке на нее очень часто обращали внимание разные люди во время путешествий, Гете писал про нее с восторгом, но нам особенно интересно, что писал про нее Александр Иванов и не только. То есть наши художники эту картину отмечали тогда, она высоко оценивалась и очень нравилась. Она будет у нас на выставке. Здесь очень важно лицо, это не так просто понять, потому что когда алтарная композиция находится в музее вне церковного контекста, она, конечно, становится менее понятной. Тема этой картины — экстаз, соответственно, она стоит, устремив взор к небу. Некоторые воспринимают это как условный прием, но это правило изображения, не иконография, она в состоянии экстаза, в общении с Богом.

Мадонна Грандука, 1505 г. Палаццо Питти, Флоренция
Описание
Мадонна Грандука, 1505 г.
© Палаццо Питти, Флоренция

Когда подобные произведения находятся в церкви, это естественно, когда мы видим их в музее — понимание становится более сложным. Картина относится к римскому периоду, когда Рафаэль работает над большими заказами и является главным архитектором Рима. С этой точки зрения вещь очень важная. На выставке также будет представлена знаменитая картина "Мадонна Грандука" (1504–1508, галерея Уффици) — тосканский герцог Фердинанд III Лотарингский обожал эту картину и постоянно возил с собой, отсюда ее название. Ее показ сопровождает подготовительный рисунок, важный для понимания самого процесса создания шедевра.

"Наше все" и "Сикстинская Мадонна"

Надо сказать, что идея итальянских кураторов посвятить выставку поэзии образа, связи живописи с итальянской литературой является одной из главных тем. Мы постарались развить эту тему, распространив на русскую культуру и, в первую очередь, на литературу. Буквально начиная с Державина, с его знаменитой оды "Фелица", которая именем Рафаэля начинается и заканчивается, и дальше мы видим, как имя Рафаэля укореняется в России. Затем переходим к нашим романтикам: Жуковскому, который посвятил статью "Сикстинской Мадонне". С тех пор она стала главным произведением Рафаэля в России, которое приводило всех в восторг, ей посвящены статьи и поэтические строки. Надо вспомнить Пушкина, который многократно, начиная со стихотворения "Монах", вспоминает Рафаэля в той или иной связи. Следует отдать дань нашему гению, великому во всех проявлениях и, как сказал Белинский, Пушкин Рафаэлю "родня по крови". Пушкин не бывал никогда в Европе и видел лишь произведения, находившиеся в Эрмитаже, но тем не менее он понял дух его произведений глубже, чем кто-либо из его современников.

Для Пушкина "Сикстинская Мадонна", которую он знал по копиям, по гравюрам, — это и идеал женской красоты, и высшее духовное начало. Этот образ постоянно возникает в его творчестве. Дальше имя великое, для которого Рафаэль имел особое значение и сыграл огромную роль в его жизни, — это Федор Михайлович Достоевский. Когда он жил в Европе, в разных странах и Италии, то чуть ли не каждый день ходил в музеи, и самое большое впечатление на него произвел Рафаэль и "Сикстинская Мадонна". Он повторяет формулу, которую впервые определил Жуковский: это не картина, а "видение", так для Достоевского это и было. Мы видим влияние этой картины Рафаэля на произведения и русских художников; примеров может быть масса, потому что через увлечение Рафаэлем прошли разные художники, в первую очередь Брюллов и Иванов. Но если говорить о том, кто из художников повторил этот образ, — конечно же, Васнецов и его росписи Владимирского собора в Киеве. Собственно, в отношении к Рафаэлю во многом отражается и суть нашей культуры, наши духовные искания и традиции. Мистическим образом "Сикстинская Мадонна" на время оказалась в Москве в 1945 году и пробыла в музее Пушкина целых 10 лет. Кажется, что ее популярность в России была такова, что она не могла здесь не оказаться. И это тоже может восприниматься как некое чудо!