Все новости
"Как хорошо жить на земле! Надо об этом написать".
"Как хорошо жить на земле! Надо об этом написать".
"Как хорошо жить на земле! Надо об этом написать".
"Как хорошо жить на земле! Надо об этом написать".
"Как хорошо жить на земле! Надо об этом написать".

"Как хорошо жить на земле! Надо об этом написать". Как появился рассказ "Чук и Гек"

© Роман Канащук/ТАСС, фонды РГБ
В 1939 году в журнале "Красная новь" впервые был опубликован рассказ "Телеграмма" Аркадия Гайдара, который мы знаем теперь под названием "Чук и Гек". Он стал одним из самых светлых и праздничных произведений советской детской литературы, при этом был написан в соответствии с жанровыми канонами святочного рассказа. Мы нашли в архивах первые издания "Чука и Гека" с иллюстрациями разных художников и узнали, как на самом деле звали Чука и Гека и кто стал прототипом знаменитых братьев

"Телеграмма"

Именно так изначально назывался знаменитый рассказ о приключениях двух маленьких братьев, отправившихся под Новый год с мамой в далекое путешествие к папе-геологу.

Рассказ был опубликован в 1939 году, но не в канун Нового года, а в феврале. Впрочем, на дворе конец 30-х — опала на елку только-только прошла, а первый день нового года — не выходной, а рабочий. Напиши Гайдар рассказ раньше года на три-четыре, в свет он вряд ли вышел бы. Елка с 1927 года была фактически вне закона: ее объявили буржуазным и религиозным атрибутом, ведь в дореволюционной России ее наряжали на Рождество — именно оно, а не Новый год было главным праздником. Только через восемь лет с подачи соратника Сталина Павла Постышева елку вернули — с формулировкой в главной советской газете "Правда": "Какие-то, не иначе как "левые", загибщики ославили это детское развлечение как буржуазную затею. Следует этому неправильному осуждению елки положить конец. В школах, детских домах, во Дворцах пионеров, в детских клубах, кино и театрах — везде должна быть елка!" 

Разворот журнала художественной литературы, критики и публицистики "Красная новь" за февраль 1939 года с напечатанным рассказом Гайдара "Телеграмма" Роман Канащук/ТАСС, фонды РГБ
Описание
Разворот журнала художественной литературы, критики и публицистики "Красная новь" за февраль 1939 года с напечатанным рассказом Гайдара "Телеграмма"
© Роман Канащук/ТАСС, фонды РГБ

Спустя три года был напечатан "Чук и Гек": во взрослом литературном журнале "Красная новь" он шел первым в оглавлении. Несколько страниц печатного текста, по две колонки на листе, никаких картинок. Тем не менее совсем скоро рассказ становится не менее известным и популярным, чем "Тимур и его команда".  

Книга о том, как хорошо жить

Гайдар решил написать рассказ летом, на рыбалке.

"Аркадий Петрович задумал "Чука и Гека", когда гостил на даче у своего друга Рувима Фраермана в Солотче, под Рязанью, — рассказывает научный сотрудник Дома-музея Аркадия Гайдара в Клину Надежда Румянцева. — Однажды они удачно порыбачили и вечером возвращались домой. Перед сном Гайдар сказал: "Как хорошо жить на земле! Как хорошо быть человеком! Надо непременно про это написать!" Тогда он задумал написать светлое, позитивное произведение для детей".

Писал рассказ Гайдар в Москве, а закончил его в доме в Клину. Есть версия, что прототипами братьев-погодок стали дети соседа писателя по коммунальной квартире в Москве, в Большом Казенном переулке. Им был полярный геолог Серегин, а его сыновей-погодок звали Вовой и Сережей. В книге у героев та же фамилия — Серегины. 

Аркадий Гайдар ТАСС
Описание
Аркадий Гайдар
© ТАСС

"Помните, в "Тимуре и его команде" есть мальчишка по имени Гейка? — объясняет Надежда Румянцева. — Это сокращение от имени Сергей, Сергейка. Убираем "й" — и получаем "Гек". Чук, по рассказам, серьезный, деловитый, запасливый, Гайдар хотел подчеркнуть его характер именем — Чук. Оно образовано от Вовы — Вовчук. Убираем первый слог — и получаем имя книжного героя". 

Кроме Чука и Гека ни у кого нет имен, есть только мама, сторож, папа. Это придает книге дополнительную атмосферу сказочности. Язык сказки Гайдар использует и в повествовании: "Жил человек в лесу возле Синих гор" — именно такими словами начинается "Чук и Гек".

Сюжет развивается в соответствии с жанровыми требованиями святочного рассказа: герои попадают в затруднительную ситуацию, при этом толком не понятно, где они находятся, никаких топонимов кроме Москвы, Синих гор и ущелья Алкараш. Последние два названия, очевидно, выдуманы, их нет на карте России. Некоторые исследователи творчества Гайдара полагают, что Гайдар подразумевал Кавказ, другие думают, что речь об Урале.

С самого начала рассказа читатель становится свидетелем проделки братьев и узнает об их тайне — они нечаянно потеряли нераспечатанную телеграмму от папы. Напряжение нарастает, когда мама с детьми не находят отца на геологической станции, а кульминацией становится пропажа мальчика, который на самом деле заснул в сундуке сторожа. В финале ситуация счастливо разрешается: вся семья собирается вместе и весело празднует Новый год. 

История в картинках

Уже в июле 1939 года рассказ "Чук и Гек" был издан отдельной книжкой с иллюстрациями Адриана Ермолаева. С этим художником Гайдар работал не в первый раз — он уже иллюстрировал культовую в СССР гайдаровскую повесть "Тимур и его команда". Рисунки были черно-белыми, но не от того, что автор не хотел изображать героев детского рассказа в цвете: просто в то время качество печати было низким, а цветная полиграфия — затратнее и сложнее, чем черно-белая.

Первое издание рассказа "Чук и Гек" с иллюстрациями Адриана Ермолаева. "Детиздат" ЦК ВЛКСМ, 1939 год Роман Канащук/ТАСС, фонды РГБ
Описание
Первое издание рассказа "Чук и Гек" с иллюстрациями Адриана Ермолаева. "Детиздат" ЦК ВЛКСМ, 1939 год
© Роман Канащук/ТАСС, фонды РГБ

Чтобы понять, насколько рассказ был популярным, достаточно посмотреть на историю переизданий: "Детгиз" печатает "Чука и Гека" в 42-м году, находясь в эвакуации в Кирове, когда в блокаде умирает Ленинград и еще далеко до Сталинграда и Курской битвы, положивших начало контрнаступлению советских войск. Рассказ переиздается в послевоенном, еще не восстановленном Сталинграде в 1947 году. Даже в условиях войны и послевоенной разрухи новогодний рассказ Гайдара остается одним из самых любимых у советских детей. 

В 1950 году выходит в свет "Чук и Гек" с иллюстрациями Давида Дубинского. 

Сын художника, писатель Антон Давидович Иванов, рассказывает, что иллюстрации отцу заказало Детское государственное издательство — "Детгиз". Дубинский тогда был уже известным мастером, который проиллюстрировал Диккенса и Теккерея. В "Чуке и Геке" он начал искать нового современного героя. 

Издание рассказа "Чук и Гек" на французском языке. Иллюстрации Давида Дубинского. Éditions en Langues Étrangères - Moscou, 1953 год Роман Канащук/ТАСС, фонды РГБ
Описание
Издание рассказа "Чук и Гек" на французском языке. Иллюстрации Давида Дубинского. Éditions en Langues Étrangères - Moscou, 1953 год
© Роман Канащук/ТАСС, фонды РГБ

"Литература Гайдара была очень близка отцу, потому что время героев Гайдара совпадало с его собственным детством, его временем. Папа сделал первый вариант, принес его в "Детгиз", но главный художник издательства Борис Дехтерев сказал: "Да, Давид Александрович, это очень мастеровито, но, по-моему, до вашего уровня не дотягивает". Отец был человеком эмоциональным, вышел из редакции и швырнул эти иллюстрации в лестничный пролет. Потом успокоился, спустился, собрал рисунки с пола, пришел домой и начал делать все по-новому".

За иллюстрации к "Чуку и Геку" Дубинский был удостоен Сталинской премии в очень непростое время "борьбы с космополитизмом" — период расцвета в СССР откровенного антисемитизма.  

В 1953 году на экраны вышел художественный фильм "Чук и Гек", главные герои которого будто сошли с иллюстраций Дубинского. 

 "Это неудивительно, кинохудожники нередко использовали выдающиеся, запомнившиеся образы, созданные художниками-графиками, — говорит Антон Иванов. — Иллюстрации Дубинского добавили к тексту нечто, отчего произведение заиграло, впечаталось в память многих поколений, которые выросли на этой книге". 

С новыми рисунками "Детгиз" выпустил произведение только в конце 70-х. Их создал выдающийся русский художник Анатолий Слепков. 

"Это произведение очаровательно, и для меня было большой радостью его иллюстрировать, — говорит Анатолий Слепков. — Однажды на выставке ко мне подошла женщина и сказала: "Как вам удалось передать атмосферу, настроение, передать движение, как Чук и Гек дерутся, как мама кружит мальчиков?" А я просто проживал эту историю". 

В начале 80-х книга с иллюстрациями Анатолия Григорьевича Слепкова выходила в мягком преплете, а несколько лет назад московское издательство "Мелик-Пашаев" выпустило книгу в твердом переплете. Она выдержала уже не одно переиздание. 

"Думаю, что это произведение всегда будет актуально для тех, кто любит детей, — говорит Анатолий Слепков, — потому что оно — про детство, и каждому, у кого дома есть маленькие мальчишки, история Чука и Гека будет близка". 

Автор выражает благодарность Российской государственной библиотеке, издательству "Мелик-Пашаев", Дому-музею Аркадия Гайдара в Клину и лично Надежде Румянцевой, а также Анатолию Григорьевичу Слепкову и Антону Давидовичу Иванову за помощь в подготовке материала 

Карина Салтыкова