Все новости
Ливан без правительства.
Ливан без правительства.
Ливан без правительства.
Ливан без правительства.
Ливан без правительства.

Ливан без правительства. Бесплодные девять месяцев Харири

Протесты в Бейруте, 15 июля 2021 года
© REUTERS/Mohamed Azakir
Теперь президенту страны Мишелю Ауну предстоит согласовать с парламентариями новую кандидатуру на пост премьер-министра

Ливанский фунт рухнул 16 июля до рекордных значений по отношению к доллару (23 500 фунтов за $1) на фоне отказа назначенного премьер-министра страны Саада Харири продолжать попытки сформировать новое правительство, которое бы вывело Ливан из политического и экономического пике. Очевидной альтернативы Харири пока нет, однако в ближайшее время президент Мишель Аун попробует согласовать с парламентариями новую кандидатуру.

Страна осталась без кабинета почти год назад - в августе 2020 года, после взрыва в порту Бейрута, который унес жизни около 200 человек, - и поставил ребром вопрос о коррупции и бюрократии и в целом изжившей себя политической системе. К годовщине этих событий гиперинфляция, острая нехватка электроэнергии и топлива, безработица, помноженные на проблемы пандемии, могут спровоцировать новый взрыв, но уже социальный. Город Триполи в пятницу уже ответил на произошедшее беспорядками и столкновениями протестующих с военнослужащими, в результате которых пострадали 25 человек.

Миссия невыполнима

Задачей опирающегося на поддержку Франции и США суннитского политика Саада Харири, назначенного премьером в октябре 2020 года, было оперативно найти компромиссный состав кабинета, который бы устроил все стороны и смог провести реформы, необходимые для получения иностранной помощи. В апреле 2018 года международная донорская конференция обещала выделить $11 млрд кредитов в обмен на реформы. Еще $10 млрд обещал выделить Международный валютный фонд. Но увязывание иностранной помощи с созданием нового правительства технократов загнало Ливан в тупик, выбраться из которого Харири так и не смог.

Теперь президенту страны Мишелю Ауну предстоит согласовать с парламентариями новую кандидатуру. По мнению аналитиков, очевидной альтернативы сыну убитого премьер-министра Рафика Харири, который пользуется широкой поддержкой суннитской общины и покровительством внешних доноров, нет. В сентябре с задачей сформировать правительство не справился подававший надежды Мустафа Адиб, ранее полномочия сложил опытный ливанский политик Тамам Салям. Одним из возможных кандидатов эксперты называют Фейсала Карами - сына Омара Карами, занимавшего пост главы правительства в 1990-1992 годах и в 2004-2005 годах.

Почти год без правительства

По сути, последние девять месяцев для Ливана прошли в бесплодных дискуссиях о новом кабинете. Точка невозврата в диалоге между суннитом Харири и президентом - лидером ливанских христиан - Мишелем Ауном маячила уже в июне. Аун и его команда, включающая блок "Сильный Ливан", который возглавляет зять президента Джебран Басиль, настаивали на том, чтобы выдвинуть своих кандидатов на 10 из 24 министерских постов. Помимо восьми мест в кабинете, они потребовали предоставить их сторонникам дополнительно еще два министерских поста - главы МВД и Минюста.

Таким образом президент смог бы сохранить влияние и контролировать повестку кабинета. Харири же счел это неприемлемым. По утверждениям Ауна, суннитский политик лоббировал свои интересы и претендовал на квоту, положенную представителям ливанских христиан. Здесь свою роль играет и конфликт личных интересов, и собственно ливанский феномен - конфессиональная система управления, давно доказавшая свою неэффективность. Согласно политическому устройству Ливана, пост премьер-министра принадлежит мусульманам-суннитам, спикера парламента - мусульманам-шиитам, а президент республики избирается из общины маронитов, к которой принадлежит большинство местных христиан. В рамках этой же системы исторически определились и рычаги давления внешних игроков - Ирана, Саудовской Аравии, Сирии и Запада. Международное сообщество, возлагая ответственность за провал переговоров по формированию кабинета на ливанских политиков, не готовых идти на уступки, защищает собственные интересы на ливанской арене. И чем слабее Ливан, тем больше он превращается в площадку для отстаивания интересов внешних игроков.

Сигналы бедствия

Еще за неделю до отставки Харири временный премьер страны Хасан Диаб предупредил, что Ливан находится накануне масштабных социальных волнений. Он призвал международное сообщество "помочь спасти ливанцев от смерти и предотвратить гибель" страны. По его словам, "увязывание помощи с формированием нового правительства стало угрозой для жизни ливанцев и ливанского образования". На следующий день после ухода Харири МИД Франции пообещал 4 августа организовать международный сбор средств для Ливана под эгидой ООН, приуроченный к годовщине взрыва, прогремевшего в Бейруте.

При этом Париж выразил разочарование политикой ливанского истеблишмента, который "на протяжении уже нескольких месяцев намеренно держит страну в состоянии политического тупика". Очевидно, что рассчитывать на какие-то уступки со стороны западных доноров Ливану не приходится, их позиция только ужесточается. На совещании министров иностранных дел Евросоюза было принято решение, согласно которому с конца июля сообществом могут быть приняты персональные санкции против тех ливанских деятелей, которые, по мнению ЕС, блокируют нормализацию ситуации в стране.

Экономический коллапс

Всемирный банк признал ситуацию в Ливане одним из худших экономических кризисов за последние 150 лет. Ливанский фунт потерял 90% своей стоимости с 2019 года. По оценкам банка, в 2020 году ВВП страны упал на 20,3%. Прогнозы на нынешний год предвещают дальнейшее сокращение на 9,5%. По данным Экономической и социальной комиссии ООН для Западной Азии, уровень безработицы колеблется от 30 до 60%. Потребительские цены в декабре прошлого года подскочили на 145,8% по сравнению с тем же месяцем 2019 года. Резкий рост цен на практически все группы товаров продолжается. Около 60% населения находится за чертой бедности.

Центробанк задолжал миллионы долларов иностранным поставщикам фармацевтических средств. В стране заканчиваются лекарства, медицинские принадлежности и оборудование, одна за другой закрываются аптеки, сообщает телеканал Al Arabiya. В стране не хватает бензина. Огромные очереди автомобилей выстраиваются на улицах, примыкающих к заправочным станциям. Машины бросают прямо на проезжей части. Местные новостные порталы регулярно сообщают о нападениях на сотрудников АЗС.

Голодная армия

Под ударом оказался и последний оплот стабильности - ливанская армия, поддерживающая порядок и пресекающая то и дело вспыхивающие стычки в многоконфессиональном раздираемом противоречиями государстве. У военных не хватает средств не то что на финансирование технического обслуживания, а на товары первой необходимости. Эксперты пишут, что в рядах вооруженных сил, которые, по сути, сейчас являются единственным институтом, способным уберечь Ливан от полного развала, может начаться раскол.

Командующий армии генерал Джозеф Аун уже несколько месяцев бьет тревогу: солдаты голодают, недовольство после сокращения финансирования растет. В конце июня генерал обратился к мировым державам с просьбой поддержать ливанских военнослужащих. И просил он доноров не о финансовой помощи, а о гуманитарных поставках - продуктов питания, топлива, лекарств и запчастей. По словам Ауна, размер месячного жалования солдата после обвала валюты не превышает $90.

Печально иллюстрирует ситуацию новость о том, что ливанская армия начала организовывать вертолетные экскурсии для туристов, чтобы как-то себя обеспечивать. 15-минутная поездка на армейском учебном вертолете с осмотром достопримечательностей средиземноморской страны стоит $150. Госдеп уже пообещал выделить дополнительные $15 млн для финансирования ливанских вооруженных сил, однако эксперты считают, что из-за огромной инфляции это - капля в море.

Катастрофическое финансовое положение, отсутствие устойчивого правительства, хрупкий межконфессиональный баланс создают все предпосылки к ожесточенным столкновениям внутри страны. В условиях, когда военным не хватает средств не то что на техническое обслуживание, но и на еду, встает вопрос, способна ли армия поддержать порядок и сохранить территориальную целостность государства, стоящего на пороге новых масштабных волнений.

Дарья Вавилина, Москва