Все новости

Чего ждать итальянцам в случае победы на выборах правоцентристской коалиции

Согласно опросам общественного мнения, правоцентристы являются фаворитами предвыборной гонки

Избирательная кампания перед голосованием в парламент Италии 4 марта вышла на финишную прямую. Согласно последним опросам общественного мнения от 16 февраля (после этой даты их распространение запрещено), фаворитом является правоцентристская коалиция. Ее негласным лидером выступает экс-премьер Сильвио Берлускони, хотя глава партии "Вперед, Италия" не имеет права баллотироваться лично.

Даже при суммарном результате "Вперед, Италия" (по оценкам, 17% голосов) с союзниками из "Лиги" (14%) и "Братья Италии" (5%) правоцентристский альянс, скорее всего, не наберет 40% голосов, необходимых для формирования правительства, которое бы пользовалось поддержкой парламентского большинства.

В таком случае напрашивается сценарий создания широкой коалиции с представителями других политических сил, что пока все они категорически исключают. Мало кто берется сейчас предсказать исход этих выборов, но все наблюдатели сходятся во мнении, что 4 марта не даст ответы на вопросы, а лишь породит новые, и непосредственное голосование станет не конечным этапом, а началом долгого и мучительного политического процесса, итог которого прогнозировать сложно.

Неизвестные правоцентристской коалиции

Главная неизвестная в случае победы правого центра - кто станет премьером. Берлускони лично активно участвовал в предвыборной кампании, в очередной раз доказав, что остается "политическим брендом", привлекающим голоса избирателей. При этом сам он баллотироваться на выборах не может. И дело не в преклонном возрасте (81 год), а в полученном в 2013 году окончательном приговоре по делу о мошенничестве его компании "Медиасет".

По законодательству, за которое, к слову, в 2012 году голосовала и его "Вперед, Италия", осужденные по уголовным делам не имеют права участвовать в госуправлении сроком, превышающим вдвое срок приговора. У Берлускони это ограничение истекает к 2020 году, хотя его адвокаты и пытаются оспорить применение этого закона к экс-премьеру в Европейском суде по правам человека. Европейский судебный орган не спешит выносить вердикт.

Согласно внутрикоалиционной договоренности, премьера будет определять партия, набирающая большинство внутри альянса. И, таким образом, официальными кандидатами выступают секретарь "Лиги" Маттео Сальвини (который надеется на то, что его партия обойдет "Вперед, Италию") и лидер "Братьев Италии" Джорджа Мелони. При этом они ждут от Берлускони имя вероятного премьера, а сами готовы занять ключевые министерские посты (например, Сальвини прочат МВД).

Одним из таких кандидатов в СМИ давно уже называют Антонио Таяни, председателя Европарламента, давнего ближайшего соратника Берлускони. Сам экс-премьер в одном из последних интервью не исключил, что Таяни - один из возможных вариантов. Однако, по его словам, есть у него в запасе и другие имена, которые будут названы перед самым голосованием. При этом Таяни ранее отрицал, что имеет политические амбиции в Италии, однако его частое присутствие на родине, постоянные комментарии по внутренним вопросам и многочисленные интервью итальянским газетам указывают на обратное.

Таяни, по мнению наблюдателей, может быть идеальным претендентом для убеждения партнеров по ЕС в проевропейской линии Италии. Это при том, что входящая в коалицию "Лига" до сих пор относилась к так называемым евроскептикам, а Сальвини неоднократно обещал пересмотреть европейские соглашения (и обязательства Италии по ним). Берлускони с самого начала уравновешивал гораздо более "экстремистскую" позицию лидера "Лиги", и между союзниками в течение этой кампании не раз вскрывались серьезные разногласия.

Это, по мнению наблюдателей, делает уязвимой правоцентристскую коалицию. Даже если ей удастся собрать собственное правительство (и большинство) без поддержки внешних сил, представленных в парламенте, сложно будет сохранять единство. Здесь прекрасно помнят, что "Лига", исторический союзник Берлускони, привела к падению его первого правительства в 1994 году, через 226 дней после выборов.

Берлускони - президент

Давно говорят, что Берлускони, трижды возглавлявший правительство, лелеет мечту стать главой государства. В свое время он предлагал реформировать порядок избрания президента, введя прямое всенародное голосование. Италия - парламентская республика, и президент избирается парламентом (2/3 голосов или абсолютным большинством с пятого по счету голосования в случае, если кандидаты, выдвинутые партиями, не набирают 2/3 голосов). Это и может, по мнению наблюдателей, стать "разменной монетой" Сальвини, который в случае победы на этих выборах и при определенных уступках Берлускони гарантирует ему избрание в 2022 году (в случае сохранения того же состава парламента и того же большинства правоцентристов).

Уже звучат предположения, что недостающие 4-5% для преодоления 40-процентного барьера Берлускони может искать среди "отщепенцев" - тех, кто по тем или иным причинам покинул свои первоначальные партии. И таких оказалось немало среди кандидатов от "Движения "5 звезд". Лидер "Вперед, Италия" давно специализируется на "охоте за головами". В 2007 году переход из правящей коалиции Романо Проди в оппозицию Берлускони одного из сенаторов привел к падению правительства.

По факту потом было открыто даже расследование по делу о подкупе, а сенатор в ходе последовавшего процесса был признан виновным и приговорен к тюрьме. Прямую причастность Берлускони, правда, не доказали. Закон, запрещающий парламентариям менять фракции после избрания и входить в так называемую смешанную группу, несмотря на много разговоров, так и не был принят.

Левоцентристы и ожидаемый провал Демпартии

Одним из тех, кто говорит о президентских амбициях Берлускони, стал Маттео Ренци, секретарь Демократической партии (ДП), находившейся у власти последние пять лет. Сам Ренци, вынужденный подать в отставку с поста премьера после провала референдума об инициированной им конституционной реформе, баллотируется в верхнюю палату - Сенат, который он сам предлагал упразднить.

По поводу перспективы возвращения во дворец Киджи Ренци публично и открыто не говорит. Однако о его оценках такой возможности может свидетельствовать фраза, сказанная неофициально в эпизодической беседе с корреспондентом ТАСС. На напоминание о предыдущих интервью и просьбе выбрать ТАСС как первое российское СМИ в случае нового премьерства секретарь ДП сказал: "Поверьте, интервью ТАСС дать гораздо проще, чем вернуться во дворец Киджи".

Многие обвиняют Ренци в том, что его политика во главе левого центра привела к его расколу. Так, из ДП вышли члены, стоявшие у истоков ее создания. При этом они сформировали собственную партию - "Свободные и равные", кандидатом в премьеры от которой стал нынешний спикер Сената Пьетро Грассо. Опросы отдают этой партии 7-8% голосов.

Это те голоса, которые историческое крыло левых сил, когда-то бывших наследниками Компартии Италии, отнимет у ДП. При этом отношения между бывшими однопартийцами настолько накалились, что они стали непримиримыми врагами, не идущими на коалицию даже на региональных выборах. Рейтинг ДП едва превышает 20%, поэтому, несмотря на объективно улучшившиеся (но недостаточно) экономические показатели по итогам последних 4 лет ее нахождения у власти, скорее всего левоцентристы перейдут в оппозицию.

"Движение "5 звезд"

Заслужившее штамп антисистемного (против всех) "Движение "5 звезд" выступает с серьезной заявкой на победу. У него есть все шансы стать первой партией, однако с рейтингом в 28% "пятизвездным" далеко до преодоления 40-процентного барьера. Самым большим препятствием для создания правительства остается неизменный принцип "Движения" не вступать ни с кем в коалиции и альянсы. Хотя кандидат в премьеры от "пятизвездных" Луиджи Ди Майо (вице-спикер нижней палаты парламента последнего созыва) уже обещал, что в случае убедительного результата они "не оставят страну без правительства".

Не вступать в альянсы - это, пожалуй, единственное из того, что осталось неизменным в политике "Движения". После пяти лет в парламенте и победы в ряде городов, включая Рим и Турин, появившееся 10 лет назад как "революционная сила", обещавшая изменить Италию, погрязшую в коррупции нечестных политиков, оно само приобрело черты традиционных партий и их грехи. Многие из них вскрылись в течение избирательной кампании (скандал о финансовом подлоге ряда депутатов, включая Европарламента). Причем в неблаговидных поступках были уличены те члены "Движения", чьи имена стоят в уже отпечатанных избирательных бюллетенях.

По многим другим темам, в особенности касающимся отношений с ЕС и США, "Движение" заметно смягчило свои позиции. Ди Майо, ставший политическим лидером партии, основанной популярным блогером и комиком Беппе Грилло, не говорит больше не только о выходе из еврозоны, назвав "нынешний момент несвоевременным", но даже о проведении референдума по этому вопросу.

То же самое касается США и участия в НАТО: в свое время наиболее радикальные члены "Движения" предлагали пересмотреть участие Италии и ее обязательств в альянсе. Свою первую поездку в качестве кандидата в премьеры Ди Майо совершил в США (где его принимали на неприлично низком уровне), не звучит больше и обещания отказаться от дорогостоящего контракта о закупке американских истребителей F-35, некогда яростно осуждавшегося "Движением".

Иллюзорные популистские обещания

Всегда предвыборным коньком были обещания снизить или отменить налоги. В этот раз они обрели форму предложения ввести единую ставку подоходного налога в размере 23% (при том, что сейчас в Италии одни из самых высоких налогов - до 50%). К этим финансовым поблажкам Берлускони прибавляются обещания Сальвини и Мелони о бесплатных садах для всех итальянских детей (сейчас эти учреждения платные). Разумеется, правоцентристы обещают повышение зарплат госслужащим, включая учителей и медиков.

"Движение "5 звезд" обещает отменить 400 ранее принятых законов, упразднить бюрократию, решить застарелые проблемы Италии путем более рационального управления, в том числе финансами. Правда, пока "пятизвездная" администрация Рима демонстрирует полную некомпетентность и неспособность к управлению. Существуют большие опасения, что такую же некомпетентность представители "Движения" проявят и в гипотетическом правительстве. Берлускони называет "пятизвездных" "главной угрозой" (хуже чем ненавистные ему коммунисты), а "Движение" называют главным соперником правоцентристов на выборах, особенно в южных частях Италии.

В целом специалисты подсчитали, что предвыборные обещания стоят около €40 млрд, которых, разумеется, нет. И это на фоне и так самого высокого в Европе внешнего долга Италии, сумма которого давно перевалила за €2 трлн. Собственно, внешний долг остается "ахиллесовой пятой" Апеннин, и финансовые рынки вновь, как это было в 2011 году, могут прибегнуть к такому инструменту спекуляции, как спред - переменная, указывающая на разницу стоимости гособлигаций Италии и Германии. Когда разница слишком большая, соответственно, растет процент по обслуживанию суверенного долга, "съедая" любой экономический рост.

Внешняя политика

Внешнеполитические темы в ходе текущей избирательной кампании ушли далеко, даже не на второй план. Ранее оппозиционные партии как правого центра, так и "Движение "5 звезд" обещали отменить антироссийские санкции, которые наносят ущерб итальянской экономике. В той или иной степени все без исключения политические силы высказываются за крепкий диалог с РФ, имеющий для Италии стратегическое значение.

Но смогут ли пришедшие к власти реально проголосовать в Брюсселе против продления санкций или потребовать их отмены - большой вопрос. Эксперт по международной политике авторитетного аналитического издания Limes Дарио Фаббри считает, что у Италии достаточно ограничено пространство для "политических маневров" в ЕС, что продиктовано исторической североатлантической зависимостью. "Скажем, если бы Италия хотела выйти из ЕС, это было бы, не хочу сказать невозможно, но настолько сложно, что сделало бы это почти невозможным. Тоже самое касается НАТО: Италия не может сказать, что завтра мы выходим из альянса и защищаемся сами, для этого у нас нет средств", - сказал он в беседе с корреспондентом ТАСС.

Что касается санкций, то "их отмена означала бы пойти против воли США". "Любое расширение отношений между Италией и Европой и РФ не проходит незамеченным в США. Все европейские страны, начиная с Германии, даже если она сильнее в ЕС, зависят от Америки, - продолжил он. - Италия вне зависимости от исхода выборов останется страной европейского блока, НАТО, зависящей от США, но одновременно заинтересованной в сохранении хороших отношений с РФ".

Роль президента

В случаях политической неопределенности глава итальянского государства, обычно исполняющий репрезентативную функцию, становится гарантом демократии и стабильности. Прежде чем распустить парламент и назначить новые выборы (предположения о чем уже звучали со стороны некоторых партий в случае неопределенного результата), Серджо Маттарелла использует все возможности, прибегнув к политическому компромиссу, характерному для итальянской политической истории.

Одним из таких компромиссов наблюдатели называют сохранение премьерского кресла за нынешним главой кабинета - Паоло Джентилони, который, например, вполне устраивает Берлускони, хотя и представляет оппонентов из ДП. Но такая перспектива явно не устраивает его союзников по коалиции (Сальвини и Мелони) и тем более "Движение "5 звезд".

В президентском окружении говорят, что Маттарелла попытается избежать повторного голосования. Такая ситуация неопределенности уже была - пять лет назад, когда по итогам выборов формально победившая ДП, не обладавшая большинством в верхней палате (Сенате), не сумела сформировать правительство. Тогда на первом этапе кабинет стал результатом компромисса между ДП и Берлускони. Никто не верил в перспективу того созыва, и тем не менее он продержался все положенные пять лет, хоть при этом и сменилось три главы правительства.

Сейчас вариант нового компромисса между ДП и Берлускони (представляющего умеренное крыло правоцентристской коалиции) стороны исключают, но не исключают опытные наблюдатели. Не верят они и в перспективу объявления новых выборов, поскольку новоизбранные (и переизбранные) парламентарии пойдут на любую сделку, лишь бы сохранить хорошую зарплату и высокую пенсию (причитающуюся только в случае, если члены парламента отслужат более половины положенного срока). Исходя из этого прагматичного подхода, можно надеяться, что политический кризис наступит не ранее, чем через три года. А мудрость президента, положенная ему по конституции, позволит найти компромиссное решение для правительства на этот период.

Но вот насколько эффективны будут такой кабинет и парламент, держащиеся на постоянном компромиссе, большой вопрос.

Вера Щербакова