Все новости

Чего ждать от XIX съезда Компартии Китая

В рамках съезда делегаты должны будут избрать новый состав Политбюро ЦК КПК
Описание
© AP Photo/Andy Wong

Участники XIX съезда Коммунистической партии Китая (КПК), который откроется в Доме народных собраний на площади Тяньаньмэнь 18 октября, уже съехались в китайскую столицу. Партию, насчитывающую 89 млн 447 тыс. членов (крупнейшая политическая организация такого рода в мире - прим. ТАСС), представляют 2287 делегатов от партийных организаций всех провинций, автономных районов, городов центрального подчинения, партийных и государственных органов, госпредприятий, армии и народной вооруженной полиции.

В течение недели они обсудят насущные вопросы деятельности КПК, изберут новый состав Центрального комитета и Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины. Затем на первом пленуме ЦК 19-го созыва будет избран новый состав Политбюро ЦК КПК. Во главе этой пирамиды - Постоянный комитет Политбюро (ПК ПБ), насчитывающий сейчас семь членов, из которых в силу негласных возрастных ограничений (возраст ухода на пенсию - 68 лет) должны смениться пять. Впрочем, число членов ПК ПБ также может измениться.

Представляется несомненным, что во главе партии, а следовательно - страны в целом и ее вооруженных сил - останется нынешний генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин (64 года), являющийся также председателем КНР. Наблюдатели не сомневаются, что вторым членом нынешнего "пятого руководящего поколения" останется 62-летний премьер Госсовета Ли Кэцян.

КПК - правящая партия, круг ее интересов охватывает социально-экономическую сферу, отношения с внешним миром, а также идеологию страны с населением свыше 1,3 млрд человек. Проблематика форума своей сложностью соответствует положению второй, а по ряду показателей - первой экономики мира. Как высший орган партии, съезд должен определить ее линию и политику, иначе говоря, как жить стране на протяжении по меньшей мере ближайших пяти лет.

Экономическая сфера

Китай благодаря политике реформ и открытости за последние почти четыре десятилетия утвердился в роли ведущего мирового производителя, постоянно растет уровень жизни населения. Можно сказать, что впервые за свою историю стране удалось накормить, одеть и обустроить свое население, успешно ведется борьба с крайней бедностью, в которой, по официальным данным, еще пребывают около 40 млн человек. Китайцы уверенно осваивают высокотехнологичные производства, в освоении космоса Китай конкурирует с США и Россией, инвестиции КНР за рубежом уже превосходят иностранные капиталовложения в собственной стране. В нынешних сложных международных условиях Китай сохраняет положительную динамику развития.

Однако некоторые аналитики обращают внимание на общую тенденцию к замедлению темпов роста китайской экономики. В местном экспертном сообществе признают, что эпоха стремительного развития экономики КНР заканчивается, да и само руководство заявляет, что с проведением ХIX съезда страна "в полной мере вступит в новый этап развития социализма с китайской спецификой".

Сотрудник Центра развития Госсовета КНР Цзян Юй называет его третьим: первый этап, по его словам, начался после основания КНР в 1949 году, для него характерно достижение политической и экономической независимости Китая. На втором этапе с провозглашением реформ и открытости наблюдался небывалый экономический рост и развитие рыночной экономики при сохранении общего социалистического начала. Третий этап, начавшийся пять лет назад, полагает эксперт, завершится к середине XXI века, он подразумевает дальнейшее углубление реформ, еще большую открытость социалистической системы при укреплении лидирующей роли партии, нарастании социальной справедливости, общей успешности рыночной экономики. "Детальные ответы на вопросы, как реализовать задачу построения современной социалистической страны, - резюмирует аналитик, - предоставит XIX съезд".

"Экономическая трансформация Китая будет успешной", - уверен Лю Хэ, глава канцелярии рабочей группы ЦК КПК по финансам и экономике. Его считают ключевой фигурой в группе экономических советников Си Цзиньпина. Эксперты указывают на дискуссию вокруг дорожной карты по переходу к экономике предложения, которая подразумевает снижение налогов и государственного регулирования в целом. Но никто не берется предсказать, на какие меры пойдет китайское правительство ради ее реализации.

Смена парадигмы экономического развития заставит пойти на отказ от целевого показателя темпов роста ВВП, и измерять успешность новой экономической политики можно будет только самым главным критерием - улучшением жизни лаобайсин, "почтенных ста фамилий", то есть самого китайского народа. Населению предлагается жить в условиях "новой нормальности", согласно которой темпы роста - не самое главное, важнее повышение качества жизни.

Впрочем, как раз рост внутреннего потребления может способствовать поддержанию роста ВВП Китая и даже небольшому ускорению экономики. Как заявил председатель Народного банка Китая (Центробанк) Чжоу Сяочуань, во второй половине 2017 года темпы роста благодаря этому фактору могут немного возрасти и достичь 7% в годовом выражении.

Среди наиболее существенных мер в рамках программы перестройки экономики - сокращение производства в сталелитейной и угольной промышленности, некоторых других традиционных отраслях. Приоритет будет отдаваться высокотехнологичным сферам, индустрии обслуживания, цифровой экономике. Поднять экономическую эффективность предполагается за счет более широкого участия частных капиталов и инициативы в целом, развития государственно-частного партнерства.

Однако нужно учитывать, что сталь и уголь - опорные столпы социалистической экономики, где заняты миллионы рабочих. Помимо этих тружеников, неясной оказывается судьба многочисленных управленцев, чиновников как на местах, так и в центре. По мнению некоторых наблюдателей, Си Цзиньпин будет проводить меры своего экономического штаба с достаточной осторожностью. Съезд должен продемонстрировать единство и стабильность при общей готовности к переменам, и вряд ли в формуле "реформы и стабильность" произойдут какие- то радикальные сдвиги.

Строгое управление партией

Первые пять лет руководства Си Цзиньпина и его команды запомнятся, прежде всего, кампанией по борьбе с коррупцией. Дисциплинарные органы КПК рассмотрели более миллиона дел, а различным наказаниям подверглись более 1,4 млн государственных и партийных деятелей. Кроме "мух" - мелких нарушителей государственной и партийной дисциплины - наказаны 240 "тигров", коррупционеров высокого уровня. Среди первых, еще до начала председательства Си Цзиньпина, был арестован Бо Силай, бывший министр коммерции, губернатор провинции Ляонин, секретарь парткома одного из крупнейших китайских городов - Чунцина. Был приговорен к пожизненному заключению бывший член постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Чжоу Юнкан, ранее занимавший посты министра общественной безопасности и секретаря политико- юридической комиссии ЦК КПК. Он считался покровителем "нефтяного лобби" в китайском истеблишменте.

Буквально перед открытием съезда ЦК КПК огласил "позорный список" из дюжины руководителей разного уровня, исключенных из рядов партии за коррупцию. Во главе перечня фигурирует Сунь Чжэнцай, возглавлявший партком мегаполиса Чунцин. Он обвиняется в "злоупотреблении должностными полномочиями, использовании их не по назначению для оказания влияния на тех или иных лиц в корыстных целях". В списке также бывший глава города Тяньцзинь (Северный Китай) Хуан Синго, экс-председатель Комитета по делам Сянгана (Гонконга), Макао (Аомэнь), Тайваня и проживающих за рубежом соотечественников Сунь Хуайшань, бывшая министр юстиции У Айин, экс-губернатор восточной провинции Фуцзянь Су Шулинь, экс-секретарь парткома северо-западной провинции Ганьсу Ван Саньюнь, бывший председатель Комитета по контролю и управлению страхованием КНР Сян Цзюньбо, экс- заместитель губернатора провинции Цзянсу (Восточный Китай) Ли Юньфэн, бывший генерал Народно-освободительной армии Китая (НОАК) Ван Цзяньпин, экс-политкомиссар ВВС Тянь Сюсы, бывший вице-губернатор северной китайской провинции Хэбэй Ян Чунъюн и экс-глава антикоррупционного комитета министерства финансов Мо Цзяньчэн.

Все они ранее были обвинены в нарушении партийной дисциплины, злоупотреблении служебными полномочиями, несоблюдении норм общепринятой морали. Некоторым из исключенных из партии вменяется в вину нарушение трудового законодательства, "разведение бюрократизма и праздной безынициативности, взяточничество и сводничество", "незаконное присвоение материальных благ в чрезвычайно крупных объемах". Решение об их исключении из КПК было принято заранее, однако перед 19-м съездом оглашено как окончательный вердикт.

Кампания затронула и армию - из генералитета вслед за скончавшимся в 2015 году под следствием бывшим заместителем председателя Центрального военного совета (ЦВС) Сюй Цайхоу был приговорен к пожизненному заключению второй бывший зампред ЦВС - генерал-полковник Го Босюн.

Си Цзиньпин инициировал принятие "Правил из восьми пунктов" и "шести запретов", которые значительно ужесточили нормы устава КПК и, по сути, стали новым регулятором партийной жизни. Эти требования пресекали банкеты и подношения за казенный счет, исключали оплату праздничных дней, пышные церемонии встреч и проводов, ограничивали использование служебных помещений и транспорта. На сегодняшний день эти регламентации вылились в положение о "суровом управлении" партией. Население к упорядочению партийной жизни, судя по отзывам с мест, относится одобрительно.

Однако некоторые аналитики указывают, что антикоррупционные меры ведут к снижению активности на местах, в том числе экономической. Иные местные руководители избегают хозяйственных экспериментов, не идут на контакты с предпринимателями, полагая, что "лучше не рисковать". В своей речи в июле Си Цзиньпин отметил успехи в "самоуправлении" партийных организаций, однако предостерег от "слепого оптимизма". Движение по сокрушению коррупции, сказал лидер, должно пройти еще долгий путь.

Ожидаются изменения в уставе

В сфере идеологии Си Цзиньпин и его соратники предлагают "китайскую мечту" о "великом национальном возрождении". Ключевую речь об этом генеральный секретарь ЦК КПК произнес в Национальном музее спустя две недели после своего избрания. Вероятно, этот тезис прозвучит и на XIX съезде как подкрепление призывов к реализации второй "цели столетий" - превращения Китая в процветающее, мощное, демократическое, продвинутое в культурном отношении и гармоничное современное социалистическое государство к столетию образования КНР (2049 год). О достижении к столетию Компартии Китая (2021) первой "цели столетий" - построения общества "сяокан", что трактуется как средний достаток, сравнительное благополучие - будет заблаговременно объявлено на предстоящем съезде.

В самой партии говорят о готовящемся внесении на съезде поправок и дополнений в устав КПК. Они уже прозвучали на недавнем заседании Политбюро и пленуме ЦК. Судя по опубликованному информационному сообщению, поправки включают "ключевые теории и стратегические идеи", которые будут представлены на съезде, новейшее развитие марксизма, новую концепцию управления (представление о ней можно получить из книги Си Цзиньпина "О государственном управлении").

По неофициальной информации, в ходе поправок предполагается внести имя Си Цзиньпина в основополагающий документ партии. Если эти данные подтвердятся, то он станет третьим политиком, увековеченным в уставе Компартии после Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина. К тому же, он станет вторым человеком после Мао Цзэдуна, имя которого будет внесено в партийную "конституцию" при его жизни.

В действующей редакции устава сказано, что КПК руководствуется в своей деятельности марксизмом-ленинизмом, а также "идеями Мао Цзэдуна, теорией Дэн Сяопина, важными идеями тройного представительства (производительных сил, культуры и широких слоев населения) и научной концепцией развития". По традиции, лидер каждого руководящего поколения должен привнести в этот список что-то свое, концептуальное. шестой пленум ЦК КПК 18-го созыва официально определил статус генерального секретаря Си Цзиньпина как руководящего "ядра" ЦК КПК, и возможно, это положение также будет внесено в устав.

По мнению некоторых местных аналитиков, включение имени Си Цзиньпина в устав КПК, а также положение о "ядре партии" могут послужить политической основой для продления его пребывания у власти после 2022-2023 годов. Однако пока это всего лишь предположения.

Кто стоит на пороге?

И все же главной интригой съезда остается состав высшего звена партии - Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК. Согласно сложившейся в последние десятилетия традиции, в него должны войти два деятеля моложе 57 лет, которые будут готовиться в преемники глав партии/государства и правительства. Кроме них в состав ПК ПБ должны войти еще пять важных фигур. По прежнему раскладу, они распределят между собой посты глав Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП, высший законодательный орган страны), Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая (ВК НПКСК, высший консультативный орган, представляющий Единый патриотический фронт), один политик на должности старшего члена Секретариата ЦК КПК будет курировать сферу идеологии и пропаганды, еще один возглавит партийную спецслужбу - Центральную комиссию КПК по проверке дисциплины, седьмой в качестве вице-премьера будет заниматься экономическими вопросами.

Однако Си Цзиньпин и здесь может проявить свои неординарные подходы к партийной жизни. Осведомленные люди утверждают, что на недавнем совещании в Бэйдайхэ (этот курортный город на берегу Бохайского залива Желтого моря традиционно служит местом летних встреч высшего китайского руководства) прозвучало предложение сократить число членов ПК ПБ с семи до пяти человек. При этом в качестве вероятных членов нового состава якобы были упомянуты нынешний глава Канцелярии ЦК КПК (аналог администрации главы государства) Ли Чжаньшу, секретарь парткома экономического центра страны Шанхая Хань Чжэн и партийный руководитель богатой южной провинции Гуандун Ху Чуньхуа.

Эксперты называют еще несколько имен, среди которых глава Организационного отдела ЦК КПК Чжао Лэцзи, вице-премьер Госсовета Ван Ян, который недавно был награжден российским Орденом Дружбы "за большой вклад в укрепление отношений".

Среди относительно "молодых" и перспективных политиков выделяется 57-летний секретарь парткома Чунцина Чэнь Миньэр. Однако он пока не прошел "обкатку" в Политбюро, что снижает его шансы на попадание в его Постоянный комитет.

Ранее говорилось, что из нынешних членов синклита, кроме Си Цзиньпина и Ли Кэцяна, в высшем партийном звене, несмотря на достижение негласного пенсионного порога, может задержаться и начальник дисциплинарного партийного органа Ван Цишань. Однако слухи о коррупции в его окружении, а также возможной серьезной болезни политика, похоже, снимают вопрос.

Но кто может стать преемником Си Цзиньпина, будущим лидером "шестого поколения" руководителей Китая? Легче сказать, кто не станет - это смещенный накануне съезда с должности главы парткома города центрального подчинения Чунцин Сунь Чжэнцай. Ему еще с 2012 ветераны партии прочили пост следующего председателя или, как минимум, премьера Госсовета КНР. Однако в ходе недавнего пребывания в мегаполисе инспекционной группы из центра к Сунь Чжэнцаю были предъявлены серьезные претензии. После внутрипартийного расследования его дело было передано в судебные органы.

По этой причине вопрос "преемника" остается открытым. На фоне слухов о "третьем сроке" Си Цзиньпина не факт, что ситуация прояснится по итогам XIX съезда.

 

Андрей Кириллов, Роман Баландин