Все новости

А вместо сердца — пламенный мотор: роботы снова дерутся в фильме "Тихоокеанский рубеж 2"

22 марта в прокат вышел сиквел картины оскароносного режиссера Гильермо дель Торо. ТАСС — о том, в какую сторону он отличается от оригинала
Кадр из фильма "Тихоокеанский рубеж 2" Filmpro.ru
Описание
Кадр из фильма "Тихоокеанский рубеж 2"
© Filmpro.ru

Десять лет назад на Землю напали титанического размера ящерицы неприятного вида, но их всех побили гигантские человекоподобные роботы-убийцы. Часть прибрежных городов осталась полуразрушенной, и там орудуют мародеры. Среди них — Джейк Пентекост (Джон Бойега из новых "Звездных войн"), сын героя Пентекоста, погибшего в кабине одного из роботов. В старом ангаре он находит сироту-самоучку Амару Намани (дебютантка в полнометражном кино Кэйли Спэни), построившую своего маленького робота.

После чего их быстро хватает полиция и отправляет в штаб Тихоокеанского Оборонительного Корпуса, где Амара станет пилотом, а Джейк вместе с другими, более опытными солдатами (среди них — Скотт Иствуд, сын Клинта) будет тренировать ее и остальных юных рекрутов. 

'YouTube/iVideos'

И вся эта длительная предыстория с патетичными диалогами о судьбе мира на самом деле совершенно неважна. Вполне можно было начинать с момента, когда гигантские рептилии снова вылезают из океанических разломов, и нет другого способа их побороть, кроме как отправить на бой с ними очередных автоматонов высотой до небес.

Первый "Тихоокеанский рубеж" был лично важным проектом для ныне прославленного Гильермо дель Торо, чей новый фильм "Форма воды" получил "Оскар" как лучший фильм 2017 года. Дель Торо, словно вечный ребенок, любит экранизировать свои мальчишеские фантазии: и по синопсису, и по воплощению "Тихоокеанский рубеж" выглядит как детская мечта о фильме, в котором роботы будут драться с ящерами и все эпично разрушать.

Причем первый "Тихоокеанский рубеж", несмотря на очевидную инфантильность задумки, мог в чем-то заинтриговать даже самых скучных взрослых зрителей. У дель Торо получилось, с одной стороны, красочно показать пресловутые робото-рептилоидные бои (чтобы скрыть недостатки компьютерной графики, он придумал ставить эти сцены исключительно в ночное время), с другой — без излишнего пафоса и скуки разбить их сценами из штаб-квартиры Тихоокеанского Оборонительного Корпуса, где рейнджеры болтали, готовились к вылазкам и нервничали перед инопланетной угрозой. У героев в фильме даже была своя малопонятная терминология, как будто это реально существующее армейское подразделение вроде морпехов или танкистов, только с огромными роботами.

Вот краткий глоссарий для тех, кто не в курсе:

  • Кайдзю — гигантские ящероподобные существа. Вылезают из разломов в коре Земли и разрушают города. В первой части выяснилось, что кайдзю генерируют пришельцы, которые перенеслись в центр Земли с помощью портала из параллельной вселенной, с целью зачистки планеты от людей.
  • Егеря — не менее гигантские человекоподобные роботы, которых собирают для защиты Земли от кайдзю. Управляются с помощью нейроинтерфейса: на человека надевают костюм и шлем, и его движения руками, ногами и туловищем передаются роботу.
  • Пилот — специально обученный солдат, который умеет управлять егерем из кабины (она расположена в голове робота). Одного пилота обычно недостаточно для стандартного егеря (слишком большое напряжение для человеческого мозга), и поэтому пилоты работают в парах. А во второй части даже появится робот, для которого нужно трое солдат.
  • Войти в дрифт — подключиться вместе с коллегой по нейроинтерфейсу к егерю. Но не только: в прошлой части двое ученых таким же методом интегрировались в мозг убитого кайдзю и узнали о зловещих инопланетных планах.

К сожалению, над второй частью дель Торо работал лишь в качестве продюсера, а на его место взяли постановщика сериалов Стивена С. Де Найта, у которого собственного авторского почерка не наблюдается. И он решал стоящие перед ним творческие вопросы с аккуратностью кайдзю в посудной лавке. Ему необходимо было в течение первой трети поскорее перейти к драке роботов.

Поэтому из предыдущей части вернулись немногие герои, да еще некоторых из них по-быстрому убивают, чтобы не путались под ногами. Про новых персонажей нам особо ничего не объясняют. Внезапно мы узнаем, что у одного из главных героев первой части, которого играл Идрис Эльба, звезда сериала "Лютер", есть сын, и тоже пилот. Откуда он взялся? Да просто родился, и все, не надо заморачиваться, как бы говорит нам отряд из четырех сценаристов и семи продюсеров.

Чтобы лишний раз не задумываться о происходящем, герои просто проговаривают свою предысторию вслух. Например, сумасшедший ученый рассказывает коллеге что-то в духе "Эх, а помнишь, как мы классно поэкспериментировали десять лет назад? Мы присоединились к мозгу кайдзю, вот была потеха"

Роботы из душевных аналоговых железяк с огненным мотором в груди, в чем-то напоминавших милейшего главного героя мультфильма "Стальной гигант", превратились в какие-то пластиковые игрушки. Дело в том, что теперь их показывают в ярком солнечном свете, и стало заметно, что графика не такая уж и великолепная.

Словом, из остроумного, освежающего летнего фильма, заимствующего эстетику у классики B-movie, он сам стал душным блокбастером второго эшелона, сброшенным, как слабые спартанские дети, на весеннюю дату релиза. А весной студии, как известно, показывают проекты, в которых не уверены, которые могут недобрать в прокате.

Единственное, что, наверное, греет душу продюсерам, — так это большое количество китайских и японских персонажей, которые появляются безо всякой приличной причины. Дело в том, что первый фильм собрал в загадочном китайском прокате целых $100 миллионов, столько же, сколько и в родном американском.

Поэтому вторую часть явно ориентировали на азиатские рынки. На российский прокат никто не целился. Русских, которые активно участвовали в сюжете первого фильма (у нас был даже свой егерь, который назывался Cherno Alpha), почти целиком убрали. Лишь один раз сюжет переносится в Россию, и ее показывают как гигантскую необитаемую ледяную пустыню. И не факт, что жители этой пустыни так уж сильно захотят смотреть на все это в кинотеатрах.

Егор Беликов