Все новости

Игра мемов. Почему Трамп и другие политики все больше погружаются в интернет-культуру

Президент США Дональд Трамп
© Chip Somodevilla/Getty Images
На смену реальной дипломатии постепенно приходит "дипло-троллинг", а на место войн — "меметическая" борьба

Мемы в мире международных отношений стали таким же способом коммуникации, как, например, дипломатические ноты. С их помощью можно объявить о введении санкций, выразить недовольство действиями иностранного правительства или просто потроллить своих политических оппонентов. ТАСС объясняет, почему "мемефицируются" современные политика и дипломатия.

"Санкции близко"

"Первая мемная война", как ее окрестили в Telegram, разразилась между США и Ираном. Сначала удар нанес президент Дональд Трамп, опубликовав в Twitter постер в стиле "Игры престолов" с надписью "Санкции близко" (отсылка к фразе "Зима близко" из сериала).

Ответ Ирана не заставил себя ждать. Генерал Касем Сулеймани — один из руководителей Корпуса "стражей исламской революции" (КСИР) — выложил в Instagram фото в аналогичной стилистике с подписью: "Я выстою против тебя". Такой фразы в "Игре престолов" нет, но ее месседж понятен: если Трамп — это "белый ходок", то Сулеймани — это такой Джон Сноу, который остановит натиск агрессора.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

ترامپ قمارباز؛ من حریف تو هستم #Sanctions | #iran | # ‌‌ ‌‌ شما برای ما خط و نشان می‌کشید؟ ایران را نمی‌خواهد، نیروهای مسلح ایران را نمی‌خواهد؛ من حریف شما هستم، نیروی قدس حریف شماست. بدانید هیچ شبی نیست که ما بخوابیم و به شما فکر نکنیم. به شما می‌گویم آقای ترامپ قمارباز! بدان در آنجایی که فکر نمی‌کنی، ما در نزدیک شما هستیم. در هر کجا که تصور نمیکنید ما در کنار شما هستیم. ما ملت شهادت هستیم، ما ملت امام حسین(علیه‌السلام) هستیم. بپرس ما حوادث سختی را پشت سر گذاشتیم. بیا! ما منتظریم؛ ما مرد این میدان برای شما هستیم. شما می‌دانید این جنگ یعنی نابودی همه امکانات شما، این جنگ را شما شروع می‌کنید اما پایانش را ما ترسیم می‌کنیم. بنابراین نباید به ملت ایران اهانت بکنید، نباید به رئیس جمهور ما اهانت بکنید، باید بدانید که چه می‌گویید. از پیشینیان خودتان بپرسید. از تجربه‌ی آنها بهره ببرید. یقینا در داخل آمریکا کسانی هستند و موسسات مطالعاتی فراوانی هستند که اینها را مطالعه می‌کنند، به او گوشزد می‌کنند و به او یادآوری می‌کنند. ۹۷/۵/۴

Публикация от Ghasem Soleimany|قاسم سلیمانی (@soleimany_ir)

Госсекретарь США Майкл Помпео поспешил заявить, что ничего смешного в реакции иранца нет. Однако и сам дипломат в прошлом пытался использовать мемы — в частности, сделать вирусным "ребрендинг" Госдепа в "Департамент крутости", за что, разумеется, был высмеян в сети.

Государства по всему миру берут на вооружение этот ключевой элемент интернет-культуры, чтобы влиять на мнения людей и выставлять своих оппонентов в невыгодном свете. Израиль троллит (то есть высмеивает, подстрекает) все тот же Иран мемами из "Вредных девчонок", Россия полемизирует с Лондоном с помощью кадров из "Трех билбордов", Дания и Швеция закидывают друг друга обидными гифками и т.д. Почему примитивные картинки вдруг стали таким мощным инструментом политической коммуникации?

То, что вы увидели, называется "мем"

Термин "мем" (по-английски произносится как "мим", от греч. мимима, "подобие") впервые предложил английский биолог Ричард Докинз в своей книге "Эгоистичный ген" (1976). Так он назвал "единицу передачи культурного наследия", то есть все, что несет в себе некий культурный код. Это может быть некая идея или манера поведения, которая распространяется и имеет свойство к репликации в рамках социума, — например, "мелодии, идеи, модные словечки и выражения, способы варки похлебки или сооружения арок".

В интернет-культуре под мемом подразумевают практически любой медиаобъект (как правило, юмористический или сатирический), приобретающий вирусную популярность. Он может быть визуальным (картинки, гифки, видео) или вербальным — различные лозунги и цитаты (Make America Great Again, "слабоумие и отвага"), исковерканные слова и фразы ("более лучше", cash me outside) и т.д. Мемы зарождаются спонтанно, трансформируются и мутируют по мере того, как набирают популярность, а затем умирают.

Отличительная особенность мема заключается в том, что он несет в себе большее количество информации, чем кажется на первый взгляд. То есть работает на нескольких уровнях восприятия. К примеру, сама по себе красная кепка — это головной убор. Но в США это уже мем, ассоциирующийся с президентством Трампа.

Такие символы не всегда легко расшифровать. Чтобы понять, почему безобидный лягушонок Пепе стал символом американских ультраправых, придется потратить несколько минут на изучение. Но таково еще одно преимущество мемов — они передают сложную информацию в максимально сжатой форме. Это особенно актуально в мире социальных сетей, где все решает скорость обмена данными.

Меметические войны

Интернет-мемы все больше становятся частью политического дискурса по мере того, как соцсети заменяют иные источники информации (по прогнозам, в 2019 году люди в среднем будут проводить больше времени в интернете, чем смотреть ТВ). Если раньше, чтобы мобилизовать сторонников, нужно было устраивать митинг или заказывать дорогостоящую рекламу на телевидении, то теперь достаточно запостить вирусную картинку в Twitter. Хотя в каком-то смысле мемы применялись в политических целях и до появления глобальной сети.

К таким "протомемам" эксперты Российского совета по международным делам (РСМД) относят военные плакаты — они также использовали яркие символы и лозунги, чтобы вызвать эмоциональный отклик у граждан. С нынешними фотожабами их роднит и то, что они выполнялись по одному шаблону. Так, британский транспарант с лордом Китченером (1914) трансформировался в знаменитое американское изображение с Дядей Сэмом (1918), а затем и в советский постер "Ты записался добровольцем?" (1920).

В современном мире орудие информационной борьбы уже не плакаты, а посты в интернете. "Настало время заняться меметическими военными действиями", — пишет американский аналитик Джефф Гисеа в своей заметке для Центра стратегических коммуникаций НАТО (StratCom). "Можно сказать, что троллинг является эквивалентом партизанской войны в социальных медиа, а мемы — его удельными единицами пропаганды <...> Это дешево. Возможности есть. Почему мы не делаем это?" — задается вопросом эксперт.

Ответ, как пишет Foreign Policy, очень прост: НАТО, как и остальные государственные агентства, пока очень плохо ориентируется в интернете и соцсетях, да и по части креатива у них не очень. Многие официальные лица просто не понимают, что вирусные видео не возникают "по мановению волшебной палочки", а для смешного мема невозможно прописать техзадание.

"Дипло-троллинг"

Тем не менее интернет-культура все глубже проникает в ткань современных международных отношений, порождая феномен, который одни эксперты называют "диджитал-дипломатией", другие — "дипло-троллингом". Политолог Дэниел Дрезнер в своей колонке в The Washington Post предполагает, что сама природа социальных сетей провоцирует человека на более резкие высказывания и сарказм. Если раньше произнесенный вслух политический выпад можно было проигнорировать, то теперь, в эпоху Twitter и Facebook, желание ответить противнику каким-нибудь едким мемом возрастает многократно.

Оказывает ли влияние "дипло-троллинг" на реальную дипломатию? С одной стороны, да — существует мнение, что именно издевательские твиты Трампа усадили Ким Чен Ына за стол переговоров. С другой стороны, серьезные международные договоренности и решения все еще принимаются "за закрытыми дверями", и в этом смысле диджитал-дипломатия — лишь продолжение дипломатии традиционной. Впрочем, все это еще может измениться с приходом нового поколения политиков-миллениалов, для которых "холивар в комментах" равносилен ооновским дебатам, а острый мем — мидовской ноте протеста.

Артур Громов