28 августа 2017, 10:16

Зоны деэскалации в Сирии включают в себя уже более двух тысяч населенных пунктов

Зоны деэскалации в Сирии включают в себя уже более двух тысяч населенных пунктов
Провинция Хама, Сирия

За последние сутки, 27 августа, к режиму прекращения боевых действий присоединились еще три поселка в провинции Хама. Что из себя представляют зоны деэскалации в Сирии — в материале ТАСС

Министерство обороны РФ оценивает как стабильную ситуацию в зонах деэскалации в Сирии. Об этом говорится в опубликованном 28 августа информационном бюллетене Минобороны РФ. За последние сутки российские и турецкие наблюдатели зафиксировали лишь семь случаев беспорядочной стрельбы в зонах деэскалации, сообщается в документе.

Одновременно подписаны соглашения о присоединении к режиму прекращения боевых действий в населенных пунктах Хифсин, Маан, Крах провинции Хама, сообщают в Министерстве обороны РФ. Количество населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения, увеличилось до 2214. Это означает, что зоны деэскалации доказывают свою эффективность.

В настоящий момент в Сирии действуют четыре зоны деэскалации, в которых, в соответствии с договоренностями различных сторон конфликта и международных посредников, действует режим прекращения боевых действий. 

Начало созданию подобных зон было положено на Четвертой международной конференция по Сирии в Астане. 4 мая 2017 года она завершилась принятием странами-гарантами перемирия — Россией, Ираном и Турцией — меморандума, в соответствии с которым на территории Сирийской Арабской Республики (САР) создаются четыре зоны деэскалации. Серьезный импульс для согласования данной договоренности придали переговоры в Сочи 3 мая президентов России и Турции.

В зоны деэскалации вошли провинция Идлиб и некоторые части соседних провинций — Алеппо, Латакия и Хама; район к северу от Хомса; а также район Восточной Гуты и юг Сирии. В соответствии с соглашением с 6 мая на этих территориях введен запрет на военную активность, включая полеты авиации. Действие документа рассчитано на полгода и может автоматически продлеваться на такой же период.

На границах районов снижения напряженности должны быть организованы зоны безопасности, где установят КПП для прохода гражданских лиц и доставки гуманитарной помощи, а также пункты мониторинга соблюдения режима прекращения огня.

Определение конкретных границ подобных территорий возлагается на Совместную рабочую группу по деэскалации. Создать ее подразумевалось еще до конца мая, однако данный механизм удалось документально оформить лишь в ходе пятой астанинской встречи 4–5 июля. В рамках июльского раунда ни одна из четырех зон границ не получила. Если по Восточной Гуте и Хомсу тогда намечался консенсус, то по району Идлиба и югу Сирии предстояла серьезная доработка.

По данным источников, расхождения заключались в участии Ирана в контроле за зонами деэскалации. К тому же резко против присутствия иранских и проиранских подразделений на юге Сирии выступал Израиль. Как заявил тогда спецпредставитель президента России по сирийскому урегулированию, глава российской делегации на переговорах Александр Лаврентьев, без участия Иордании и США южной зоны быть не может, учитывая влияние этих стран на оппозиционные группировки.

Вопрос о силах контроля, их полномочиях, мерах реагирования на нарушения перемирия и возможностях применения оружия также оставался открытым. По умолчанию предполагалось участие в этом подразделений российской военной полиции.

Российский представитель на брифинге фактически подтвердил информацию о предложении Казахстану и Киргизии отправить свои контингенты на линии соприкосновения для мониторинга обстановки. "Мы обратились ко всем странам СНГ с предложением рассмотреть вопрос о возможности направления страной в разумных пределах контингента для совместного участия в мониторинге за ситуацией, — сказал он. — Мы никому не навязываем".    

Для дальнейшего продвижения необходима была политическая воля, которая и проявилась в ходе первой встречи президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа в Гамбурге 7 июля. По итогам российско-американского саммита с 9 июля действует зона деэскалации на юго-западе Сирии, включающая провинции Дераа, Эль-Кунейтра и Эс-Сувейда. По словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, Москва и Вашингтон сделали все, чтобы интересы безопасности Израиля при создании этой зоны деэскалации полностью учитывались.

Позднее заработали зоны снижения напряженности в районах Хомса и Восточной Гуты — пригорода Дамаска.

С 23 августа в Аммане начал работу Совместный мониторинговый центр южной зоны деэскалации в Сирии. Как пояснили в военном ведомстве РФ, к задачам центра относятся контроль соблюдения режима прекращения боевых действий в южной зоне деэскалации, обеспечение беспрепятственного доступа гуманитарных грузов, а также оказание медицинской и иной помощи населению.

На данный момент остается согласовать границы зоны деэскалации в районе Идлиба. "Процесс достаточно непростой", — охарактеризовал ход согласования Сергей Лавров.

Очередная международная встреча в Астане теперь уже намечена на вторую декаду сентября. В зависимости от утверждения на бумаге и на "земле" границ районов снижения напряженности находятся документы об обмене удерживаемыми лицами и о разминировании объектов исторического наследия