Все новости

Грезы, вибрации и осязаемая поэзия: что покажут на первой выставке Жауме Пленсы в России

Жауме Пленса
© EPA-EFE/Susanna Saez
О ключевых работах испанского художника и скульптора, которые можно увидеть в Московском музее современного искусства (ММСИ)

8 июля в ММСИ открылась первая персональная выставка Жауме Пленсы. Мастер из Каталонии получил известность благодаря своим фигуративным инсталляциям и объектам, вписанным в городской и природный ландшафт. В Москву автор привез 20 ключевых произведений из своей последней выставки в Музее современного искусства в Барселоне (MACBA) и выстроил из них выставку-путешествие. Экскурсоводы ММСИ Ксения Маас, Ксения Мартынова, Ксения Земскова и Анастасия Алешковская рассказали ТАСС о нескольких работах, включенных в экспозицию, которые наиболее ярко отражают основные темы в творчестве испанца.

"Флоренция II" (1992, алюминий, сталь)

Эта работа встречает посетителей на входе в музей. "Флоренция II" — огромный, два с половиной метра, вопросительный знак из стали и алюминия. С этим металлом Жауме Пленса работал с самого начала своей карьеры в 1980-е годы. Его завораживала трансформация металла: твердый и незыблемый, он под воздействием огня становится жидким, а затем вновь затвердевает. Немного позднее художник стал экспериментировать и с другими материалами — мрамором, алебастром, полиэфирной смолой, стеклом, — а также со светом и звуком.

На вопросительном знаке есть надпись "rêve". В переводе с французского — сон, мечта, греза — одна из самых любимых тем Жауме Пленсы. В предыдущем зале находится работа "Сон Данте" — бутылка, из которой льется вино. А в 2009 году для Ливерпульской биеннале Пленса создал "Сон" — гигантскую голову девушки с закрытыми глазами. Сон — пограничное состояние между реальностью и видением, между жизнью и смертью.

"Флоренция II" Гавриил Григоров/ТАСС
Описание
"Флоренция II"
© Гавриил Григоров/ТАСС

Какой вопрос задает художник? Может быть, он спрашивает у зрителей, что мы ожидаем увидеть в следующих залах? Какой может быть скульптура? Что прячется внутри полого вопросительного знака, похожего на саркофаг?

Автопортрет с музыкой (2018, сталь)

Пленса часто вспоминает, как в детстве он залезал внутрь пианино, на котором играл его отец. Вибрация и запахи инструмента оказали на него большое впечатление. Куда большее, нежели визуальные искусства. Как говорит Пленса, сам он не слишком хорош в музицировании, но в сложные моменты жизни или когда ему просто хотелось побыть одному, он всегда садился за пианино. Оно научило Пленсу чувствовать музыку через свое тело и переносить свои идеи из мира неуловимых ощущений в мир реальных предметов.

Логичным продолжением любви к музыке стала его работа художником для оперных постановок на европейских фестивалях и в Парижской национальной опере. Опера — синтез нескольких видов искусств, шаг на пути к мечте Вагнера о великом универсальном произведении, которая до сих пор очаровывает Пленсу
Автопортрет с музыкой Гавриил Григоров/ТАСС
Описание
Автопортрет с музыкой
© Гавриил Григоров/ТАСС

"Счастливо?" (2004, сталь, порошковая окраска)

"Счастливо?" — это множество букв, которые за тонкие ниточки подвешены к потолку, и потому кажется, что они словно застыли в воздухе. Зрители буквально входят в текст, где каждое слово и каждая буква превращаются в осязаемый предмет.

Пленса вспоминает, как в детстве он ходил с мамой по магазинам Барселоны, где на входе висели занавески из бусинок. При движении они издавали мелодичный звук. Позднее художник начал подвешивать к потолку стихотворения Бодлера, Блейка, Гинзберга, Гете и Шекспира, позволяя их поэзии в буквальном смысле зазвучать по-новому.

К осознанию слов и букв как скульптур Пленсу подтолкнул Франсуа Рабле. Один из героев Рабле Гаргантюа рассказал историю о том, как он плыл на корабле и услышал странные крики. Было очень холодно, и слова превратились в льдинки и упали на палубу.

"Счастливо?"  Гавриил Григоров/ТАСС
Описание
"Счастливо?"
© Гавриил Григоров/ТАСС

Слова и буквы у Пленсы имеют не только длину и размер, но и реальный вес. Для одного из своих проектов художник вырезал слова на металлических тарелках. В зависимости от количества букв тарелки становились тяжелее или легче. Слово обрело вес. "Буква — очень маленькая величина и в то же время решающая. Одна она ничего не значит, но в сочетании с другими образует слова, тексты, традиции. В этом смысле буква подобна человеку".

Для Пленсы подвешенные слова — это новое пространство языка и, что особенно важно, видимая коммуникация между людьми. Не случайно для этой работы скульптор использует текст Всеобщей декларации прав человека, которая была принята ООН в 1948 году после обнародования информации о зверствах нацистского режима

"Валанс" (1994, чугун, пластик, фронтальная подсветка 220 вольт)

Проект был создан в 1994 году по заказу муниципалитета французского города Валанс. Двадцать одна чугунная дверь была вмонтирована в стены домов на разных улицах, над дверьми были закреплены фонари. На каждой двери были выгравированы слова: месть, поэзия, ненависть, свет, любовь, время, тишина, религия, случай. Двадцать одно абстрактное понятие, по одному для каждой двери. Как будет выглядеть месть, поэзия или ненависть, которые находятся за дверью? Эти двери нельзя было открыть, в них даже не было замочных скважин. Пленса уже представлял похожий проект под названием Wonderland II в 1997 году — серию дверей из парафина. Когда эти двери демонстрировали на выставке в Мадриде, то посетители, пытаясь выяснить, что спрятано за ними, сломали несколько дверных ручек.

"Валанс" Гавриил Григоров/ТАСС
Описание
"Валанс"
© Гавриил Григоров/ТАСС

Вдохновением для этих проектов стали волшебные превращения Алисы из сказки Льюиса Кэрролла "Алиса в Стране чудес". Двери — символ границы пересечения миров. Тот, кто переходит эту границу, никогда не возвращается прежним. По словам Пленсы, речь идет не только о переходе в другое пространство, но и о нас самих. Когда мы стоим перед закрытой дверью, то новое пространство, которое мы воображаем по ту сторону, зависит от нашего возраста и личного опыта. Дверь в настоящем — это столкновение прошлого и будущего.

"Безмолвие" (2016, сосна, сталь, графит)

В последние годы Жауме Пленсу все больше занимает идея тишины. По словам скульптора, "в нашем шумном мире тишины не существует, поэтому ее приходится изобретать".

"Безмолвие" — это шесть женских голов, моделями для которых послужили молодые девушки из Азии, Европы и Латинской Америки. Несмотря на индивидуальные черты, скульптуры не являются портретами: неестественно вытянутая форма головы и закрытые глаза сглаживают различия и придают образам особую одухотворенность. В творчестве Пленсы женская голова — это воплощение женского начала, которое для скульптора связано с сохранением памяти о прошлом, а через память — с будущим.

"Безмолвие" Гавриил Григоров/ТАСС
Описание
"Безмолвие"
© Гавриил Григоров/ТАСС

Опорой для женских голов служат четыре деревянные балки, которые скульптор нашел на месте разрушенного дома. Подобно женщинам, эти балки хранят о прошлом воспоминания — о деревьях, которыми они когда-то были, о доме, для которого служили опорой. "Все мы нуждаемся в убежище, которое позволит нам находиться наедине с собой, в молчании", — говорит скульптор.

"Континенты I, II" (2000 год, стекло, нержавеющая сталь, сосна)

Работа "Континенты" состоит из двух частей. В каждой — пять стекол, расположенных на небольших подставках. На стеклах — контуры тела самого художника и надписи, которые располагаются на разных "слоях". Если посмотреть на "Континенты" с определенной точки, то все "слои" выстроятся в один ряд, а изображение превратится в новую карту мира, в центре которой — Жауме Пленса.

Скульптор словно препарирует самого себя — отсюда и стекла, которые похожи на те, что используют в лабораториях. Под правой коленкой — ум, сознание — на мизинце левой руки и безымянном пальце правой ноги, рядом с сердцем — мимолетность и расточительство. Вокруг — Африка, Америка, Океания, Азия и Европа

Вторая часть работы отличается лишь новым "слоем": вокруг контура тела художника появляются названия множества городов — Пиза, Брест, Ганновер, Валенсия и другие. Города буквально вырисовывают форму человеческого тела, окружая его и поддерживая.

"Континенты I, II" Гавриил Григоров/ТАСС
Описание
"Континенты I, II"
© Гавриил Григоров/ТАСС

В древности меры длин зависели от длины рук, ступней и даже носов правителей. Пленса меряет мир или создает новый по собственному подобию: скульптуры оказываются подвешены на высоту роста художника с вытянутыми руками, а сидящие вокруг деревьев человечки — модель тела самого Пленсы.

По словам художника, в детстве он был заворожен анатомическими атласами и книгами по медицине. При этом он сам называл этот интерес скорее фантастическим, а не научным. Для Пленсы каждый человек — обитаемое пространство, а наше тело — точка отсчета, с которой мы соотносим весь окружающий мир: высоко-низко, близко-далеко. Пленса, встраивая свое тело между существующих частей света, становится соразмерным всему миру и в то же время центром нового мира.

"Континенты I, II" Гавриил Григоров/ТАСС
Описание
"Континенты I, II"
© Гавриил Григоров/ТАСС

"Материя-Дух" (2005 год, бронза, капроновый шнур, сосна, искусственная шерсть)

Для Пленсы крайне важны соприкосновение с материалом и телесный опыт. У разных материалов разная фактура и температура. Они дают нам разные ощущения, которые могут полностью изменить наши представления о работе. Конечно, в музеях у нас нет возможности прикоснуться к произведениям искусства. Правда, художник сделал несколько исключений. Например, во время одного из открытий выставки к его работам смогли прикоснуться все желающие. Поначалу охранники с опаской смотрели на людей, трогающих произведения искусства прямо в залах, но потом и сами присоединились к ним. 

Полностью запрет на прикосновения к работам снимается лишь для произведений, установленных в городском пространстве. В 2000 году по заказу властей Бранденбурга Пленса создал три скульптуры, которые каждую неделю переезжали в новое место. Пленса хотел, чтобы взаимодействие зрителей и искусства оставило свои следы на произведениях. В конце путешествия скульптуры были исписаны граффити, а одна из них оказалась полностью разрушена. Уничтожение скульптуры стало для кого-то из зрителей единственно возможным способом выразить свое впечатление о ней.

"Материя-Дух"  Гавриил Григоров/ТАСС
Описание
"Материя-Дух"
© Гавриил Григоров/ТАСС
Почему для Пленсы столь важно прикосновение к скульптуре? По его словам, материал для него — способ выразить то, что нельзя потрогать. Телесный опыт становится частью произведения. Потому художник пришел к работе со звуком и вибрацией

Даже не прикасаясь к гонгу, мы можем представить себе его металлическое звучание и вибрацию, которая проходит через наше тело. Вибрация становится материальным и ощутимым выражением напряжения между материальным и нематериальным, идеей и материей. Это не музыка, а голос конкретного материала. По мнению Пленсы, этим голосом обладает каждый предмет, включая человеческое тело. Например, в 1988 году для выставки в Ганновере он записал звуки собственного тела — движение крови и работы внутренних органов.