Все новости

Мюзикл по Высоцкому и комиксы по Чехову: чем "Золотая маска" удивит зрителей в этом году

Сцена из спектакля "Беги, Алиса, беги"
© Ира Полярная/Пресс-служба театра на Таганке
ТАСС рассказывает о десяти необычных постановках, вошедших в шорт-лист номинантов

Ежегодная национальная премия "Золотая маска" собирает на сценах столицы лучшие спектакли Москвы и регионов, а после объявления лауреатов отправляет некоторые из них (в том числе и победителей) на гастроли по стране.

Отбор постановок идет постоянно, в этот раз эксперты отсмотрели больше тысячи работ, в шорт-лист же вошли 84. Традиционно соревнование проходит между драматическими спектаклями большой и малой (отдельно) формы, оперой, балетом и современным танцем, кукольным театром, а также в отдельной номинации "Эксперимент", где собраны постановки, синтезирующие в себе разные жанры и приемы искусств. 

Конкурсные просмотры будут проходить с февраля по апрель. Как правило, все спектакли (за очень редким исключением) привозятся в столицу, и попасть на них может любой желающий. 

"Маленькие трагедии", "Гоголь-центр", Москва

Номинации: драма/спектакль большой формы; работа режиссера — Кирилл Серебренников; женская роль второго плана — Светлана Брагарник; женская роль второго плана — Майя Ивашкевич; мужская роль — Алексей Агранович; мужская роль второго плана — Филипп Авдеев; мужская роль второго плана — Никита Кукушкин; работа художника — Кирилл Серебренников; работа художника по свету — Сергей Кучер.

Сцена из спектакля "Маленькие трагедии" Ира Полярная/Пресс-служба "Гоголь-центра"
Сцена из спектакля "Маленькие трагедии"
© Ира Полярная/Пресс-служба "Гоголь-центра"

Большая часть заголовков рецензий на этот спектакль была связана с рэпером Хаски. Между трагедиями Пушкина на сцене действительно Хаски читает рэп. Но, конечно, это далеко не главное в постановке и явно не то, за что ее номинировали на главную театральную премию страны (хотя выглядит это здорово!).

Режиссерские интересы Кирилла Серебренникова довольно разноплановы — он ставил и Брехта, и Некрасова, и Шекспира, и снимал кино (фильм "Лето" удостоен приза Каннского фестиваля за лучший саундтрек).

В основе этого спектакля четыре пушкинские пьесы — "Моцарт и Сальери", "Скупой рыцарь", "Каменный гость" и "Пир во время чумы". Но, как и всегда у него бывает с классикой, режиссер не просто переносит сюжет в наше время, меняя лошадей на мотоциклы, а мечи на пистолеты. Главное — новый смысл, другое прочтение, которое он пытается донести до зрителей, не меняя при этом ни слова в тексте первоисточника. Хотя меняются, например, возраст персонажей или время, на которое они вынуждены расстаться: события "Пира" происходят в доме престарелых, а Дон Жуан и Дона Анна расстаются не на сутки, а на годы.

"Зулейха открывает глаза", Башкирский театр драмы им. М. Гафури, Уфа

Номинации: драма/спектакль большой формы; работа режиссера — Айрат Абушахманов; женская роль — Римма Кагарманова; работа художника — Альберт Нестеров; работа художника по костюмам — Альберт Нестеров; работа художника по свету — Ильшат Саяхов.

Роман Гузель Яхиной, который стал основой для этой работы башкирского театра, вышел в 2015 году и получил две престижные литературные премии ("Большая книга" и "Ясная Поляна"). Тогда он был романом года, а сейчас переводится на английский, французский, немецкий и другие языки. Это первая и пока единственная инсценировка текста.

В основе незамысловатая история крестьянки Зулейхи. Ее мужа убивают, она сама вместе с другими переселенцами отправляется по каторжному пути в Сибирь. Люди разных национальностей, конфессий и судеб, "запертых" в глухой тайге без пищи и крова, — смогут ли они побороться за собственное выживание против природы?

"Три толстяка. Эпизод 1. Восстание / Эпизод 2. Железное сердце", Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова, Санкт-Петербург

Номинации: драма/спектакль большой формы, работа режиссера — Андрей Могучий; женская роль второго плана — Ируте Венгалите; женская роль второго плана — Аграфена Петровская; мужская роль второго плана — Дмитрий Воробьев; работа художника — Александр Шишкин; работа художника по костюмам — Александр Шишкин.

Это сказка-антиутопия, которая будет интересна и подросткам, и взрослым. В основе — произведения Юрия Олеши и фантазия режиссера, которая разрослась в этот раз до таких размеров, что спектакль приходится играть два вечера по два с лишним часа. Сказка Олеши Могучему, как режиссеру, подходит идеально: что один, что другой стараются соединить живое и мертвое (например, в сказке есть металлическое сердце, которое пытаются достать три толстяка для мальчика Тутти, или девочка Суок и ее кукла-двойник).

Это не прямая инсценировка сказки, скорее ее вольная интерпретация. В ходе научного эксперимента был открыт портал в другое измерение, через который на Землю проникла темная энергия "Три толстяка" ("Т-3"). Благодаря этому (или все той же фантазии режиссера) все превращается в хаос и мешается в жизни людей: цирковые труппы, наука, астрономия, эксперименты, секретные правительственные заказы и еще много чего из разных произведений Олеши. Распутать этот клубок, как водится, героям и зрителям поможет только любовь, дружба и смелость.

"Жанна на костре", Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь

Номинации: опера/спектакль; работа дирижера — Теодор Курентзис; работа режиссера — Ромео Кастеллуччи; женская роль — Одри Бонне; мужская роль — Дени Лаван; работа художника в музыкальном театре — Ромео Кастеллуччи; работа художника по костюмам в музыкальном театре — Ромео Кастеллуччи; работа художника по свету в музыкальном театре — Ромео Кастеллуччи.

Абсолютный рекордсмен этого года по числу номинаций в музыкальном театре  — пермский театр во главе с Теодором Курентзисом  в этот раз представлен в том числе постановкой оратории "Жанна д’Арк на костре" Артюра Онеггера (режиссер — Ромео Кастеллуччи также номинирован и как режиссер, и как художник по свету). "Жанна" стала спектаклем открытия одного из самых масштабных культурных форумов нашей страны в этом году — Дягилевского фестиваля.

Режиссер-провокатор Кастеллуччи "Жанну" ставил для Лионской оперы в 2017 году. Его главной задачей, признается мастер, было освобождение Жанны, как персонажа, от всевозможных стереотипов, которые за множество лет существования успели к ней привязаться: сильная женщина, борющаяся за свою страну, феминистка и так далее. Поэтому на сцене, которая выглядит как огромная коробка школьного класса, Одри Бонне одна. Героиня, освобождаясь от этих самых стереотипов, попутно освобождается от одежды, рушит все пространство, саму себя, буквально вырывая себе могилу в центре сцены.

"Беги, Алиса, беги", Театр на Таганке, Москва

Номинации: оперетта-мюзикл/спектакль; работа режиссера — Максим Диденко; работа художника в музыкальном театре — Мария Трегубова; работа художника по костюмам в музыкальном театре — Мария Трегубова; работа художника по свету в музыкальном театре — Иван Виноградов.

Сцена из спектакля "Беги, Алиса, беги" Ира Полярная/Пресс-служба театра на Таганке
Сцена из спектакля "Беги, Алиса, беги"
© Ира Полярная/Пресс-служба театра на Таганке

Спектакль к 80-летию Владимира Высоцкого по мотивам пластинки "Алиса в стране чудес" ставил один из самых востребованных режиссеров современности Максим Диденко. Но все в этой постановке не так, как у Кэрролла: не одна Алиса, а целых три разновозрастных, повествование и вовсе идет с конца — Алиса не падает в кроличью нору, а выбирается из Страны чудес, попадая в современную Москву, где с ней происходит всякое. А еще есть страшные ростовые куклы Мартовского зайца и Серого кролика, Чеширский кот, который не улыбается, и Алиса Ночи (еще одна Алиса, уже четвертая), которая, подстраивая разные пакости, пытается прорваться в реальный мир.

"Проза", Электротеатр Станиславский, Москва

Номинации: опера/спектакль; работа режиссера — Владимир Раннев; работа композитора в музыкальном театре — Владимир Раннев; работа художника в музыкальном театре — Марина Алексеева; работа художника по свету в музыкальном театре — Сергей Вавильев.

Описать оперу "Проза" простыми словами сложно из-за количества и необычности ее составляющих. Например, кажется, что картинки, "облака" с фразами (как в комиксе) висят прямо в воздухе. Достигается этот эффект благодаря сложной системе видеопроекций, встроенных в черный куб сцены. А еще есть вокальный ансамбль, который лежит (буквально) в оркестровой яме. А самого оркестра — нет, потому что опера исполняется а капельно. Уследить за всем, что происходит на сцене, и еще за текстом (в опере соединяются тексты Мамлеева и Чехова) непросто, но вы попытайтесь.

Многие зрители, после первого просмотра говорили, что они видели что-то невероятное. А когда их спрашивали, что они видели, описать никто не мог. Ну и мы не будем.

"Камилла", Анна Гарафеева и Ко, Москва и Дягилевский фестиваль, Пермь

Номинация: современный танец/спектакль; женская роль — Анна Гарафеева; работа композитора в музыкальном театра — Алексей Ретинский; работа художника в музыкальном театре — Ксения Перетрухина.

Это перформанс в технике буто (авангардный японский танцевальный стиль, который возник во второй половине ХХ века) по биографии французского скульптора Камиллы Клодель, возлюбленной и ученицы Огюста Родена. Ее история — трагедия, судьба нереализованной женщины. Много лет она провела в психиатрической лечебнице, куда ее отправил собственный брат — драматург и поэт Поль Клодель. Но в спектакле акцент сделан не на ее биографии, а на ее художественном мире. Японская же техника, которая направлена на раскрепощение тела, передает любовь к искусству, которая жила в душе Камиллы.

Удивительно, как в рамках одного фестиваля в этом году встретились два спектакля: "Камилла" и "Жанна на костре", оратория (масштабное музыкальное произведение для солистов, хора и оркестра, как "Жанна д’Арк на костре"), текст к которой писал тот самый Поль Клодель. И вот, что странно: как человек, который так поступил с собственной сестрой, мог написать такой тонкий и чуткий текст о загубленной женской судьбе?

"100% Воронеж", Rimini Protokoll, Германия, и Платоновский фестиваль искусств, Воронеж

Номинация: эксперимент.

Сцена из спектакля Rimini Protokoll в Берлине Lieberenz/ullstein bild via Getty Images
Сцена из спектакля Rimini Protokoll в Берлине
© Lieberenz/ullstein bild via Getty Images

"Гуманистическая бомба" — написал о спектакле театральный критик Алексей Киселев. Действительно, после просмотра этой "постановки" на жителей своего города, на своих собственных соседей по лестничной клетке смотришь по-другому.

Rimini Protokoll — документальный театр из Европы. Столичная публика уже успела полюбить их работы — пеший променад по городу Remote Moscow и показанную недавно на ВДНХ Situation Rooms.

В спектаклях Rimini Protokoll нет актеров, есть только зрители, декорации, в которые их помещают, и исследования, которые проводят художники. В "100% Воронеж" заранее проводился отбор 100 человек из жителей города, которые и стали участниками постановки. На поворотном кругу сцены, который работает как хромакей, выстраиваются графики, голосования, статистики, которые формируются на основе ответов "актеров" на различные вопросы о них самих, об их жизни. Так, можно узнать, какой процент горожан (один актер — один процент) поддерживает ту или иную точку зрения, согласен или не согласен с определенными правилами и так далее.

В итоге выяснилось, что в Воронеже абсолютное большинство считают войну на Украине трагедией или что на прожиточный минимум в 8563 рубля невозможно прожить, сколько людей росли без отца, кто хоть раз в жизни давал взятку. В другом городе (как, например, в Берлине или Сиднее) эти вопросы могут быть абсолютно другими, ведь их выбирают сами участники. И спектакль получается совсем другой, такая вот магия.

"Родина", Центр им. Вс. Мейерхольда, Москва

Номинация: эксперимент.

Это четырехчасовой спектакль-подвиг, который не каждый сможет выдержать, но каждый должен хоть раз в жизни пройти через что-то подобное и "выстрадать свою свободу".

В основе фрагменты пьесы Фолькера Брауна "Смерть Ленина", автобиографии Троцкого "Моя жизнь", стенограммы заседаний Политбюро и другие тексты, связанные единой мыслью, которую не каждый может сразу ухватить. Например, начинается спектакль со стенограммы заседания Российского футбольного союза 2014 года, а потом будет, вдруг, запись телефонного разговора бывшего мэра и бизнесмена из новых русских. После этого прозвучит Пушкин, а чтобы совсем плохо стало — фрагмент сценария из фильма "Матрица". Более того, в центре всего этого 48 перформеров (девушек-блондинок, непрофессиональных актрис), которые маршируют вокруг зрителей (места выстроены в форме пирамиды, вокруг которой и идет спектакль). И этот самый марш, самое интересное, на самом деле музыкальное произведение для 48 человек (есть самая настоящая партитура, как у композиторов и положено, написал ее Дмитрий Власик).

После такого шквала информации и событий есть второй акт, где ничего не происходит. Зрители сидят в течение двух с половиной часов в полутемном зале, посреди сцены, актеры зачитывают какие-то безбожно скучные тексты (в основном это история развития судьбы Троцкого), тихонечко может зазвучать песня "Гражданской обороны" или Пахмутовой. Артистов не видно, большую часть времени зрители просто смотрят в стену. Ужасно скучно, дико мучительно, но не уходит никто. Чтобы понять почему, придется оказаться на "Родине".

"Фразы простых людей", Театр ТРУ, Санкт-Петербург

Номинация: эксперимент; работа композитора в музыкальном театре — Настасья Хрущева.

Сцена из спектакля "Фразы простых людей" Театр ТРУ
Сцена из спектакля "Фразы простых людей"
© Театр ТРУ

Театр ТРУ — представитель питерского андерграунда, бурно развивающийся с 2010 года. Он зародился в лаборатории Андрея Могучего (который ставит "Трех толстяков"), а теперь участники создают свои современные, в чем-то провокационные постановки.

Их новый музыкальный хардкор-спектакль сделан на основе постов паблика "Фразы простых людей". На сцене две солистки, одна из которых играет на синтезаторе. Эти самые "фразы" (например, "и тут Остапа понесло", или "экономика должна быть экономной", или "тебе, может быть, еще станцевать?") они читают по-русски, а потом — по-французски.

Сначала это все кажется просто речевым мусором — какие-то дурацкие словечки, фразочки, которые мы используем каждый день. Но постепенно, на фоне меланхоличной мелодии в ритме менуэта из всего этого выстраивается наша жизнь — обычная, скучная "бытовуха". Или нет?

Кадрия Садыкова